Андрей Шаврей: три выстрела Рижского Русского театра — Чак! Паулс! Мама!

Рижский Русский театр им. М.Чехова, без преувеличения, взял такой стремительный разбег (готовит уже четвертую и пятую премьеры за месяц!), что журналистам и критикам за ним трудно успеть. Так что, не размениваясь на несколько статей, расскажу сразу о двух только что состоявшихся премьерах, напомню об одной предыдущей и предупреждаю — в августе будут еще две!

В репертуаре театра в августе и сентябре уже есть несколько постановок большого масштаба, поставленных художественным руководителем театра Сергеем Голомазовым. Их играют на основной сцене — там и «Это случилось в Виши», и «Канкун», и «Я — Эдмон Дантес. Граф Монте-Кристо».

Но пандемия, разумеется, внесла свои коррективы, и господин Голомазов с руководством театра наконец-то прервали пандемийную паузу постановкой «концертного бунта Вероники Плотниковой» под названием «Вопреки». Премьера состоялась в июле и, не будучи постановкой большого масштаба, а, по сути, являясь концертом, все же стала некоей «разрядкой напряженности» — вопреки обстоятельствам.

Впрочем, сложность есть — в театр пускают по сертификатам вакцинирования. Не у каждого театрала такой есть. И тогда на днях состоялась премьера спектакля «Чак. Рига. Женщина» — во дворике ресторана Kaļķu vārti на Яуниела, как раз там, где жили «кинематографические» Шерлок Холмс и доктор Ватсон. С одной стороны, постановка осуществлена в такой неформальной обстановке (можно заказать чай, кофе или еще что покрепче, присутствует человек тридцать), потому что и сам поэт Александр Чадарайнис (сокращенно — Чак) был певцом Риги двадцатых-тридцатых годов прошлого века, с присущей тому времени «буржуазной» обстановкой с ее богемными кафе и посетителями. С другой стороны — как сказала директор театра Дана Бйорк, именно на такие спектакли на открытом воздухе (если вдруг дождь — поставят зонтики) могут допускаться и те, кто не вакцинирован.

Сразу же отвечу на вопрос, который задавали мне уже многие театралы: «Ну как тебе «Чак»? Отвечаю коротко и без обиняков и выкрутасов: «Ну, не «Бродский/Барышников» Херманиса, но... очень хорошо!»

Извините за сравнение (у нас их, в общем-то, почему-то не любят). Просто на программке спектакля о Чаке написано «спектакль-откровение». И такого откровения, как во время давнишнего спектакля Херманиса, в эти почти полтора часа у меня не было. И дело не в отсутствии Барышникова, а в суггестивной задумке того спектакля, которая присуща многим постановкам вышеупомянутого Алвиса.

И все же!.. Этот «Чак» мне пришелся весьма по душе по многим причинам. Тут можно упомянуть атмосферу, действительно приближенную «к боевым», то есть к событиям столетней давности, когда Рига была маленьким Парижем с его женщинами легкого поведения, кафе, салонами, алкоголем и... любимыми блинами Чака, коими он потчевал своих многочисленных гостей. Прийти в гости к «лучшему поэту Латвии» (звание вполне официальное) было честью.

Разумеется, стоит упомянуть замечательного исполнителя главной роли Виталия Яковлева, который чрезвычайно похож на поэта Чака уже чисто внешне и, возможно, и внутренне. И Вероника Плотникова, которая играет тут трех женщин — уличную девку, потом первую и единственную официальную жену Чака, а затем другую, последнюю (гражданскую) супругу. И вообще. Рига ведь тоже женщина...

И здесь во второй половине спектакля обыгрывается настоящая драма поэта, которому выпало несчастье жить в эпоху перемен, когда независимая Латвия была сперва оккупирована советскими войсками, затем немецкими, затем вновь советскими. И вот за эти неполные десять лет судьба поэта ломалась несколько раз,

он был нужен немецкой власти, которая бы простила то, что он печатался в советских газетах, если бы публично покаялся (хотя вообще-то был коммунистом!). Чак не сделал этого. Выжил чудом.

А затем новый каток времени — советская власть, которая гнобила многих замечательных литераторов в России (вспомним тех же Зощенко и Ахматову), но вот латвийская советская власть, надо сказать, была «впереди поезда» и первым делом наехала на латвийских «формалистов» еще в 1946-м. Чак написал стихи, совершенно не свойственные его натуре, и «певец свободной Риги» умер через пару лет, когда ему было всего-то 49. Жертва времени.

И звучащее в спектакле с самого начала его стихотворение «Сердце на асфальте», посвященное горькой любви двадцатых-тридцатых, в результате стало совершенно автобиографическим. Сейчас эта улица носит имя Чака, на ней явно есть его сердце, где-то на асфальте.

Хороший и временами пронзительный рассказ, созданный автором либретто Еленой Сиговой и режиссером Сергеем Голомазовым в сопровождении музыкального трио. Это стоит посмотреть.

И тут же упомянем, что 5 августа в театре «выстрелила» еще одна премьера — концертная программа Раймонда Паулса. Это серия из восьми выступлений, в котором поющие артисты театра и музыканты во главе с самим Маэстро два часа исполняют фрагменты из спектаклей на музыку Паулса, которые поставлены в последние двадцать лет на этой сцене. Это и русская версия «Сестры Керри», затем «Ночи Кабирии», «Привидение из Кентервиля», «Девушка в кафе» и, разумеется, «Одесса, город колдовской», который сыгран на этой сцене около двухсот раз, а сколько раз он был за рубежом!

Премьера этого концерта стала очередным триумфом неунывающего Маэстро, который не может сидеть на месте без дела — ему надо работать, тогда 85-летний юбиляр чувствует себя в отличной форме. Публика встречала Маэстро и провожала со сцены стоя, устраивая овацию, и уходила заряженной энергетически на все 100%,

что столь необходимо после столь сильной эмоциональной усталости, когда почти полтора года театры работают с перебоями или не работают вообще.

Так что пока есть возможность — ходите в театры, и лучше всего вакцинируйтесь, тогда с попаданием в храмы искусств (и в тот же Рижский Русский театр) не будет лишних проблем. Тем более, что 6 августа руководство театра пригласило прессу в культурное пространство OratoriO (на улице Спорта, 2), организованное режиссером Резией Калниней и ее супругом, музыкальным директором Берлинской Комической оперы Айнаром Рубикисом. И объявило, что здесь в августе будут еще две премьеры.

Дана Бйорк сообщила, что «место встречи» выбрано не случайно — здесь обычно латышская публика, с которой может соединиться русская. И наоборот.

Постановщица спектакля «Мама» (премьера 13 августа) Инара Слуцка рада такой интеграционной идее. Равно как рады исполнительница главной роли Екатерина Фролова, которая в пьесе молодого российского драматурга Аси Волошиной рассказывает историю взросления и преемственности поколений — ее героиня читает 23 года письма своей упокоившейся мамы, и вот пришло время зачитать последнее письмо. Роль в постановке исполняет и Галина Российская.

А  27 августа здесь же будет дана премьера спектакля без слов paraDIZZY, который состоит из музыки, звуков и движения — постановка Инги Красовской, поет известная латышская эстрадная певица Айя Андреева.

Участвуют артисты театра Александр Маликов и тот самый Виталий Яковлев, сказавший сейчас, перед новой премьерой, что вообще-то обычно ему легче выразить свои чувства словами, но теперь он научился это делать и языком тела. А как именно — увидим во время очередного марафона премьер.

Все подробности об активном репертуаре Рижского Русского театра здесь

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить