Андрей Шаврей: «Гамлет» в Латвийской опере — а был ли Призрак?

В Латвийской Национальной опере состоялась премьера написанной в 1935-м оперы Яниса Калниньша «Гамлет» по трагедии Шекспира. У меня лично впечатление неоднозначное. Но сразу же? предупреждая категоричный вопрос: «Быть или не быть?», то есть «Cмотреть или не смотреть?», отвечаю: конечно, быть, конечно, смотреть. Чтобы в результате прийти к своему собственному выводу.

В Оперу всегда приятно зайти, особенно в нынешние времена. Но что касается этого «Гамлета», то я прежде всего шел не ради действа и голосов, а ради музыки. Автор — не столь широко известный нашей публике композитор (конечно же, намного более известен его отец Альфред Калниньш, автор первой национальной оперы «Банюта»), да и его «Гамлет» у нас был в последний раз поставлен только в 1943-м, после чего канул в безвестность. Судя по всему, во многом из-за того, что в 1944-м при возвращении советской оккупации композитор эмигрировал в Канаду. Хотя умер он только в 2000-м, в возрасте 96 лет, умер за рубежом, но похоронен на родине на Первом Лесном кладбище...

Уже при первых звуках увертюры стало ясно, что ничего хорошего нас не ждет. Поймите правильно: я понял, что нас ждет именно трагедия! Как и положено, пафосная и тревожная музыка, которую после прослушивания, кстати, трудно напеть по памяти. Это вам не хиты из опер Верди и Пуччини! При этом — абсолютная музыкальная гармония и театральность (нелишне напомнить, что оперу автор написал после того, как создал музыку для драматической постановки с участием Михаила Чехова в Риге в 1933-м). Не считая, конечно, ударной веселой песенки двух могильщиков.

Да, и еще, конечно, с музыкальной точки зрения впечатляют танцы в начале второго отделения (второе отделение музыкально вообще на разряд выше!), равно как и довольно пространные музыкальные вставки без пения (тут впору балет было писать!) и по-настоящему трагический, достаточно мощный финал во время дуэли Гамлета и Лаэрта.

Но в данном случае я максималист и считаю, что понять гения может только гений. Шекспир — гений, Калниньш — вряд ли, хотя эта его музыка по-любому несколько обогнала свое время, и это большой плюс.

В качестве утешения сообщу лишь, что «Гамлету» в мировой опере вообще как-то не везло. Воистину трагедия! Вы слышали о существовании хотя бы одной оперы «Гамлет» в мировом оперном репертуаре? То-то и оно. Заглянул в вездесущую википедию, а там, однако...

«Гамлет» — опера Франко Фаччо (1865)

«Гамлет» — опера Амбруаза Тома (1868)

«Гамлет» — опера Яниса Калниньша (1935)

«Гамлет» — опера Марио Дзафред (1961)

«Гамлет» — опера А. Д. Мачавариани (1967)

«Гамлет» — опера Шандора Соколаи (1968)

«Гамлет» — опера Паскаля Бентою (1974)

«Гамлет» — опера С. М. Слонимского (1991)

«Гамлет» — опера Бретта Дина (2017).

Но бьюсь об заклад, что даже не многие профессиональные музыкальные критики знали не только о существовании таких опер, но и об именах их авторов. Я лично слышал только замечательного ленинградского автора Слонимского... Быть может, кто-то слышал о «Гамлете» Шостаковича, который написал не только гениальную музыку к легендарной киноверсии Козинцева, но потом был и балет «Гамлет» на его музыку. Но и балет как-то не шибко известен — специалисты только помнят, что в нем танцевал главную роль Марис Лиепа.

Другое дело — «Отелло» Верди! Вот где сошелся гений автора трагедии и автора музыки! Вот где интриги, трагедия и неизбывный лиризм от начала до конца, настолько, что рыдать просто хочется — гениально! Ну, и «Ромео и Джульетта» Прокофьева. Вот где гении встречались, минуя пространства и времена.

О режиссуре Кристины Вусс. Она там вложила много деталей, нюансов, смыслов. Почему там белый медведь, голову которого надевает то король, то другие герои — разгадывайте сами. Время действия неопределенно, но всё происходит явно в Дании, во льдах, среди которых постоянно стоит маяк (что говорится, новаторская и концептуальная сценография Андриса Эглитиса, для него тут вообще полный бенефис с масштабными полотнами). Но главную идею режиссуры постараюсь разгадать.

Вусс — девушка современная. Не знаю, верит ли она во Всевышнего и потусторонние силы. Но для меня главный вопрос здесь — а был ли Призрак? Режиссер явно не стала играть в эти старые «сказки» про Призрака и всякие суггестивные силы. Она, судя по всему, реалистка.

Так что Призрака как такового нет. Есть большой радиоящик VEF Super Lux MD/37 на авансцене, созданный на легендарном нашем заводе в тридцатые годы (сидя на нем, потом выпьет злосчастный бокал вина королева Гертруда). И сама опера начинается вообще-то не с увертюры, а из звучащей из этого радиоящика песни Яниса Калниньша на стихи Карлиса Скалбе Tai klusai stundai dzied в исполнении директора нашей оперы, всемирно известного бас-баритона Эгила Силиньша.

Да, и когда Гамлет приходит к маяку встретиться с Призраком своего беспокойного папы, Призрак не появляется, он звучит в виде арии в исполнении все того же Эгила Силиньша — из того же ящика, изготовленного покойным VEF. Кстати, и музыка и исполнение этой короткой арии — пожалуй, самое яркое впечатление в постановке! Но Вусс немного решила усилить эффект, у нее при этом Гамлет и его подручные вглядываются в зал, как бы выискивая в нем Призрак. Здесь явно акцент на перекличку музыкальных поколений, привет из далекого прошлого. Из тридцатых годов.

Да, и о костюмах, сделанных нашим живым классиком Кристине Пастернакой. Ну, тут вообще полный отпад. На каждом из героев наряды с элементами костюмов из старины глубокой, но при этом многие (особенно во время танцев) канареечного окраса (желтые, зеленые, коричневые). Почти китч, кстати. Почему «почти»? Китч и есть, натурально! Зачем это сделано — опять же не буду гадать, но по-любому эффектно и... смею предположить, что

на этом кукольно-театральном фоне в результате живыми выглядят только как раз Гамлет и Лаэрт. А они же действительно самые живые и искренние в этой трагедии, хотя и погибли в финале.

Тут есть еще и прощальная ария Офелии в превосходном исполнении Инги Шлюбовской-Канцевичи, которая на качелях проплывает на заднике сцены, любопытно. Кстати, своим воздушным и лирическим образом она мне напомнила абсолютно гениальную эстонскую певицу Ану Кааль, которая в прежние годы так часто приезжала к нам из Таллина, пела в «Травиате» и «Лючии ди Ламмермур». Она, по счастью, еще здравствует, она — тоже голос из прошлого.

Да, ну и главная концепция режиссера — это двойники всех главных героев в сером. В финале, например, на дуэли сражаются не только Гамлет и Лаэрт, но и их двойники. В программке они указаны в ролях «совести». То есть нет призраков, есть Совесть! Очень прагматически, безо всякой мистики. Но вот как раз мистики в этой постановке мне и не хватило. Ну как же так без нее, да у Шекспира?

И вообще, невольно вспомнилась фраза сценариста Горина из бессмертного фильма Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово»: «Только тогда, когда артиста Бубенцова из театра повели в тюрьму, он понял, что «Отелло» — действительно трагедия!»

А ведь лично я могу сравнить (все познается в сравнении»). Например, 11 мая 1999 года именно здесь, в Латвийской Национальной опере давали «Гамлета» в постановке великого Эймунтаса Некрошюса. И я до сих пор считаю это своим самым большим театральным впечатлением за всю жизнь.

Там знаете какой эффект был? Когда занавес закрывался, а аплодисментов — не было. Потому что публика от потрясения не в силах была аплодировать. Такого на моей памяти больше не было никогда, вот это действительно такая трагедия!

Ну, можно припомнить весьма хорошую постановку «Гамлета» Питера Штайна, показанную у нас в 2003-м, с Евгением Мироновым в главной роли. А какой там был Владимир Этуш в роли воскресшего шута Йорика, вот где был призрак в натуре! Этуш в образе... Марлен Дитрих шел по ступенькам партера театра «Дайлес», герой Миронова стоял с саксофоном в руках на коленях в слезах, разыгрывая шекспировский сюжет: «Мой любимый с детства артист!»

Да, и о голосах. О Шлюбовской-Канцевиче написал выше. Илона Багеле в роли Гертруды роскошна — и в образе, и по вокальным данным. И если опять же вернуться к музыке, то наиболее проникновенные лирические сцены здесь как раз между Гертрудой и Гамлетом. Между матерью и сыном. Лаэрт в исполнении Михаила Чульпаева вообще прекрасен и вызывает абсолютную солидарность с его чувствами (а голос звучит великолепно, лучше, чем года два назад!). И даже... даже Андрис Лудвигс в роли Гамлета хорош — он слегка полноват (а у Шекспира «Гамлет тучен») и все верхние ноты в своих ариях берет верно, хотя и видно, что дается ему это не без труда.

Ну а что делать, раз уж у нас великий драматический тенор Йонас Кауфман не в штате Латвийской Национальной оперы?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить