Разделы Разделы

Андрей Шаврей: «Если бы не было тебя...» — не было бы нынешней встречи Паулса и Гаранчи

Свершилось! Со второй попытки в Латвийском Национальном театре отмечают 85-летие достояния республики Раймонда Паулса — двумя концертами (они состоятся 23 и 24 июля). С участием всемирно известной латвийской оперной певицы Элины Гаранчи. Вообще-то юбилей был 12 января, но тогда все тихо сидели по домам, заточённые злобным вирусом. А сейчас чудеса, да и только. И, наверное, счастье, что в день предпремьерного показа удалось полдня провести с выдающимися музыкантами.

Сперва была встреча с прессой — причем в весьма примечательном месте, бельэтажном зале театра, с которым столь многое связано. Здесь, например, снимались сцены бессмертного фильма Яниса Стрейча «Театр», к которому писал музыку Маэстро. Да и на самой сцене снимали, той самой, на которую через три часа поднялись оба выдающихся артиста. Паулс живет буквально за углом от театра, в двух минутах ходьбы. А для Элины театр и вовсе родной.

«Тут же работала моя мама Анита, — говорит она. — Постоянно таскала меня на репетиции и спектакли, и бывало, ожидая ее, я засыпала в гардеробе. А потом я же тут впервые и вышла на сцене, в мюзикле «Принц и нищий». А вот Опера была потом... И могу сказать, что театральное искусство для меня гораздо сложнее, чем оперное. Оперу петь — это уже так, привычно!»         

Оба артиста поднялись в зал, Элина была ослепительна, а Раймонд Волдемарович... чуть беспокоен. После того, как запечатлели двух классиков на фото, Маэстро выдал, конечно же, очередную шутку: «Извините. что не кланяюсь вам. Так зашприцевали, что и поклониться не могу...» Нет, все нормально, хотя, используя сленг маэстро, «85 лет — счет угрожающий». Но вот это вечное волнение перед концертами, которые заведомо будут триумфальными — вот это удивительно...

Ровно пять лет назад на этой же сцене отмечали 80-летие Паулса. За пять минут до выхода на сцену я и профессор-пианист Раффи Хараджанян встретили юбиляра за кулисами. И там-то я и увидел это нервное сжимание ладоней классика, пару раз даже спародированное какими-то юмористами. Хотя на самом деле увидеть Маэстро таким взволнованным можно крайне редко — обычно он бодр и весел.

Скажу сразу: у Раймонда Волдемаровича есть один хорошо знакомый знатокам его творчества комплекс — это комплекс нереализовавшегося «классического» пианиста. Хотя и так всем понятно, что ну зря он это так — классических пианистов полно, а вот такой музыкант, как Раймонд Паулс — один.

«У меня же там в первой части камерная программа, — сказал после пресс-конференции Маэстро мне «по секрету». — Сам понимаешь, это не просто песенки... Это ка-а-амэрная музыка! Ох... Ну, начну, а там дальше посмотрим, как пойдет».

Да, волнуется. Хотя все равно подшучивает — например, над красавицей Элиной, которую знает еще с тех времен, когда она к нему под стол пешком ходила (Маэстро и мама Элины были очень дружны, семьями). «Ну вот, приехала мировая звезда, почтила меня, скромного...»

Элина рассказывает о том, как во время нынешних концертов она будет несколько раз менять роскошные наряды, а Паулс вдруг опять иронизирует: «А, ну и правильно! Ведь ради чего мы ходим на концерты? Чтобы посмотреть отличные костюмы, а там сбоку какой-то пианист сидит, что-то играет...» И после паузы как бы обиженно добавляет: «А у меня в концерте только один пиджак!» Все смеются, а Паулс говорит: «Ну все, все... Надо идти».

Нет, еще остается и шутит, что слышал, как недавно в Лондоне оперу ставили про отравление российским ФСБ перебежчика Литвиненко. «Элина, а что ты там не поешь?» Тут и сама Элина, привычная ко всему, не знает, что ответить. «Нет, я серьезно!» — говорит Паулс, делая большие глаза.

Он взволнован и ответственен до сих пор, как великолепный хирург-профессионал, который знает, что непременно сделает гениальную операцию, но все равно — а вдруг?.. Бодрится, рассказывая «на прощанье» байку, как его колола врач вакциной, а он ее отправил в нокаут шуткой: «А можно мне сразу две вакцины, чтобы два раза не ходить? Я же советский человек, не люблю в очередях стоять! И врач стала серой, представляешь?»

Между встречей с прессой и предпремьерным показом — два свободных часа. Раймонд Волдемарович пошел домой по соседству, пообедать. А я сел на велосипед, поездил немного по делам, а потом сел на час в парке. Хорошая пауза, в которой можно оценить, насколько большое счастье, что в этом городе живет Раймонд Паулс и что в этом городе родилась Элина Гаранча, которая постоянно сюда возвращается. 

«Ну спасибо, что вернулась, а то нас, латышей, тут все меньше и меньше», — вспоминается ироничная фраза Маэстро, обращенная к певице. Элина задорно хохочет.

И вновь театр — маленький, уютный, золотой. Актриса Лилита Озолиня в четвертом ряду. Трепетное ожидание. Открывается занавес. Загадочная сценография Айгара Озолиньша с приглушенным светом. На сцену под аплодисменты выходит Маэстро, садится к инструменту и начинает играть. Опять же — чувствуется, что волнуется. На второй минуте из правой кулисы выплывает в роскошном платье Элина, «величава, будто пава». И начинает петь «Я женщина, я тишина»... и еще четыре песни на стихи Визмы Белшевицы, которые пять лет назад вошли в отличный альбом Паулса и Гаранчи «Белые прятки». Все торжественно и по-домашнему (режиссер и продюсер постановки — Ояр Рубенис, давний сосед Паулса). А после этого — премьера пяти песен на стихи Ояра Вациетиса.

Тот редкий случай, когда невольно перемещаешься в иное измерение. В антракте посмотрел на часы — первое действо шло 35 минут. Казалось, что в два раза дольше. И безо всяких комплиментов в сторону Маэстро — классическая камерная программа, которую слушали в прежние века в салонах, во времена Шуберта и Шумана. Пианист, вокалист и затихшая публика.

Антракт, а после него — почти полуторачасовое действо, когда на сцену вышел камерный оркестр Sinfonietta Rīga под управлением Нормунда Шне, и Паулс играл свое произведение «Рига ночью». Кстати, именно во время пандемии, когда Рига была совершенно пуста, Маэстро жил в центре города и был с ним наедине. Отличная творческая лаборатория!

А далее — песня на стихи Яниса Петерса «Если бы не было тебя...», которая и дала название всей программе.

Целая гамма чувств и интонаций в игре пианиста и голосе певицы. И уже, казалось бы, стандартный подход в финале песни к сидящему за роялем Маэстро и — пропеваемая вновь последняя строчка, обращенная к нему: «Если бы не было тебя...» И явно не запланировано, сразу — воздушный поцелуй Элине от Раймонда Волемаровича. Он доволен, он забывает о возрасте и связанных с этим «побочных эффектах», он продолжает!

Элина, покорившая сто раз Париж, поет «Она искала мелодию» и «Парижское счастье» из давнишнего мюзикла Паулса «Дамское счастье» (по роману Эмиля Золя), а затем песню Гунтарса Рачса «Вишневый сад», и вся сцена окрашивается в ярко-красный цвет спелой вишни. И тут вдруг снова вспоминается фраза Элины, произнесенная ею со смехом за четыре часа до этого: «45 — баба ягодка опять!» 

Песня на стихи Аустры Скуини «Легкомысленное сердце», и наступает «Ночь» из спектакля «Мне тридцать лет». После чего Элина удаляется, а Маэстро ударно, волшебно и вдохновенно играет мелодию, написанную им недавно для фильма Homo Novus, посвященного Риге двадцатых-тридцатых годов прошлого века. И этот «коронный номер Маэстро» — игра на низких регистрах фортепиано!

Вновь Элина, которая берет на себя функцию ведущей концерта и говорит, что сейчас попробует исполнить романс Анце из давнего фильма на музыку Паулса «Клавс, сын Мартина». Паулс откликается шутливым монологом, что в фильме этот романс пела выдающаяся актриса, блиставшая на сцене этого театра — Элза Радзиня. «Я приходил к ней с аккордеоном, и мы репетировали, замечательная māksliniece (в латышском это слово имеет широкое определение — и «артистка», и «художница». — Прим. автора) пела, как могла. Но у тебя-то проблем тут нет», — говорит Паулс под смех зала.

О, дальше был «хит всех времен и народов» — «Не подходите ко мне осенью, осенью я буду дома» из репертуара Лаймы Вайкуле. Это какая же конкуренция Лайме! Первое меццо-сопрано мира, с его богатейшими сочными интонациями, да еще и такая красавица, да еще и в таком наряде! В следующем году — на «Рандеву» с Лаймой. Если, конечно, Лайме удастся договориться...

Был еще и вокализ и танец Мерседес из спектакля «Граф Монте-Кристо», тут уже гремел целый кафе-шантан какой-то, и чувствовались явно музыкальные воспоминания Маэстро об «угаре молодости», под хореографию Ольги Житлухиной. А затем было исполнение детской мечты Элины.

«У меня дома была пластинка «Сестра Керри», — говорит она со сцены. — Я всегда мечтала исполнить роль Керри! У меня была куколка, tautumeita (девушка в национальном латышском костюме. — Прим. автора), я ей прическу снесла и использовала куклу как воображаемый микрофон, и пела».

Теперь эту песню про «о, судьба, о судьба, пощади, пожалей» Элина исполняет на сцене. Она покорила все ведущие сцены мира — а тут вдруг исполнение мечты детства на родной сцене. Думается, безо всякой театральности хочется воскликнуть, что это здорово, когда исполняются мечты. 

Был еще и бис. И они явно будут во время грядущих юбилейных спектаклей. Если аплодирующая стоя публика будет не отпускать, Раймонд Волдемарович выйдет на сцену, сядет, публика тоже присядет, конечно, и успокоится, а он... быстро сыграет пять нот, встанет и поклонится под смех зала. Из серии «классики шутят».

Телевизионная запись концерта будет доступна осенью, ее покажут по Латвийскому телевидению. А пока что счастливцы те, кто увидит двух великих латвийцев на сцене, по-прежнему полных сил и творческой энергии.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить