Андрей Шаврей: Два рижских вечера с пианистом Люкой Дебаргом

В Большой Гильдии с двумя сольными концертами выступил Люка Дебарг. Это событие — как минимум, по трем параметрам. Во-первых, он один из ведущих пианистов мира своего поколения (Люке чуть за тридцать). Во-вторых, сейчас, в тяжкую годину пандемии, любой концерт в старомодном режиме «оффлайн», то есть вживую — событие. А в-третьих, так важно, что Люка именно в эту годину к нам все-таки приехал!

Отдельный поклон пианистке, а также устроительнице концерта, главе Фонда Германа Брауна Инне Давыдовой (она уже привозила к нам Люку дважды — в 2016-м и в 2018-м), — за то, что они все же провели эти два концерта. Хотя в зале ограничения, он заполнен всего-навсего наполовину, и тут возникают сложности уже хотя бы финансовые — как оплатить при таком раскладе аренду зала, гонорар артисту? В конце концов, в своем поколении Люка Дебарг уже несколько лет уже явно принадлежит к классу А, за копейки выступать ему уже как-то и неприлично. Но действительно есть такое понятие, как «святая к музыке любовь», и тут вопрос финансов отодвигается на задний план.

Есть такое понятие — «исторические концерты», о котором упомянула, открывая концерт, Инна Давыдова. Обычно это ведущая сцена мира, великий дирижер и гениальный солист, и при этом вдруг все складывается удивительным образом, когда смотришь и понимаешь — ба, да это же история!

Кстати, по большому счету в Риге таких исторических концертов было не так уж много (хотя десяток за четверть века насчитать можно). Первым делом мне на память приходит концерт в сентябре 1995 года в честь открытия Латвийской Национальной оперы после реконструкции, когда из Санкт-Петербурга приехал уроженец Риги, дирижер Марис Янсонс, из Парижа — уроженец Риги, скрипач Гидон Кремер, и

они после всего пары репетиций с Латвийским Национальным симфоническим оркестром исполнили концерт Паганини так, что удивились все — и оркестр, и слушатели, и дирижер с солистом тоже. Какое-то благословение свыше было — и все сложилось.

Инна сказала, что, возможно, спустя время и нынешние два концерта Люка Дебарга в Риге можно будет считать историческими. Хотя, на мой взгляд, ныне любой концерт, да вдруг с участием именитого солиста — уже живая история. Тем более, когда слушатели надевают маски, дезинфицируют руки перед концертом и все-таки идут в зал — извините за пафос, как будто в последний раз. Потому что действительно неизвестно, что будет дальше? И будет ли в ближайшее время следующий значимый концерт?


 
И тем более ценен тот факт, что

когда после концерта я выставил один двухминутный бис Люки в социальную сеть — пошли комментарии действительно со всего света, причем, совершенно от незнакомых людей. Дебарг в Риге — сейчас это событие для всего музыкального мира!

Люка Дебарг выделяется на фоне своих коллег уже тем, что, по музыкальным меркам, заниматься фортепиано стал относительно поздно — в одиннадцать лет. Профессионально стал заниматься им вообще всего десять лет назад, в возрасте 20 лет. Пять лет назад стал чуть ли не самым запоминающимся явлением пятнадцатого Международного конкурса имени Чайковского, хотя и получил только четвертое место (и приз зрительских симпатий). Обладатель внешности «ботаника», умного парня немного «не от мира сего». После чего рассказывали, что на сегодняшний день — это самый яркий пример того самого «неземного» пианиста из произведения Алессандро Баррико «1900-й» — музыкант, который никогда не спускался на сушу, всю жизнь играл на корабле...

Люка возмужал. Наверняка во многом благодаря тому, что уже несколько лет он постоянный солист-резидент камерного оркестра KREMERata Baltica (вместе с нашим Георгием Осокиным) — под ненавязчивым, но явно мудрым руководством Гидона Кремера не вырасти в профессиональном и философском смысле просто грех.

Он уверен в своих движениях, при этом сдержан. Нет никакой игры на публику, внешней аффектации, присущей многим его коллегам, даже именитым. При полном погружении в музыку он, чувствуется, все же следит за тем, как держать зал. В общем, как ни странно, в свои 30 лет он — мастер.

В первом отделении звучали «Итальянский концерт» Иоганна Себастьяна Баха и большая  третья минорная соната Роберта Шумана. А во втором — Третья баркарольная соната Габриэля Форе и Четвертая мажорная соната Александра Скрябина. При этом некоторые сонаты исполнял без перерыва, как единое целое, и это было удивительное, но органичное сочетание. Скрябин — говоря банальным языком, был вообще «улет» и «отрешение от всех мирских проблем» (я даже о пандемии забыл, и маска на пол упала, вот какие «страшные» дела). Лучше мог только Святослав Рихтер — и сейчас еще может Михаил Плетнев.
 
Зал аплодировал так, будто он был заполнен под завязку. Еще чуть-чуть и в этом камерном концерте наблюдалось бы то, что обычно называют овацией. Но... поклоны, цветы — и бисы. И в тишине зазвучал двухминутный Доменико Скарлатти. И было реальное ощущение, что нет трехсот лет, которые разделяют нас, нынешних жителей XXI века, от композитора, жившего несколько веков назад.
 
А вот второй бис — это было вообще нечто невероятное. Достаточно длинное для биса, на пять минут сочинение, в котором были и мощь, и страсть, и душа, и философия.

После концерта все интересовались, «что это было?» В смысле — кто автор? Наверное все-таки великий Скрябин... Знакомьтесь: автор — Люка Дебарг, не только молодой пианист, но и композитор.

Приведу все же мнение нашего известного профессионального музыкального критика Ольги Артуровны Петерсон, которая сейчас работает и переводчиком:

«В рабочих задачах переводчика-интерпретатора и музыканта-интерпретатора много схожего, но один нюанс, пожалуй, важнее остальных, — пишет она. — Мало, если тебе нравится автор, и ты хочешь его перевести или сыграть. Надо, чтобы ты понравился автору, и автор «пожелал», чтобы ты его перевел или сыграл. Чтобы он выбрал тебя и открылся тебе. И тогда ты сможешь открыть его другим».
 
В этот вечер все совпало. И финал его был несколько сюрреалистическим, но уже привычным и душевным. Через 10 минут после концерта в фойе Большой Гильдии вышел Люка, переодевшийся уже в «цивильную» одежду», в маске. Приготовился для автограф-сессии, сев за столик со своими музыкальными компакт-дисками. Первым делом — продезинфицировал руки, жесты при этом были уверенные и прекрасные. Будто во время какого-то вечного исторического концерта!

До новых встреч!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить