4. studija

4. studija

4. studija

Kā pārlaist ziemu ar vismazāko kaitējumu veselībai…

Kāpēc Stradiņa slimnīca neinformē tuviniekus par pacienta nāvi?

Мать нашла сына за день до кремации его останков — о смерти ей не сообщали 47 дней

Из-за человеческого фактора и неполной информации лишь спустя 47 дней мать узнала, что ее сын умер в больнице Страдиня. Хотя, в полицию в связи с пропажей без вести ее сына женщина обратилась уже через 21 день после его смерти, сообщает передача 4.studija Латвийского телевидения.

Сын Ингриды Ритини – Эрвин Станке – попал в больницу Страдиня 20 апреля прошлого года. В больницу 42-летнего мужчину привезла «скорая» – его нашли на улице, с высокой температурой. Пациенту диагностировали пневмонию, он был крайне ослаблен.

«Медсестры сказали, что он в сознании был очень короткое время, у него были документы. Он не был бездомным или человеком, чья личность не была установлена», - рассказала передаче Ингрида Ритиня.

Ингрида, зная, что у сына проблемы в личной жизни, решила – раз не поднимает трубку, значит, решил побыть один, привести мыли в порядок. Мать даже не могла представить, что сын борется в больнице за жизнь.

В больнице Эрвин Станке умер 3 мая. Мать никаких известий не получила, но чувствовала – произошло несчастье, потому что сын не звонит уже слишком долго.

24 мая семья написала заявление в полицию, обратившись за помощью в поисках пропавшего без вести. Полиция проинформировала, что в списках мертвых Эрвина Станке нет.

Женщина поверила полиции. Она ждала, что сын позвонит, но только 19 июня ей пришло извещение о смерти Эрвина – спустя 47 дней.

«Полиция об этом узнала от похоронного бюро, поскольку настал момент, когда нужно было кремировать», - рассказала Игрида.

В Госполиции передаче подтвердили, что заявление от близких Эрвина Станке было получено.

«По телефону связывались с медицинскими учреждениями, информация о мужчине получена не была, поскольку, возможно, мужчина в тот момент находился в одном из частных моргов. 28 марта начато дело о поисках. 29 мая есть выписка из базы данных лиц, что пропавшее без вести лицо считается живым. Но 19 июня 2018 года, из этой же базы данных получены дополнительные сведения, что пропавшее без вести лицо считается мертвым с 3 мая 2018 года», - поясняет полиция.

Юрист больницы Страдиня Ингуна Рушениеце говорит, что закон о правах пациентов не позволяет предоставлять о них никаких сведений без их согласия.

«Поступив в больницу, пациент указывает список лиц, с которыми связываться в процессе лечения. Конечно, закон о правах пациентов предусматривает его право на получение поддержки семьи. Если же у пациента такого желания нет, больница не обязана искать его родственников», - пояснила юрист.

В больнице пояснили, что если состояние пациента ухудшается, тогда начинаются поиски его близких. Занимается этим больничная Служба духовного ухода и социальной работы.

«В этом случае он не изъявил никакого желания, а у врача нет никакой обязанность искать мать и отца взрослого человека, чтобы рассказать, что тот находится в медицинском учреждении. Не было признаков, что это нужно было делать, поскольку он был адекватен, с ним можно было коммуницировать», - пояснила юрист.

Когда человек умирает в больнице, о его смерти близким в кратчайшие сроки сообщает лечащий или дежурный врач. Но в данном случае этого не произошло.

«В этом случае случилось так, что сработал человеческий фактор. Таким образом, что последняя информация от пациента была, что у него нет контакта с близкими и что он живет в приюте. И врач написал для патологического обследования – родственников нет. По словам пациента: у меня никого нет, я живу в приюте», - рассказала юрист.

И после этой записи больница приняла это как факт.

«Я даже не знаю, звонила ли полиция в больницу или нет. Если бы полиция действительно обратилась в больницу, тогда у нас в бюро есть информация обо всех пациентах, она определенно была бы предоставлена полиции», - отметила Рушениеце.

Юрист больницы рассказала передаче, что по данному факту начато дисциплинарное дело.

Мать нашла сына за день до его кремации. Его бы похоронили на Яунциемском кладбище как человека без близких, где он бы покоился с сотнями других, которых, к сожалению, близкие или ищут, или считают живыми и даже не знают, что они уже умерли.

Происшествия
Новости
Новейшее
Интересно