«Такие мы». Беженцы из Украины: Оксана

У Оксаны сын-аутист. 30 часов из родного города в Харьковской области они ехали в переполненном эвакуационном поезде во Львов, разделяя между пассажирами воду, потом добирались из Польши в Латвию, здесь попали в больницу, где сын лег под капельницу. Ее история — в рубрике Латвийского радио 4 «Такие мы».

«Такие мы». Беженцы из Украины: Оксана
00:00 / 06:08
Скачать

Сейчас женщина с маленьким мальчиком живет в квартире, которая выставлена на продажу. Мальчик нуждается в препаратах, но нужно ждать, пока до него дойдет очередь у местного специалиста. Ребенка удалось устроить в детский садик, и теперь женщина может заняться документами. Оксана говорит, что очень благодарна всем, кто ей помог, и просит отнестись с пониманием к тому, что ее сын попал в сад без очереди.

Оксана приехала из Харьковской области. Говорит, что жизнь была как у всех — размеренная, спокойная. Из-за определенных обстоятельств всё ее внимание было сосредоточено на маленьком сыне.

«У меня ребеночек, ему 6 лет, у нас аутический спектр. Он нуждается во мне постоянно, то есть постоянной работы какой-то у меня не было...»

Два дня назад она смогла устроить своего сына Артема в рижский садик, признается, что высвободилось время на оформление необходимых бумаг, но очень переживает, как особенный ребенок сможет адаптироваться в новых условиях и примут ли его другие дети.

«Когда мы стояли уже на вокзале в своем городе, людей было очень много, и я понимала, что на данный момент в этом поезде уже есть люди. Когда поезд остановился, некоторые вагоны не открывались, нам показывали, что они уже заполнены. И вот ночью, когда ты выходишь, и спят дети на полу, буквально на каком-то одеяле, ты проходишь мимо их лиц и стараешься ни на кого не наступить, никого не потревожить... Хочется забыть этот день, и думаю, не только мне».

Поездка заняла около 30 часов, ближе к концу волонтеры уже приносили воду, говорит Оксана, но каждую бутылку делили буквально с расчетом по несколько глотков на человека.

О поезде для эвакуации Оксана узнала за час до посадки, схватили только вещи первой важности.

Приехали во Львов поздно, в волонтерском пункте уже не было мест — так Оксана с сыном чуть не остались без крыши над головой. Выручили знакомые — за полчаса до комендантского часа забрали к себе.

В Латвии Оксану с сыном у себя приняла ее старая знакомая по переписке.

«Мы с ребенком попали в больницу буквально через день после приезда. Видимо, сказался этот тяжелый путь. Но доктор, которая нас приняла, вошла в ситуацию и сказала: не переживайте, все будет хорошо, ребеночка мы полечим. Нас поместили в палату, где был душ,туалет... Это как будто элементарные вещи, но для человека, который прошел через это всё, это было просто мегасчастье какое-то!

А он очень у меня боится докторов, потому что так уж получилось, часто у него брали кровь,и  обследования всякие были. Но сын у меня терпеливый, несмотря на его характер и проблемы, он моя гордость, несмотря ни на что».

Через три дня Оксану с сыном выписали.

«Жилье на данный момент у нас есть. Но оно выставлено на продажу. И если его купят, опять встанет вопрос о жилье. Возможно, я не смогу работать здесь. Я знаю только русский и украинский, у меня среднее образование бухгалтера. Тем более что здесь совершенно всё по-другому».

Когда началось вторжение, Оксана с сыном были в Харькове, оформляли документы на инвалидность до 18-летия. Как говорит, не хватило двух дней, чтобы получить необходимую справку. В Латвии Оксане нужно проходить путь из врачебного кабинета в кабинет заново.

«И не хватило двух недель, мы были записаны в медико-генетический центр, ребенку нужно регулярно его посещать, сдавать анализы, по итогам которых он потом будет принимать препараты. Есть проблемы с питанием, он у меня мало кушает и далеко не всё. Но, к сожалению, получилось так, что я часть нужных препаратов заказала в России, а часть мы не приобрели, потому что этого уже невозможно было сделать. Я рассказала об этом доктору, и она сказала: я помогу, чем смогу. Конечно, запись к докторам — это большие очереди, я беспокоюсь, ведь мой ребенок не получает нужных препаратов. Спасибо, конечно, докторам большое, что они меня все-таки записали!»

Оксана говорит, что не привыкла к европейским ценам на продукты, но главное, чтобы дома были бананы — это то немногое, что сын ест. А еще любит гречку, картошку и борщ.

— Какая вы теперь? — Как будто то, что было, произошло не со мной... И будто бы то, что сейчас происходит, пока не со мной... Сильная я или нет, но мне нужно быть сильной, я у ребенка одна.

Знаете, украинцы — не те люди, которые любят «халяву»... Украинцы не любят просить, они охотно зарабатывали бы и платили за себя сами, но сейчас — вот такая ситуация. Я слышала, что в Латвии детки ждут своей очереди в детский сад чуть ли не с тех пор еще, как находятся в животе у мамы, то есть два, три года. А мой ребеночек пошел сегодня вот уже второй день в детсад.

Наверное, какой-то латвийское маме обидно, и я ее понимаю! Но попробуйте понять и нас: даже для того, чтобы просто передвигаться и решать эти оргвопросы, мне нужна эта свобода... Меня спросили: ты видела Латвию? Да как вам сказать — я ее видела в окно общественного транспорта, между истериками и кручением своего ребенка, в промежутках между какими-то социальными службами... Я очень боюсь обидеть латышей, но это важный вопрос, постарайтесь понять.   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить