Разделы Разделы

Святотатец Ларс Вилкс в прямых цитатах

Шведский карикатурист латышского происхождения Ларс Вилкс, по всей видимости, являлся главной целью субботнего теракта в столице Копенгагена.

В том, что именно Вилкса пытался убить террорист, практически нет сомнений. Этой версии придерживается и полиция, и сам 68-летний сын шведки и латыша. Заведомая провокация уже 30 лет назад стала одним из принципов его работы, но широкую известность за пределами Швеции он получил в 2007 году, после публикации карикатуры на пророка Мухаммеда. На ней центральная фигура ислама изображена грубыми штрихами и с собачьим телом. Это было двойное попрание канона: ислам, в частности, запрещает рисовать Мухаммеда, а собака считается нечистым животным. Карикатура вызвала демонстрации протеста по всему миру, а «Аль-Кайда» назначила награду за жизнь Вилкса: 100 тысяч долларов плюс бонус в 50 тысяч, если удастся убить его, перерезав горло. Властям удалось предотвратить как минимум три покушения на его жизнь (попытка поджога дома почти удалась) — и с 2010 года пор Вилкс находится под практически постоянной полицейской охраной.

Символического значения нападению в Копенгагене добавляет то обстоятельство, что дискуссия с участием Вилкса была приурочена к «юбилею» фатвы (смертного приговора) против иранского писателя Салмана Рушди. Полиция считает его главной целью нападения, сообщает France24. Сам Вилкс заявил: «Какой еще может быть мотив? Возможно, что он (террорист — Rus.lsm.lv) вдохновлялся примером Charlie Hedbo».

«Я пытаюсь сохранять спокойствие. Да и люди, преследующие меня, вероятно, плохо экипированы — это любители, — сказал он в интервью France Press в 2010 году. — Я вовсе не фанатичный расист, у меня нет политической позиции. Я художник, нащупывающий границы. Я думаю, если уж мы хотим говорить о свободе слова, исламе и мусульманах,

чрезвычайно важно иметь возможность сделать нечто достаточно провокационное и чрезмерное, чтобы начать дискуссию».

«Не думаю, что оскорбление религии может стать проблемой.

Должна быть возможность демократическим путем оскорблять все религии,

— заявил он в другом интервью, CNN, в 2007-м, сразу после публикации карикатуры (на одном из его рисунков изображен Христос-педофил). — Если вы оскорбляете одну (религию — Rus.lsm.lv), то должны оскорбить и остальные. Это способ выражения. Если тебе не нравится (рисунок — Rus.lsm.lv), не смотри. А уж если ты смотришь, не воспринимай его слишком уж всерьез. Никому же не причинено вреда, в самом деле. (..)

По большому счету, никто не любит правды, но кто-то должен ее сказать».

В 2012-м, в интервью Радио Свобода, Вилкс признал, что из-за мер безопасности вынужден «жить под домашним арестом» и согласился, что в спорах, вспыхнувших после публикации карикатуры, отчасти проигравшими свобода слова, а исламисты в известной степени вышли в победители.

«Все вылилось в то, что появилась масса запретов на использование и производство образов, связанных с исламскими религиозными символами. Можно просто сказать, что пророка теперь невозможно изображать и копировать, а каждый раз, когда нечто подобное происходит и когда это попадает на глаза публике, возникают проблемы. И мы наблюдаем сейчас, как в мире в отношении этой темы появилась самоцензура, — заявил Вилкс. —

Появился страх, разворачивается история, схожая с временами Маккарти, политическая корректность является абсолютным требованием,

условием, и эту политическую корректность нельзя подвергать сомнению, она не хочет слышать никакой критики. (..) А ведь свобода слова существует как инструмент, позволяющий поддерживать голос одного человека».

«Меня ислам вообще особо не интересует. Та карикатура, которую я нарисовал в 2007 году — я не думал, что она произведет такой шум, потому что большинство остальных произведений на эту тему проходили незамеченными, — признался Вилкс. — Нечто подобное может произойти только когда к этому привлекают внимание и только когда это провоцирует реакцию. Я довольно мало рисовал с 2007 года, я был втянут во все это. И вся эта история стала своего рода творческим проектом. Я втянулся в этот проект, но лишь в том смысле, что все это было спровоцировано остальным миром, а не в смысле того, что у меня есть жгучий интерес к исламу. Меня включили в дискуссию о свободе слова, и так я в этом во всем оказался. Но

я не служащий на ставке, смысл существования которого – нападать на религии».

Отвечая на вопрос о том, как он зарабатывает на жизнь, теперь, когда галереи очень неохотно выставляют его работы, Вилкс рассказал:  

«Я сделал несколько вариаций моей первой карикатуры. Мне часто жаловались, что моя карикатура плохо сделана, хоть я так и не считаю. Но для того, чтобы удовлетворить различные технические и художественные претензии, я сделал несколько разных вариантов и несколько картин маслом. Я поместил собаку в различные национальные и всемирно известные исторические картины. Я продаю их напрямую через интернет, и интерес, как я выяснил, не маленький. Я делаю это не только ради заработка. Причина еще и в том, что их невозможно выставить в галерее, даже если это вполне безобидные работы. Элемент собаки сжался и эволюционировал в различных контекстах. Так что выставка могла бы получиться смешной, но выставлять негде. Рисунок пророка даже на аукционе в интернете невозможно продать – его и оттуда сняли».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить