Специальные проекты

Lielais restarts. Multimediju mazākumtautību platformas atklāšanas maratons

Специальные проекты

Большой олимпийский рестарт

Большой рестарт Натальи Михайловой

«Большой рестарт» Натальи Михайловой: из журналистов — в сиделки

Двадцать пять лет в журналистике, а дальше — в пансионат, работать сиделкой. Такой рестарт жизни произошёл у Натальи Михайловой. Недавно она закончила колледж и теперь работает руководителем центра социального ухода семейного типа. Но путь к этому был непростым. Рассказ — о нашей бывшей коллеге.

Радиожурналистика перестала радовать

Наталья Михайлова — бывший главный редактор радио Baltkom, теперь — заведующая центра социального ухода семейного типа Gobas Apartamenti.

«Вначале уволилась, потом пошла работать, потом пошла учиться. В таком порядке.

Работа в новостном отделе, контроль за всеми службами, которые работали, встречи, планирование, приём гостей... 24-7 не выключенный телефон: ты знаешь, что можешь быть поднят в любое время суток, тебе могут позвонить, написать и вырвать на эфир.

Как можно не вспоминать свои 25 лет в журналистике. Плюс Facebook не даёт забыть фотографиями и роликами, коллеги, с которыми я продолжаю поддерживать отношения».

По словам Натальи, в прежней сфере занятости накапливалось раздражение от всего, усталость — давал себя знать общий информационный фон, были и другие причины.

«Всё это, решение было принято не в один день. Со всех сторон были какие-то знаки о том, что пора сворачиваться и искать себя где-то в другом месте. Те же интервью, что я проводила ежедневно. В принципе, они тоже добавляли капли в ту самую бочку моего решения.

Плюс, скажем так, общее разочарование. Мне просто перестало нравиться то, что я делаю, и всё. По большому счёту, если в двух словах.

Я пошла в социальную сферу — то есть в тот социум, которым я всю жизнь занималась, только с другой стороны. У меня был достаточно глянцевый социум, а я пошла туда, где он начинается.

Без образования там можно работать только на позицию aprūpētājs. По-русски это непереводимо одним словом. Человек, который ухаживает за другими людьми, или нянечка, или сиделка.

Очень часто я работала одна, не только я, а все мои коллеги, которые работали — то есть один aprūpētājs на 30-35 человек.

Были очень тяжёлые по весу люди, которых надо было правильно повернуть, но ты не знал, как. Но я видео смотрела. Перед тем, как идти работать нянечкой, я смотрела видео, как меняют памперсы, как сажают людей. На муже тренировалась. Зарплаты были... сейчас скажу, что-то около 400 евро на руки.

Устроилась на вторую работу, в другой пансионат, потом ещё в третий. И одновременно получилось так, что у меня началась учёба.

С одной работы уезжала на другую работу, потом шла на учёбу, потом ехала опять на работу. И вот так примерно 3-4 дня в неделю меня дома не было полностью, сутками. И я устала, конечно. С одной работы я ушла, остались две. Что я хочу сказать этим? Не то, что я такой герой, а то, что на этой работе, к сожалению, это довольно частое явление.

И вот, пожалуйста, ты уже засыпаешь за рулём. В принципе, ты не видишь семью. Ну со всеми вытекающими».

«Удаленка — это жесть»

У Натальи неоднократно была мысль уйти и из этой профессии. Дополнительное психологическое давление создала и пандемия коронавируса:

«Но как-то мы дотянули до победного конца, несмотря на все ковиды и удалёнку. Удалёнка – это, конечно, жесть.

Больше года отработав в Межциемсе, я перешла в другое место, закончила учёбу я в этом году. Так что сейчас у меня есть диплом социального реабилитолога и должность заведующей пансионатом. В октябре прошлого года открылся пансионат семейного типа Gobas Apartamenti.

Могу и гигиеной заняться, у меня совершенно нет в этом смысле никаких предрассудков. С удовольствием покажу, как правильно поменять памперс, помыть попу, и так далее. Я вообще с большим удовольствием вспоминаю год работы в Межциемсе».

Наталья считает злой иронией судьбы то, что именно в этой поддерживающей профессии, где нужна забота и доброжелательность, занято очень много людей, которым к клиентам нельзя приближаться, по большому счёту.

«Ну вот я бы не подпустила. Ну что я могу изменить одна в этой огромной сфере. Мне хочется туда просто какой-то свой винтик закрутить. Всё же начинается с какого-то первого шага. Кто-то один сделал, кто-то второй сделал.

Муж у меня единомышленник, сказал: ладно, делай, что хочешь. Мама вообще не поняла меня. Сказала — нашла куда пойти! Остальные плюс-минус. Сын понял, сын сказал: круто, мне тоже нравится. Я говорю, давай. Наверное, надо отделить, скажем так, восторги в фейсбуке по поводу смены моей жизни. И я это очень хорошо понимаю. Меня вообще очень раздражает, когда люди начинают писать, как они мною восхищаются, и так далее.

Если можно, больше не пишите, что вы мной восхищаетесь! Меня уже просто бесит. Я не могу отключить комментарии, к сожалению».

Наталья убеждена: у человека должен срабатывать инстинкт самосохранения. Если он чувствует, что он не может больше делать что-то — то, значит, не надо этим больше заниматься, мучиться самому и мучить других.

«Если у вас нет сил, и уверенности, и цели, что вы это будете делать, и вам это надо — то лучше не рестартуйте ничего! Это тяжело. У меня нет чувства, что я порхаю. Есть чувство, что я бегу. Опять бегу, только уже на другую дистанцию, по другой дорожке».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить