Разделы Разделы

«Путин пользуется тем, что в Европе превалирует закон», — политические беженцы

Страны Евросоюза должны пересмотреть юридические отношения, установленные с Российской Федерацией в пользу полной правовой изоляции последней на международном уровне. Это необходимо для того, чтобы нынешнее руководство РФ перестало использовать законопослушность западных стран в своих корыстных целях, заявили в программе Латвийского Радио 4 «Открытый вопрос» российские политические беженцы Ольга Литвиненко и Андрей Корчагин.

Ольга Литвиненко покинула Россию в 2011 году. Она — она дочь Владимира Литвиненко, российского политика, ректора Санкт-Петербургского горного университета. Именно в этом институте нынешний президент РФ Владимир Путин защитил кандидатскую степень по экономике в конце 1990-х годов. Ольга называет Литвиненко-старшего «человеком Путина», обвиняет его в коррупции и в похищении собственной внучки. По словам Литвиненко, теперь отец оказывает на нее политическое давление, в том числе с помощью существующих дипломатических отношений между РФ и странами ЕС.

«Отец хотел меня втянуть в бюджетные махинации»

«Мой отец не только известен в Петербурге. Он еще и очень известная персона во всей Российской Федерации. [...] Он является совладельцем стратегически важного предприятия для России — «ФосАгро», активы которого были отобраны у [Михаила] Ходорковского после того, как его посадили. Сверхприбыльный актив «Апатиты», который сейчас принадлежит «ФосАгро», был продан за мизерную цену его хозяевами-акционерами, потому что человек от Путина сказал: или разрушится градообразующее предприятие и люди потеряют рабочие места, или вы продаете и предприятие сохраняется. Естественно, акционеры пошли на то, чтобы сохранить предприятие. Человек от Путина — Литвиненко Владимир Степанович. Сейчас у него 20% акций этого стратегически очень важного в России предприятия», — говорит Литвиненко.

Представление о российской политике Ольга получила за время своей работы депутатом в Законодательном собрании Санкт-Петербурга. Тогда, чуть более десяти лет назад, отец уговорил ее вступить в партию «Справедливая Россия». 

«В 2007 году я стала депутатом ЗакСобрания. Мой отец, который политически всегда принадлежал к федеральному центру, как он это всегда называл (то есть, это человек Путина), — он хотел, чтобы я, когда я избралась депутатом, голосовала абсолютно под указку правящей партии, чтобы я голосовала так, как скажет на тот момент губернатор [Валентина] Матвиенко; чтобы я поднимала руку тогда, когда поднимают все, не имела никакого собственного мнения, когда нужно — нажимала кнопку «за», когда нужно — «против». Никакой собственной инициативы в плане того, что нужно помогать людям, нужно что-то сделать по социальной линии, и так далее — то, собственно, для чего я шла. Мне было сказано: об этом обо всем забудь, сейчас ты просто административный работник, делай то, что скажут, иначе будут проблемы. [...]

Я думала, что я иду что-то сделать для людей. А мне было сказано — забудь о людях, ты сейчас политик. Это так в России трактуется»,

— отмечает Литвиненко. 

По признанию Ольги, вскоре после начала работы депутатом отец пытался втянуть ее в коррупционные схемы.

«Отец хотел меня втянуть в бюджетные махинации, хотел, чтобы я в Бюджетном комитете получила, скажем так, определенный финансовый ресурс, отправляла их на горный институт с целью дальнейшего их отмыва, также он предлагал ряд фондов, на которые [я] должна была переводить финансы, получив над ними контроль, и так далее.

Хотя у меня есть подтверждение и бумага от ныне покойного экс-председателя Заксобрания Тюльпанова, где сказано, что я к бюджету не имела никакого отношения [...] Он специально это хотел сделать, потому что понятно — одно дело, приходил бы какой-то послушный депутат, а другое — приходит депутат с фамилией Литвиненко, и тут, понятно, что в Петербурге открываются двери абсолютно всех госучреждений, абсолютно всех комитетов, и все только и ждут, что сделать и чем помочь. Но я сразу сказала, что ничего подписывать не буду и участвовать в этом не собираюсь», — утверждает экс-член «Справедливой России».

«Он не прошел испытания властью»

Конфликт с отцом у Литвиненко возник уже после первого полугода работы в ЗакСобрании.

«Когда я шла туда, председателем партии [был Сергей] Миронов (экс-председатель Совета федерации, экс-третье лицо государства). Мой отец знал его очень давно, когда он еще был депутатом в Санкт-Петербурге, я тоже знала его и всю его семью с детства. Мне было сказано, что ты обязательно иди, у тебя будет возможность делать социальные вещи, помогать молодежи. Хотя потом, когда я уже узнала, ту молодежь, которую я собирала, потом использовали с ведома моего отца на фабрику троллей Пригожина, но это уже отдельный разговор. Потом мне было сказано: обо всем забудь и делай так, как тебе говорят. Меня это не устроило. [...] Когда я уже приняла дела, поняла, что происходит вокруг. У меня был конфликт с Мироновым, в том числе. Я говорю: почему это я должна голосовать так, как мне говорит «Единая Россия»? [...]

Мой отец, с того момента, как стал руководить первым штабом президента в 2000 году в родном городе Путина, в Петербурге, — он, конечно же, слегка потерял связь с реальностью. Потому что уровень жизни у него резко улучшился.

На моих глазах местные представители бизнес-элиты, олигархи приходили и ему, как теневому кассиру, приносили финансы, наличные. Это было при мне — являясь ассистентом моего отца на тот момент, я это все прекрасно видела. Он, как говорится, не прошел испытания властью», — считает Литвиненко.

Уехать из России экс-депутат решила после рождения второго ребенка в 2011 году. Именно тогда, по словам Литвиненко, отец фактически похитил ее дочь.

«В 2009 году я родила дочь. После этого прошел год. У меня отец — стратег, скажем так: если что-то задумал, может очень долго делать вид, что ничего не происходит. И он делал вид, что меня поддерживает, помогает. Я взяла отпуск по уходу за ребенком. И потом, в 2010 году, когда я поехала в больницу рожать второго ребенка, я оставила дочь с дедушкой и бабушкой — это нормально, потому что в больницу с ребенком меня бы никто не пустил. Зачем нанимать няню, если есть дедушка и бабушка? [Так] всегда спокойнее. [...] Отец, понимая, что пройдет время и я снова вернусь в политику, решил, в залог своей уверенности, что я уже не буду выскочкой такой, просто забрать (а фактически — похитить) мою дочь. Вернувшись из больницы, мне ее просто не отдали. Меня не впустили. Сначала мне ее показали (причем, меня уже называли «тетей Олей» в моем присутствии), так происходило несколько раз. А после этого мне было сказано, чтобы я вообще сюда не приезжала.

У меня есть аудиозаписи, где отец пытался меня душить, потом меня избила охрана (у меня тоже есть все документы), никто уголовное дело, естественно, не возбудил»,

— говорит экс-политик.

Вскоре после этого к помощникам Литвиненко (тогда еще имевшей статус депутата) заявились с обысками.

«[...] После первого обыска я поняла, что все: маховик закрутился. Уже обратной дороги нет.

Я поняла, что ко мне могут ворваться в любой момент и забрать второго ребенка. Потому что у моего отца такая домостроевская, русская идеология: внуков должен воспитывать он. Типа, как глава семьи, что ли, не знаю. Звучит глупо, но, тем не менее, он так думает. Я просто приняла решение: в ту же ночь, когда я узнала про обыск, я собрала два чемодана и покинула Россию через Финляндию. Больше меня не было в России, сын там тоже не появлялся»,

— говорит бывшая депутат.

«Я, как гражданка Европы, являюсь заложницей того, что Россия творит.

Вскоре после бегства из России Литвиненко, ее сын и муж получили убежище в Польше, а после и польское гражданство. Несмотря на это, утверждает Литвиненко, политическое давление на семью продолжилось. Польша не смогла ему противостоять, следуя букве закона.

«Мы все становимся гражданами Европы. И теперь — парадоксальная вещь: параллельно в России против нас, как граждан Европы, делается заказное сфабрикованное [гражданское] дело в коррумпированном Василеостровском суде. [...] Нас практически даже не уведомили об этом. [...]

Как это происходит: покупается судебное решение в России, проходит все инстанции. Формально соблюдаются все пункты, которые позволяют договоры о международно-правовой помощи признать это судебное решение на территории своей страны.

И не важно, идет дело о резидентах, постоянных резидентах, гражданах Европы или гражданах России. [...] Договор [с Польшей] о международной правовой помощи по гражданским и уголовным делам принят в 1996 году. На основании этого договора адвокат приходит в суд и требует признать это решение на территории Польши. То есть, принять его к исполнению. Судья не смотрит на суть вопроса — спор ли это об алиментах или спор ли это о выдаче ребенка обратно на территорию России. Там ребенок — просто как недвижимость, предмет какой-то.

Я принесла в суд восемь коробок документов, показывающих, что дело политическое, это политическое преследование. На что мне говорят: извините, согласно договору от 1996 года, у нас есть три пункта; согласно документам, эти три пункта формально соблюдены; так что извините — считайте, что это дело вы прогиграли»,

— вспоминает экс-депутат.

Литвиненко уверена, что такие ситуации недопустимы и считает, что подобные договоры с Россией должны быть аннулированы — ведь сегодня ее страна радикально изменилась в худшую сторону. 

«Я, как гражданка Европы, являюсь заложницей того, что Россия творит. Мой маленький сынок, как гражданин Европы, он является заложником вот этих вот договоров о международной правовой помощи. [...] Подобные договоры заключались в 1990-е годы, иногда даже в 1980-е. Каждая страна Европы заключила этот договор — взаимное признание судебных решений и взаимной помощи. Россия может административными методами принять любое решение против гражданина Европы, и согласно подобным договорам, решение обязано быть принято.

Путин пользуется тем, что в Европе превалирует закон, и делает все на основании эти ранее подписанных решений. [...]

Обращу внимание: эти годы — 1990-е — это была совершенно другая Россия; это не была чекистская Россия; это не был путинский режим; это не был человеконенавистнический режим, чекистский режим, как в советские времена. Россия на тот момент была молодой и демократической страной, [...] процесс преобразования в демократию шел. Поэтому на тот момент эти соглашения, вполне возможно, и являлись актуальными. На данный момент вся Европа, все мы признаем, что Россия — она недемократичная. Но при этом, если в суде есть дело против гражданина Европы, никакая политика здесь уже не действует. Здесь действует только буква закона. И вот чтобы эта буква закона не позволила в каких-то случаях выдать, в каких-то случаях разрушить семьи — не нужно быть пособниками путинского режима. Нужно исключить Россию из подобного рода соглашений», — настаивает Литвиненко.

С позицией экс-депутата питерского ЗакСобрания полностью согласен и второй собеседник радиостанции Андрей Корчагин, бывший депутат Петербургского Парламента, бывший член Правительства Петербурга, ныне — политический беженец. Россию он покинул еще в 2009 году.

«Россия должна быть исключена из международных правовых договоров»

«[Меня] вынудило меня покинуть Россию совершенно незаконно сфабрикованное против меня заказное уголовное дело, которым занимался небезызвестный в Петербурге и в северо-западе генерал Быков Виталий. Который, к счастью, сейчас сам отбывает срок наказания в тюрьме. Моя же карьера в России на этом закончилась, я вынужден был покинуть ее пределы, спасаясь от этого преследования и опасаясь угрозы для моей жизни и здоровья. Сейчас проживаю в западных странах и продолжаю заниматься уже политической деятельностью», — рассказывает Корчагин.

По его мнению, США и страны ЕС должны разорвать всякие соглашения с Россией прямо сейчас.

«Безусловно, я поддерживаю такое направление, и считаю, что оно необходимо именно сейчас, когда европейские страны и Соединенные Штаты вводят сакнционный режим и санкции против конкретных людей из окружения Путина. Потому что использование международных правовых договоров в качестве инструмента для преследования политических оппонентов — это совершенно неприемлемо в сегодняшних условиях. Так же, как неприемлемо использование Россией такого международного инструмента, как «Интерпол». Когда с помощью этой международной полицейской организации разыскиваются неугодные путинскому режиму люди в зарубежных странах и начинаются процессы экстрадиции.

Россия должна быть исключена из международных правовых договоров, или, в крайнем случае, они должны быть пересмотрены с учетом той политической ситуации, которая на сегодняшний день сложилась в России — когда это не правовое, а диктаторское государство.

Россия также должна быть исключена из международной организации «Интерпол». И небезызвестный Уильям Браудер уже начал эту работу, насколько мне известно. Также, после заявлений, в которых Россия уже предупреждает весь цивилизованный мир, что она не будет исполнять решения Европейского суда по правам человека, тем более, нахождение России в Международной полицейской организации — совершенно неприемлемо. Я думаю, что европейские лидеры и лидеры США в скором времени это поймут, и Россия окажется изолированной от участия в этих международных правовых институтах. Потому что ей там не место, потому что это диктатура, это страна, в которой люди подвергаются пыткам и убийствам. [...] Россия остается страной, изолированной от цивилизованного мира, изолированной от правовых институтов, которые действуют в цивилизованном мире. Потому что в цивилизованном мире другие принципы, другие ценности, другие человеческие понятия», — убежден экс-политик.

«Именно таким образом можно разрушить этот диктаторский режим»

Корчагин также уверен, что изменить Россию к лучшему действиями из-за рубежа — вполне возможно. 

«Именно извне сейчас нужно менять ситуацию в нашей родной стране. Именно вот этими санкциями, которые сегодня начали активно продвигаться в западных странах; именно замораживанием активов этих воров, не побоюсь этого слова, которые сегодня окружают Путина. 

Этих чиновников-воров, которые сидят во всех администрациях любого уровня, начиная от спикера Совета федерации и заканчивая клерком какого-нибудь отдела по управлению городским имуществом. Надо замораживать их активы, которые они выводят в западные страны, пытаясь обеспечить себе здесь достойную, хорошую жизнь радостную, обучение своих детей и все дальнейшие преференции. Именно таким образом, извне, надо препятствовать тому, что сегодня творится в России. Именно таким образом можно разрушить этот диктаторский режим», — подчеркивает Корчагин.

«Начато составление списков всех пособников путинского режима»

Опальный россиянин приводит пример конкретных действий, которые, он уверен, помогут в уничтожении существующего режима.

«Есть еще одна идея, над которой уже начата работа. Это составление списков всех пособников путинского режима. Начиная от оперов, следователей самого низкого уровня и заканчивая милицейскими ФСБ-шными генералами, которые являются непосредственными исполнителями вот этих преследований — из всех вот этихх вот исполнителей составляются сегодня списки. [...] Собирается информация. Берется пример конкретного человека, который оказался в тюрьме, и собирается информация о тех следователях, которые составляли эти ложные обвинительные заключения, о тех судьях, которые принимали неправомерные решения, о тюремщиках. [...] Это будет опубликовано, это серьезная, большая работа. Когда появятся эти списки, они будут очень нужны в будущем. Когда, все-таки, путинский режим падет, и когда будет в России принят закон о люстрации (что, к сожалению, не было принято в ельцинские времена), тогда эти люди, во-первых, не смогут уже никогда участвовать в органах государственной власти. Потому что

если бы был принят своевременно закон о люстрации, никакой Путин никогда бы к власти не пришел — он бы просто заместителем мэра не смог стать; а где-нибудь подметал бы дворики около реки Фонтанки, это было бы самое достойное для него место.

Сегодня мы начинаем делать эту работу. Эти списки мы будем распространять в парламентах, во всех цивилизованных странах, чтобы люди хотя бы знали, кто к ним в страну приезжает. Может быть, добьемся того, чтобы им просто не давали визы», — надеется политик.

Корчагин также рассчитывает, что подобные меры заставят «прозреть» россиян, голосующих сегодня за Путина.

«Это нужно делать вместе с санкциями, одновременно.

Это заставит Россию не то что одуматься, этих чекистов — их одуматься уже ничто не заставит, у них с мозгами большая проблема, и она всегда была. Это заставит людей в России по-другому взглянуть на то, что происходит в их собственной стране;

это заставит людей в России по-другому думать, когда они идут на выборы. И это заставит эту чекстскую банду, будет так называть тех, кого называют сегодня элитой, что жить-то им придется в этой стране, а не на западе, где они хотят жить и куда они вывозят свои миллиарды», — считает Корчагин.

Он подчеркивает — Россию нужно изолировать не только экономически и политически. Необходимо сделать все, чтобы с ней были прекращены все правовые соглашения.

«Мы речь больше ведем не о дипломатическом, а о том юридическом и правовом поле, в которое сегодня Россию впустили и котрую надо из этого поля потихонечку вытолкнуть. [...] Что приведет к тому, что люди в России, российский народ, в первую очередь, задумаются — а куда же этот полковник КГБ Путин привел нас? Нашу страну? Богатейшую страну в мире [он] привел к нищете, к мировой изоляции», — заключает Корчагин.

Участие в программе также принял организатор визита В.Корчагина и О.Литвиненко в Парламент Балтии и Европарламент Янис-Мартиньш Скуя. Более Подробную беседу с гостями слушайте в подкасте выпуска передачи.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Мир
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить