Новая эра в президентском дворце Эстонии – чем Кальюлайд отличается от Ильвеса

В понедельник, 10 октября, должность президента Эстонии заняла Керсти Кальюлайд. Первая женщина-президент наших северных соседей, она заменила на этом посту Тоомаса Хенрика Ильвеса. За 10 лет он получил широкое признание на международном уровне, но в самой Эстонии отношение к нему противоречивое. Кальюлайд в свою очередь не была известна широкой публике, но она может стать особенным президентом, сообщает Latvijas Radio.

Илвес – эстонец в изгнании. Родился в Стокгольме, в Швеции, куда его родители попали в качестве беженцев после Второй мировой войны. Молодость он провел в США, в 70-80 годы занимал должности в разных университетах. Во второй половине 1980 годов он работал на европейском «Радио Свобода» в Мюнхене. После восстановления независимости Ильвес был послом Эстонии в США, Канаде и Мексике. Позже на протяжении многих лет занимал должность министра иностранных дел. После вступления в ЕС его выбрали в Европарламент.

В 2006 году Тоомас Хенрик Ильвес стал президентом Эстонии и провел на этой должности два срока – 10 лет.

«Его особенность, как кандидата заключалась в том, что он был специалист по внешней политике в отличие от предыдущего президента – Арнольда Ритела. Рител – бывший коммунист, особенно хорошо он НЕ говорил на английском и других языках, и на русском. (...) В 2006 году Ильвес был популярен, ведь в противовес Рителю, который представлял старые времена, он символизировал новый, современный мир. Однако, в годы президентуры Ильвес зарекомендовал себя достаточно пассивным, когда касалось коммуникации с эстонским обществом», - рассказал руководящий аналитик Центра исследований Эстонии TNS Emor Айвар Воог.

Существует три момента, за которые его будут помнить и через много лет, сообщила специалист по политическим процессам Анника Уделеп.

«Первый момент связан с внешней политикой и политикой безопасности. Он расставлял акценты по многим вопросам, связанным с Латвией на международном уровне. Во-вторых, он был очень заметен во всем, что касалось развития информационных и коммуникационных технологий Эстонии, технологического прогресса, IT-предприятий и стартапов. Он об этом очень много знал и с ним было интересно это обсуждать. Думаю, что Эстонии это помогло стать более заметной на глобальном уровне.

И, в-третьих, он поддерживал значимость негосударственных организаций в Эстонии. С его «легкой руки» различные гражданские движения получили свежее дыхание. Он очень сильно поддерживал гражданские общества»,

- добавила эксперт.

Несмотря на большую поддержку и дружелюбие со стороны президента, он обходил стороной так называемую «вторую» Эстонию – тех, кто с ностальгией относится к коммунистическому прошлому, к русскоязычным, жителям сельским районов и не слишком состоятельным, заметил политолог и лектор Таллинского университета Тенис Сарт.

«Было ясно, что он президент для успешной, состоятельной, хорошо выглядящей Эстонии», - указал политолог.

Ильвеса в эстонском обществе окрестили «президентом элиты».

Ведь его было сложно ассоциировать с бедными людьми, сельскими жителям и теми, кто менее образован, заметил руководитель Эстонского центра исследований Praxis Тармо Юристо.

«Он как-то выразил мнение, что русскоязычные жители – это результат оккупации. Технически и фактически можно сказать это правда. Но, принимая во внимания, что пятая часть жителей страны – русскоязычные, к которым это высказывание относилось – это не помогало», - заметил Юристо.

Сейчас Ильвес наконец может отдохнуть после 10 лет своей работы, считает спикер парламента Эстонии Эйки Нестор.

«10 лет без отдыха и все время на виду у СМИ – это тяжело. Я полагаю, что ему следует отдохнуть. И у него много времени, чтобы подумать о том, что делать в будущем. Он молод, в декабре ему будет 63 года, он моего возраста. Я уверен, что с его знаниями, умом и опытом он сможет найти себе какую-то международную работу. Ему не составит труда найти нечто новое и интересное», - сообщил Нестор.

В понедельник Ильвеса сменила первая женщина-президент Эстонии и самая молодая в истории страны, 46-летняя Керсти Кальюлайд.

Последние 12 лет она проводила время, работая представителем от Эстонии в Европейской счетной палатой, штаб-квартира которой находится в Люксембурге. В начале прошлого десятилетия Кальюлайд работала руководителем электростанции, неподалеку от Таллина. В конце девяностых была советником по экономическим вопросам, премьер-министра на тот момент - Мары Лары. А до этого закончила факультет биологии в Тартусском университете и позже получила степень магистра руководителя предприятий и учреждений.

Руководитель института внешней политики Эстонии Андресс Касекамп провел параллели с бывшим президентом Латвии – Вайрой Вике-Фрейбергой.

«Она немного похожа на вашего бывшего президента, по меньшей мере в том, что их похоже избрали. Когда люди здесь жаловались (…) появляется неизвестная женщина. Это немного напоминает появление Вике-Фрейберги много лет назад, которая, с точки зрения эстонцев, самый лучший президент Латвии.

И даже сейчас есть люди, которые проводят параллели с Вике-Фрейбергой, говорят – это не худший вариант, ведь у нас может быть отличный президент», - отметил Касекамп.

Но ей придется заново знакомиться со своим народом, ведь она работала 12 лет в Европейской счетной палатой. И это много, если принять во внимание, что Кальюлайд должна выполнять обязанности президента, считает политолог Тартусского университета Рейн Тоомла.

Опыт, который она получила – это очень хорошо и необходимо. С другой стороны она не так хорошо знакома с политической жизнью Эстонии. Поэтому новому президенту придется много работать в разных направлениях. Тоомла полагает, что первые несколько лет Кальюлайд придется очень трудно.

Указывая на ее образование, Касекамп считает, что Кальюлайд может помочь популяризировать еще одну отрасль, в которой Эстония является одним из мировых лидеров – генетические технологии и генетическая биология.

Во время последних выборов было много разговоров о том, что в Эстонии образовалась своеобразная традиция. Один президент, нацеленный больше на внутреннюю политику сменяет другого, который был нацелен на внешнюю политику.

«У Кальюлайд есть потенциал стать президентом, который может быть успешным, как и во внешних, так и в международных вопросах», - заметил Касекамп.

Свои взгляды Кальюлайд описывает как либерально консервативные. Она поддерживает консервативную экономическую политику, но либеральна в социальных вопросах. Президент сообщила, что готова разговаривать с русскоязычными эстонцами на их языке, но в то же время отметила, что они – жители Эстонии.

Кальюлайд указала, что ЕС нельзя отказываться от санкций против России, пока не будет урегулирована ситуация в Восточной Украине.

В свою очередь, спикер эстонского парламента Эйки Нестор в день избрания Кальюрайд выразил убежденность, что она готова стать президентом.

«Я знаю ее уже почти 20 лет. И нелегко стать кандидатом на такую высокую должность всего лишь за неделю. В то же время я понимаю, что она не так хорошо известна общественности. Но я думаю, что она готова и желаю ей всего самого наилучшего», - сказал Нестор.

Президент Эстонии, как и президент Латвии – играет церемониальную роль. Занимающие такую должность в перспективе могут оказывать значительное влияние на международные и внутренние процессы страны. Ильвес оставил свой след в вопросах, касающихся развития технологий, кибербезопасности и на международной арене. У Кальюлайд впереди целых пять лет, и ее личные интересы и воззрения, предположительно будут отличаться от Ильвеса.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Мир
Новости
Новейшее
Интересно