Меньше рисковых клиентов — больше доверия банкам, уверены в Минфине

Совет по развитию финансового сектора на прошлой неделе постановил, что число рисковых клиентов должно снизиться до 5%, хотя ещё недавно их было почти 37%. Участники передачи «Открытый вопрос» Латвийского радио-4 обсудили причины, последствия и особенности этого решения.

Объясняя суть постановления, советник министра финансов Юрий Спиридонов заявил, что оно в первую очередь коснется нерезидентов, которые выполняют на территории Латвии операции с повышенным риском. «Мы говорим о компаниях, которые связаны с повышенными рисками, и компаниях-пустышках, которые зачастую не имеют под собой экономического обоснования и не могут его доказать».

По его словам, банки давно знали о необходимости сократить долю рисковых клиентов. То, что происходит сейчас — это ускорение темпов. «До этого момента было известно, что эту долю необходимо сокращать. Сейчас это будет происходить быстрее, чем изначально планировалось».

Спиридонов также отметил, что латвийские банки «интенсивно работали с компаниями-пустышками», зачастую не зная, кто является конечным бенефициаром и держателем счета. «Таким образом, проконтролировать огромное количество сделок, которые происходят на латвийской территории, с теми ресурсами, которые у нас есть, практически невозможно. Поэтому этот риск можно уменьшить, только уменьшив количество рисковых сделок».

Решение сократить число рисковых клиентов Спиридонов объяснил необходимостью обеспечить доверие к латвийскому финансовому сектору. «Чтобы наши предприниматели нормально могли работать со своими партнерами в других странах Европы и мира, нам нужно обеспечить доверие к нашему финансовому сектору [..] Наша первоочередная задача — уменьшить риски».

Представитель Минфина подчеркнул, что «никто [со стороны] не давал задание» сократить число рисковых клиентов. Он также объяснил, что рисковая сделка — не нелегальная сделка. Это означает, что какая-то сделка с повышенным риском может с большей вероятностью оказаться нелегальной. Но это не означает, что все подобные операции противозаконны.

«Банки работают с клиентами, происхождение которых или тип деятельности которых тяжело полностью проконтролировать. Одно дело, когда таких сделок, предположим, пять в год, тогда можно проследить все потоки. Когда речь идет о, предположим, 100 000 транзакций в год, то уровень контроля совершенно другой», — рассказал Спиридонов.   

Фиктивные компании покидают латвийские банки, ранее заявил премьер-министр Марис Кучинскис в эфире Латвийского телевидения. 

Пока нет точных оценок, как решение о снижении числа рисковых клиентов может повлиять на экономику Латвии. Сам премьер выразил уверенность, что это не должно существенно повлиять на латвийцев.

«Это специфические банки со специфическим бизнесом, и сейчас им сказано: вот, вам даны шесть месяцев и сами решайте, что делать. Либо вы пытаетесь занять какую-то видимую нишу, где совсем другие клиенты, либо вам надо начать думать, как вы постепенно завершите свой бизнес. Мы не хотели бы это делать через большие удары, как это было с банком ABLV», - заявил глава правительства Латвийской телевидению.

Министерство финансов, в свою очередь, указало, что отток рискованных клиентов может негативно повлиять на рост ВВП Латвии. Но ещё неизвестно, насколько серьезен этот риск. Но, к примеру, Swedbank уже снизил прогноз роста ВВП на этот год с 4,2% до 3%.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно