В Латвии растет число детей с дислексией

Дислексия не считается болезнью, но является неврологическим нарушением. И у латвийских детей ее выявляют все чаще, рассказала в эфире программы «ТЧК» на Rus.LSM.lv нейропсихолог, педагог и логопед Алина Малошик.

Дислексией называют нарушение способности овладения навыками чтения и письма, когда человек сохраняет общую способность к обучению. Чаще всего такое нарушение обнаруживается у детей в младших классах, что приводит к проблемам, поскольку ребенок не может научиться читать, но со всеми остальными навыками у него все в порядке.

Согласно закону, диагностировать дислексию у детей можно только со второго полугодия второго класса. Но «звоночки», которые могут свидетельствовать о развитии этого нарушения, могут проявляться и раньше.

По словам Алины Малошик, не всем детям одинаково хорошо дается навык чтения, поэтому и диагностика проводится уже в более позднем возрасте.

«А дислексики не осваивают чтение должным образом и это остается проблемой. «Звоночки» можно увидеть еще в дошкольном возрасте. Если ребенок витает в облаках, быстро говорит, генерирует кучу идей в секунду, часто бывает рассеян и отвергает все, что связано с символами, это может говорить о дислексии. Ему сложно называть имена и названия. Если спросить его, с кем он играл в саду, он ответит, что «черненьким мальчиком в красной майке», но не сможет вспомнить его имя. Такому ребенку очень сложно давать название образам, но он будет уделять много внимания деталям – в том числе и тем, на которые никто не обратит внимания. В тексте, например, он видит, какого цвета буквы, но не видит, что именно написано», - пояснила нейропсихолог.

По словам Алины Малошик, если раньше в каждом классе было до 1-3 детей с дислексией, то сейчас эти цифры значительно выше. Во многом это связано и с тем, что о дислексии стало больше говорится, а потому ее чаще диагностируют.

«Дислексия не считается болезнью. Это неврологическое нарушение, которое не влияет на интеллект или умственные способности человека», - пояснила Алина Малошик, отметив, что

дислексик мыслит невербально – образами и ощущениями. Но собрать символы в одну логическую цепочку для него очень сложно.

Если дислексию вовремя обнаружить, она поддается коррекции – чем раньше она обнаружена, тем проще добиться положительного результата. «Ребенок может научиться читать и не испытывать никаких проблем в обучении. Но человек навсегда останется с дислексией. И в этом есть даже свои плюсы. Эти дети отличаются высоким творческим потенциалом. Они очень обаятельные, креативные, у них потрясающие идеи. Это частно, но, конечно, не всегда», - сказала нейропсихолог.

С первыми проблемами ребенок с дислексией сталкивается в школе.

«Педагоги видят, что ребенок может читать и может показать хороший уровень чтения. И не могут понять несоответствие между потенциалом и тем, что видят на уроке. И чаще всего называют таких детей лентяями. Потому что такие дети не производят впечатление глупых», - говорит она.

Алина Малошик рассказала, что и сама является дислексиком. «У меня четыре высших образования. В годы моего детства о таком понятии, как дислексия, никто не знал и не говорил. Я помню, когда по литературе задавали читать толстенные книги, я понимала, что это выше меня. Что я делала? Я вылавливала отдельные слова из книги, а потом на перемене вступала в обсуждения с подружками, фактически выуживая из них сюжет произведения. И потому же могла ответить на вопросы на уроке», - поделилась нейропсихолог, отметив, что очень многие дислексики мимикрируют и стараются не показывать свои сложности другим.

«Я все схватывала налету, но структурировать это на бумаге для меня было очень сложно. Я была в постоянном стрессе, но хорошо маскировалась. При этом мне хорошо давались точные науки и училась я хорошо. Но в то же время мне казалось, что я хуже других, потому что все сознательно учатся, а я очень поверхностная», - признала она.

Сейчас, говорит Алина Малошик, она читает достаточно быстро, но чтобы понять прочитанный текст, к нему приходится обращаться несколько раз:

«Что я читала, про кого… быстро пробегаю глазами и пытаюсь уловить суть. Когда читаю материалы по работе, читаю по диагонали, вырываю какие-то куски, а мозг додумывает оставшуюся картину. Обычно – правильно».

По ее мнению, в процессе образования, работая с дислексиками, нужно уделять больше внимания спасению личности в процессе образования в школах и вузах. И одна из главных задач – найти возможность заменить чтение.

«Сейчас времена высоких технологий, почти вся литература есть в аудиоформате. По классике снято много фильмов. Так, обходя базовые навыки, можно предоставить хорошее образование, опираясь на технологии. Всегда надо искать лайфхаки, обходные пути, ставя целью не умение написать, а именно получение образования», - считает Алина Малошик.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить