Коллекционер: «В латвийском искусстве слишком много «Пятидесяти оттенков серого», в российском есть и другие краски»

В Лиепайском музее открылась выставка современного российского искусства «... и она» — картины девяти художников из своей частной коллекции предоставил экс-лиепайчанин Райвис Забис. Параллельно в «Большом янтаре» проходит показ работ современных латвийских авторов. А Rus.lsm.lv воспользовался оказией и поинтересовался и у коллекционера, и у искусствоведа Инны Удовиченко мнением о влиянии власти на искусство и о том, куда же оно, современное искусство, движется.

«Художники для меня — как батарейка»

Райвис Забис собирает российское, латвийское и кубинское искусство. Интерес к российскому, как пояснил коллекционер, связано с тем, что уже 11 лет он живет и работает в Санкт-Петербурге. Коллекцию собирает уже лет десять, и сейчас в ней около 200 картин. Впервые он представил часть своих картин в родной Лиепае весной 2015-го, это была нашумевшая выставка работ кубинского художника Итало Рене Экспозито «Бог. Любовь. Куба». (Об ее предыстории и будущем — ниже.)

Коллекционер рассказал, что сначала он собирал картины по принципу «нравится — не нравится». Позже стал больше обращать внимание на целостность работ, идет ли художник в тренде, отличается ли работа от других картин художника. «Если он все картины в таком стиле рисует — это одно, а вот если, как я смеюсь, «муза прилетела» и он нарисовал что-то совсем в другом стиле, для него нестандартное, это мне особенно нравится», — пояснил Забис.

— Ваша коллекция — это меценатство а-ля новый Третьяков или вклад вроде наследства для будущих внуков-правнуков?

— Меня часто об этом спрашивают, и я всегда отвечаю, что это моя пенсия, — улыбается Забис. — Наверное, тут все вместе, и меценатство в том числе. Но на сегодняшний день коллекция для меня — это равновесие. Ведь жизнь складывается из беготни, работы, пробок, от этого сильно устаешь и надо зарядиться. Лучше всего чем-то интересным и интеллектуальным. Художники для меня — своеобразная батарейка, от искусства я получаю заряд, чтобы двигаться дальше.

В создании коллекции Райвис прислушивается к советам искусствоведа Инны Удовиченко. На открытии выставки она заметила, что главная особенность экспозиции в том, что когда-то каждая из представленных картин понравилась одному человеку, то есть Райвису Забису. Потому есть смысл всю экспозицию осмотреть повнимательней, мол, каждая картина о чем-то расскажет.

«И Бог создал женщину»

Выставка «... и она» посвящается женскому образу в искусстве. В аннотации сказано: мол, недаром бог создал женщину самой последней, ибо она — самое загадочное, прекрасное и утонченное из всех его творений.

Представлены работы девяти художников — из Москвы, Санкт-Петербурга и Северодвинска. Они очень разные. Дуэт Андрея Кузьмина и Алексея Семичова начинал когда-то еще со знаменитыми «Митьками», они всегда пишут вдвоем. Их «Девочка в сугробе» производит жутковатое впечатление выражением лица посиневшего от холода замерзающего ребенка. Виктор Васильев родом из Лиепаи, на выставке, среди прочего, представлен и его триптих «Метафизика Венеры Виллендорфской». Михаил Грачев работает в стиле «старой школы», а его «Музыкант» полон экспрессии и вызывает ассоциацию с пьесой Патрика Зюскинда «Контрабас», к тому же на открытии рядом играли скрипач и гитарист, казалось, еще немного — и зазвучит струнное трио. Анна Жёлудь представляла Россию на Венецианском биеннале 2009 года. Представлены также работы Екатерины Бородавченко, Ильи Гапонова, Михаила Левина, Александра Кабина. Пересказывать картины — дурное занятие, лучше посмотреть и составить свое мнение.

Об искусстве и власти

В последние годы в России верующие то и дело оскорбляются в своих чувствах, в результате власти то постановки запрещают, то концерты отменяют... А как это всё изнутри выглядит? Есть ли давление со стороны власти?

Райвис Забис говорит, что ничего подобного от знакомых художников не слышал и полагает, что до новой «бульдозерной выставки» не дойдет. Инна Удовиченко же полагает, что искусство идет из подсознания. И если оно идет от сознания — то есть «давайте рисовать православное» или что-то еще «единственно правильное» на данный момент, то перестает быть интересным.

Искусствовед считает, что нет никакого давления на художников, но у нее есть другое соображение — из серии «художник должен быть голодным. По ее мнению, «настоящее, живое, актуальное искусство рождается где-то на грани борьбы. И когда бороться особо не с чем, мы начинаем засыпать. А вот когда хочется сказать что-то против, высказать свое мнение, тогда искусство получается более интересным. Есть, о чем поговорить. Может быть, происходящее помогает нашим художникам быть в тонусе, проявить себя».

А куда идет российское искусство? Забис слегка озадачился такой постановкой вопроса, и задал встречный — мол, а куда сейчас идет искусство в целом? Он полагает, что

для искусства сейчас нет никаких правил, назвать себя художником может каждый.

И конечно, «есть такие, кто будет идти за актуальными на данный момент в обществе трендами, но это краткосрочный вариант. Мастера, которые выбирают свой собственный путь, имеют больше шансов выжить в искусстве, чем те, кто предпочитает стать «придворным» художником».

Удовиченко уточнила, что может говорить только об искусстве Москвы и Петербурга, хотя и эти две столицы сильно отличаются — Петербург более классический и глубокий. И в Москве многие художники, в том числе и те, кто уехал туда из Петербурга, сразу начинают хорошо продаваться. «У нас в Питере не очень хорошо с продажами, у нас очень хорошо с интересными темами. Художники живут и работают, это для них самоанализ, само-исследование. Это как раз то, что сейчас нужно больше всего — самоосознание, без него в нашем мире делать нечего. И художники помогают нам это понять».

Какое — по мнению коллекционера и искусствоведа — получат впечатление от российского искусства латвийские зрители, посетившие выставку «...и она»?

Забис полагает, что задумаются и увидят, что

любой художник, и неважно, из какой он страны, «рисует какую-то боль, которая у него есть на данный момент. Если посмотреть на эти работы, то практически в каждой есть некая боль, пережитая автором.

Это, наверное, и есть то, что я бы хотел, чтобы люди увидели. Если они уйдут с этой выставки, и в них не останется ничего, то нет и им смысла сюда приходить и время тратить, и художникам творить». Удовиченко считает, что давно пора перестать делить искусство по национальностям. «Всё искусство прекрасно, художники настолько все разные, индивидуальные. Везде это просто история индивидуальности, поэтому все работы очень интересны».

В Россию через Запад

А теперь настало время рассказать подробности о нашумевшей выставке кубинского художника Итало Рене Экспозито «Бог. Любовь. Куба». Rus.lsm.lv тогда писал, что некоторые лиепайские верующие тогда оскорбились в своих чувствах и потребовали выставку закрыть, вопрос рассматривала даже городская дума, решившая не вмешиваться. Несмотря на скандал, выставка всё же экспонировалась до запланированной даты, зато число посетителей резко возросло.

Райвис Забис вспоминает, что наблюдал за этим скандалом со стороны и диву давался. Полагает, что роль сыграло и то, что как раз тогда в России запретили «Тангейзера». Инна Удовиченко же рассказала о том, как вообще появилась идея о выставке. Она была на биеннале в Гаване вместе с директором Петербургского музея современного искусства, увидела картины Экспозито, влюбилась в них и...

«Мы ему пообещали, что выставим его в Петербурге, в музее. Мол, давай, пиши картины. И он написал. А потом случилась вся эта история с Pussy Riot. И мы поняли, что выставить в Петербурге мы его не можем. Сесть не сядем, все же это музей, а не церковь, но... Решили привезти выставку сначала в Ригу,

там она понравилась директору Лиепайского музея, и мы ее привезли сюда. Теперь планируем везти дальше, может быть, в Лондон. А уже потом, быть может, привезем в Россию». По мысли Удовиченко, если выставка придет в Россию через Запад, то будет воспринята более спокойно.

«Всё нормально по жизни»

Параллельно в художественном пространстве Civita Nova лиепайского концертного зала Lielais dzintars накануне нового года открылась выставка современного латвийского искусства «Осадки просвещения». Свои работы представили десять авторов: Алексей Наумов. Эгил Розенберг, Кристиан Бректе, Ивар Друлле, Кристап Зариньш, Сабине Вернере, Арнис Балчус, Эгон Першевиц, Улдис Рубезис и Андрис Витолиньш.

Первым делом в глаза бросается неразорвавшаяся авиабомба. Работы очень разные — картины, скульптуры, инсталляции, лучше увидеть самим. На пригласительных организаторы поместили фото фигурки работы Ивара Друлле «Все нормально» — сидящего мужичка с распальцовкой. На выставке рядом с работой помещен рассказ автора, что как-то раз он увидел этого мужичка, сидящего на ступеньках, рядом стояла изрядно опустошенная бутылка Vana Tallinn, а герой сам себе непрерывно говорил: «Всё нормально по жизни... Всё нормально...».

К сожалению, ни Райвис Забис, ни Инна Удовиченко эту выставку не видели — а интересно было бы узнать их мнение. Но коллекционер — ведь и латвийское искусство собирает — в ответ на просьбу сравнить российское и латвийское искусство высказался довольно жестко:

«В латвийском искусстве слишком много «Пятидесяти оттенков серого», в российском есть и другие краски. Прошу простить, если обидел кого-то из латвийских художников. Но нам надо уходить от того, что у нас так много серого».

Удовиченко считает, что современное искусство тем и отличается, что перестало быть региональным. И, возвращаясь к теме искусства и власти, добавляет, что «все мы похожи и сейчас боремся сами с собой. Потому что в первую очередь надо понять самого себя».

Выставку «Осадки просвещения» можно увидеть до 12 февраля, а выставку «... и она» до 26 февраля.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить