Сегодня вечером

Сегодня вечером

Сегодня вечером

Магазины сами смогут жертвовать просроченные продукты

70 лет трагедии парохода «Маяковский»

Трагедия парохода «Маяковский»: 70 лет спустя

Сегодня 70 лет самой крупной в истории латвийского мирного времени катастрофе — это трагедия парохода «Маяковский»: он затонул в Даугаве на Набережной 11 ноября. Погибли 147 человек, в том числе 48 детей. Об этом событии известно только со слов очевидцев, никакой официальной информации в те годы, да и потом, не публиковалось. Журналисты LTV7 в Латвийском государственном архиве нашли 9 томов уголовного дела. Эти эксклюзивные материалы, а также свидетельства очевидца публикуются впервые.

«Я вышла и услыхала, что затонул пароход «Маяковский». Я знала что родители там», — рассказала Карпухина Елена Михайловна, очевидец гибели парохода.

Ей в 1950 году было 12 лет. Ее родители как раз собирались покататься на пароходе «Маяковский».

«Я побежала домой, они дома. Я спросила: ''А вы что не поехали?'' Они сказали: ''Мы решили — если ты не можешь поехать, мы тоже не поехали''», — рассказала она.

Родители Елены Михайловны на пароход так и не зашли. Но в результате трагедии на Даугаве погибли 147 человек. Среди них — 48 детей до 16 лет.

«Говорили о том, что сами виноваты во всем многие. Потому что они цеплялись каждый за другого. И тот тонул — и они тонули», — говорит Елена Михайловна.

В Латвийском государственном архиве до сих пор хранятся девять томов уголовного дела Министерства государственной безопасности Латвийской ССР о трагедии парохода «Маяковский». В этих документах свидетельства очевидцев и обвиняемых. Данные различных экспертиз, а также информация о погибших и пострадавших.

Оригинальный судовой журнал «Маяковского» подняли с затонувшего судна. Это можно понять по расплывшимся буквам. Первый выход судна состоялся пятого августа. Он совершил довольно много рейсов до 13 августа — момента своей гибели. Видно, что он путешествовал из Риги в Межапарк, из Риги на Кишозеро.

Последняя запись в судовом журнале сделана 13 августа в 9 утра. Написано: угольный склад, Рига, в ожидании рейса.

Управляли прогулочным пароходом два человека. Капитан Бернхард Хаманис и его помощник Янис Вейдеманис. Пароход планировали водить по очереди, сутки через сутки. Тринадцатого августа выпало дежурство Яниса Вейдеманиса. Для него это было первое самостоятельное плавание. До сих пор он управлял буксиром в Лиепайском порту.

В 1950 году основным местом швартовки парохода «Маяковский» был речной вокзал. Тогда он находился в Агенскалнской бухте, напротив бывшего дома Печати. Однако вся клиентура находилась на Комсомольской набережной. Но надо учитывать, что на пристани была табличка «Швартовка судов запрещена». Это было отягчающим обстоятельством в уголовном деле.

«Маяковский» подошел к набережной, чтобы высадить пассажиров, которые завершали поездку из Межапарка. Тринадцатого августа 1950 года был жаркий солнечный день и на набережной прогулочный корабль уже ждала огромная толпа людей. Как только судно причалило, они ринулись штурмовать корабль. Люди карабкались через перила, тащили на себе детей. Из-за напора толпы пароход не смогли покинуть приехавшие пассажиры.

На причале есть отбойный брус. На борту у корабля — так называемый привальный брус. Янис Вейдеманис слишком близко пришвартовал судно. Оно навалилось привальным брусом на отбойный и потом свалилось с него — после того, как пассажиры в панике начали бегать с борта на борт. Пароход начал крениться и черпать воду.

В материалах дела также есть фото угольного люка. Через него в трюм загружалось топливо для парохода. В момент катастрофы люк был открыт. Именно через него основная масса воды сразу же хлынула прямо в трюм. В момент аварии Янис Вейдеманис был не на капитанском мостике, а на берегу — пытался сдержать толпу.

Когда пароход подняли со дна, то на машинном телеграфе, с помощью которого капитан передает команды в моторный отсек, было положение «малый вперед». Поскольку старший офицер был на берегу, кто-то из матросов пытался отвести судно от берега. Это усугубило положение и привело к еще большим жертвам. Этот маневр, по оценке следственной комиссии, был сделан слишком поздно.

Практически на каждом корабле есть спасательные круги. Они не только для того, чтобы бросать утопающим за борт. Если корабль тонет, то круги должны автоматически всплывать наверх — и пассажиры судна могут на них спастись. Согласно материалам уголовного дела, на «Маяковском» эти круги были привязаны. Команда боялась, что их украдут. Поэтому пассажирам не на чем было спасаться в воде.

Согласно документам, на пароходе, который был рассчитан на 150 пассажиров максимум, находилось 350 человек. Многие забрались на самую верхнюю — тентовую — палубу, вообще не предусмотренную для пассажиров. Это способствовало сильному крену судна. Оказавшись в воде, люди цеплялись друг за друга. Сотни людей превратились в монолит. Они не могли выбраться на каменную набережную и тащили друг друга на дно.

Например в материалах уголовного дела есть документ о национальном составе погибших: 68 русских, 66 латышей, 10 евреев и три представителя других национальностей.

На суде, который состоялся зимой того же года капитан Бернхард Хаманис и его помощник Янис Вейдеманис своей вины не признали. Капитан Хаманис в момент трагедии вообще был на своей яхте с семьей в Рижском заливе. Но их и еще трех ответственных чиновников из управления по транспортному освоению малых рек приговорили к длительным срокам заключения — от 5 до 10 лет. Правда, сидели они недолго. В 1953 году — после смерти Сталина — все обвиненные были отпущены на свободу и реабилитированы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно