Что и почему нужно знать о том, как Латвия готовилась атаковать Латгалию

Сто лет назад, 30 декабря 1919 года, в Риге заключают договор о военном сотрудничестве между Латвией и Польшей. Этот документ подписывают главнокомандующий латвийской армией Янис Балодис, глава штаба Петерис Радзиньш и представитель польской армии Александр Мишковский.

Самые важные факты

1. Латгалия в 1919 году

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

Латгалия является латвийским краем, где начинается и где заканчивается Война за независимость. Уже 22 ноября 1918 года Псковская стрелковая дивизия Красной армии пересекает границу современной Латвии и занимает Резекне. Через неделю в Галенском лесу происходит самый первый на территории Латвии бой между антибольшевистскими силами и «красными». Девятого декабря, после взятия Даугавпилса, вся территория Латгалии переходит под власть большевиков. В дальнейшем более года этот край находится полностью под контролем латвийского советского правительства.

Правда, в Латгалии в то время немного сторонников коммунистов. Латышские стрелки жалуются, что Латгалия — «темный» и «отсталый» регион: рабочих тут мало, а сельским жителям ближе католичество, чем провозглашаемая Лениным новая религия.

Ситуация почти не меняется и летом 1919 года, когда после потери Риги коммунисты бегут в Латгалию. Правительство Петра Стучки только на короткий момент задерживается в Резекне и быстро уезжает в Россию, где какое-то время работает в Великих Луках. Латышские коммунисты готовы ликвидировать и правительство, и Советскую Латвию, и опять присоединить Латгальский уезд к Витебской губернии, однако у Москвы другие планы. Российские товарищи считают, что вывеска Советской Латвии еще может пригодиться в борьбе с польской, литовской и латвийской армиями. После такого поворота правительство Стучки возвращается в Резекне, правда, продолжает работу в урезанном составе.

В Латгалии до самого января 1920 года продолжается та самая политика советской власти, которую пережили Видземе и Курземе. На селе у крестьян отнимают землю, создают рабочие коммуны и советские хозяйства. В городах — тотальная нехватка продуктов, продолжается красный террор. В каждом уездном центре создается революционный трибунал, который продолжает беспощадную борьбу с буржуазией и контрреволюцией. Уже в марте в Даугавпилсе приводят в исполнение самый массовый в истории Советской Латвии смертный приговор — близ Даугавпилсской крепости казнят 98 человек. Это событие так сильно потрясло горожан, что местные коммунисты даже пишут Ленину письма протеста.

В Латгалии создаются и действуют несколько антибольшевистских партизанских групп, с которыми безуспешно борются отправляемые коммунистами «карательные экспедиции». Кроме того, во все более крупных масштабах орудуют банды дезертиров. Советские силовые ведомства пытаются ограничить число дезертиров, но безуспешно. Не работает даже угроза трибунала и смертной казни.

Так же неудачно советская власть борется и с реквизицией продовольствия, которую военные силы самовольно проводят в тылу, и с эпидемией тифа, распространившейся в городах. Единственный луч надежды — полученная в середине ноября новость, что российское советское правительство, или Совет народных комиссаров, дает правительству Советской Латвии кредит в 200 млн рублей. Эти деньги тратят на покупку продуктов в России и содержание коммунистической армии в тылу.

Несмотря на большие денежные вливания и отправку в Латгалию дополнительных сил Красной армии, общее положение советской власти в Восточной Латвии становится все более сложным. Германцы с генералом Гольцем во главе дважды спасают коммунистическую власть в Латгалии. Первый раз это происходит в июне, когда эстонцы и силы Северной Латвии преследуют армию Советской Латвии, но им приходится прерваться из-за наступления германских сил на Цесис. Это повторяется в начале октября, когда Латвийская армия начинает наступление близ Ливаны, за чем следует успешная атака поляков на Даугавпилс — но приходится прерваться из-за начала бермонтиады. Поэтому на Латгальском фронте наступает что-то вроде затишья — в октябре и ноябре продолжаются только стычки разведгрупп и рейды в глубокий тыл противника, что, правда, постепенно приносит значительные плоды и деморализует отряды врага.

Завершение бермонтиады в ноябре и начале декабря 1919 года означает неизбежное возвращение вопроса об освобождении Латгалии на повестку дня Латвийской армии. За время борьбы с Бермонтом численность латвийских сил заметно увеличивается. Они также получают значительно лучшее вооружение, обретают высокую мораль и огромный боевой опыт. Бермонтиада превращает Латвийскую армию в очень опасную боевую машину, которая теперь направлена на восток. Кроме того, надо учитывать, что освобождение Даугавпилса и Латгалии — стратегически важная и для сильной польской армии задача, которую та ставит, но не может выполнить в ходе августовских и сентябрьских боев, но от которой и не думает отказываться.

2. Соглашение с Польшей

Польша пытается добиться более тесного военного сотрудничества с Латвией еще с битвы у Даугавпилса в конце сентября и начале октября 1919 года. В первые дни декабря польская армия начинает готовиться к операции по освобождению Латгалии под кодовым названием «Зима».

Для Польши Латгалия — стратегически важный регион. Она находится на дальнем северном фланге фронта, и то, что даугавпилсский транспортный узел — в руках российской Красной армии, означает, что польские силы в любую минуту могут получить неожиданный удар с фланга. Кроме того, Польше надо также считаться с литовскими амбициями и с тем, что военные силы Литвы находятся в окрестностях Илуксте. Поэтому полякам чрезвычайно важно тесное военное сотрудничество с Латвией. Объединение сил с латвийцами, с одной стороны, позволило бы уничтожить угрозу с севера, а с другой стороны — нейтрализовать литовцев.

ЦИТАТА

«Шум войны на латвийско-литовской границе еще не до конца утих, когда в штаб главнокомандующего Латвийской армии явился капитан генштаба Польской армии Мишковский с особо обширными полномочиями. От имени маршала Пилсудского он предложил начать совместное наступление на Восточном фронте. Таким образом, правое крыло Латвийской армии будет полностью в безопасности. Части Латвийской армии, конечно, будут участвовать в боях по освобождению Даугавпилса вместе с частями Польской армии; остальные части Латвийской армии продолжат борьбу в восточном направлении. «От имени маршала Пилсудского, — сказал капитан Мишковский, — сообщаю, что помощь предполагается без каких бы то ни было компенсаций, а также любых других договорных условий и ограничений. Было бы хорошо, если бы ваше интендантство могло обеспечить солдатам Польской армии, известному [их] числу, продукты, основываясь на порциях военного времени французской армии. В общих чертах таковы предложения маршала».

Из воспоминаний главнокомандующего Латвийской армии Яниса Балодиса
Перевод Rus.lsm.lv

Поэтому предложение о сотрудничестве, которое Латвия получает от Польши в декабре 1919 года, чрезвычайно благоприятное. Латвийская сторона должна обеспечить польские силы продуктами во время операции. Все полученное вооружение и военные трофеи достанутся Латвии, а подвижной железнодорожный состав предстоит разделить пополам. Польские военные силы обещают остаться на правом берегу Даугавы только до тех пор, пока Латвия не сможет своими силами занять антибольшевистский фронт. Вместе с тем Польша не выдвигает никаких территориальных претензий, хотя, ссылаясь на времена Речи Посполитой и значительное польское меньшинство, может претендовать и на Даугавпилс, и на всю Латгалию.

План общего наступления латвийской и польской армии разрабатывают в строжайшей тайне. Капитан Александр Пленснер позже в своих воспоминаниях пишет, что план за закрытыми дверями вдвоем создают Петерис Радзиньш и Александр Мишковский. Подготовку держат в тайне не только от офицеров Латвийской армии, среди которых могут быть шпионы, но и от представителей стран Антанты, и от литовцев.

Последние сами готовятся к наступлению на Даугавпилс и концентрируют значительные силы в окрестностях Илуксте. Латвийский министр иностранных дел Зигфрид Анна Мейеровиц высказывает литовцем протест по поводу «оккупации латвийской земли», глава литовского МИД Аугустинас Вольдемарас отвечает, что претендует на Даугавпилс. Профессор Эрик Екабсонс тогдашние настроения литовцев описывает так: «поляки отняли у Литвы Вильнюс, латыши готовились отнять у нее Даугавпилс».

Неприятные новости приходят не только от южных, но и от северных соседей. Эстонцы к 31 декабря 1919 года поспешили заключить перемирие с Советской Россией. Поэтому Красная армия может перебросить значительные силы с Эстонского фронта в Латгалию, чтобы замедлить наступление латышей и поляков. Обеим странам надо спешить, чтобы не упустить удобный момент для атаки.

3. Подготовка к наступлению

ЦИТАТА

«Уже на заключительном этапе боев с Бермонтом командование готовится к последней задаче — освобождению Латгалии, укреплению Восточного фронта и отправляет часть освободившихся после Курземских боев сил. Однако то большое народное единство, которое проявилось в борьбе с германскими завербованными наемниками, заметно спадает, когда требуется идти против большевиков. Москва тоже не дремлет во время нашей борьбы, но пытается заразить наши земли своими агентами и шпионами. Главным образом это большевики латышского происхождения, у которых есть знакомые и прежние связи с частью нашей левой интеллигенции, которая, хотя больше и не придерживается таких уж большевистских взглядов, все же не может полностью отказаться от прежних товарищей. Усилившаяся большевистская агитация приносит известные плоды и в военных силах. Немного большевизировавшимся оказывается лиепайский гарнизон, и когда некоторые части Земгальской дивизии переводят на восток, солдаты одного эшелона прибывают в Ригу, распевая Интернационал.

Конечно, этих певцов Интернационала нельзя отправлять дальше против других певцов Интернационала, а нужно на какое-то время придержать и просеять».

Из воспоминаний капитана Александра Пленснера
Перевод Rus.lsm.lv

Солдаты Латвийской армии приказ о наступлении получают с началом нового года, 1 января 1920-го. На Восточный фронт непрерывно — одно за другим — отправляются латвийские подразделения. Коммунисты отчаянно стараются помешать этим приготовлениям, начав широкую агитацию в военных силах. Многих агитаторов арестовывают, однако отдельные подразделения Латвийской армии отказываются отправляться на Латгальский фронт. Другие просят о возможности встретить Новый год в Риге. Солдаты обещают идти в огонь и воду, если им позволят.

Командование Латвийской армии уступает, и вечером Старого года в Риге можно наблюдать удивительную картину — колонна солдат, распевая народные песни, гуськом шагает по улице Кр. Барона из одного сугроба в другой, поднимается по ступеням Дома латышского общества, заходит в банкетный зал, спускается и идет дальше. Уже на следующий день они эшелонами отправляются на фронт.

Латвийская армия для готовящейся операции собирает полки Курземской и Латгальской дивизий, а также латвийских немецких земессаргов. В целом в наступлении сконцентрировано около 15 тыс солдат с 400 пулеметами и 32 пушками. Перемещение военных сил по железной дороге требует много времени, и полки Видземской дивизии, которые являются одними из самых опытных и боеспособных в Латвийской армии, появляются на фронте только в середине января, когда латгальская операция уже идет полным ходом.

4. Тайные переговоры

Пока Латвийская армия готовится к освобождению Латгалии, на дипломатическом фронте идут тайные битвы. Восьмого декабря Латвия получает от России проект соглашения о перемирии. Латвийская сторона выдвигает условия — ликвидировать правительство Советской Латвии Петра Стучки и оставить Латгалию. В Рождество из Москвы приходит ответ, что Россия готова продолжать переговоры с Латвией. В дальнейшем это должно происходить под прикрытием делегации Красного креста. Упомянутая делегация в Москву отправляется за день до начала наступления на Латгальском фронте — 2 января 1920 года. До цели она добирается через четыре дня. Однако уже 11 января переговоры прерываются, поскольку предложенные Россией условия абсолютно неприемлемы — Москва хочет, чтобы перемирие было заключено открыто и Латгалия была «нейтрализована» — там не должны находиться польские войска. Однако положение на полях сражений вскоре вынуждает Россию отступить, и в конце января, когда Латгалия уже освобождена, заключить тайное перемирие.

Почему это важно: Латгалия вновь стала латвийской

Польско-латвийский альянс становится основой успешной операции по освобождению Латгалии: она начинается уже 3 января 1920 года и менее чем через месяц завершается освобождением восточной части Латвии от российской Красной армии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно