Подвиг двинского священника не забыт #ГородD

«На всём его теле было много штыковых ран, и труп был спущен в прорубь реки Двины, под лед...» «Тело было найдено... по окончании ледохода, между глыб льда, с застывшей в совершении крестного знамения рукой», писала в 20-30-е годы городская газета о гибели от рук большевиков престарелого православного священника о. Феодора. Сейчас идет работа по его канонизации.

Православному священнику протоиерею Феодору Румянцеву (1847-1919) на недавней конференции «Атеистическая идеология и мученичество: события в Даугавпилсе в марте 1919 года. Люди, судьбы» был посвящен один из докладов. Докладчик, иерей Александр Юкимович, рассказал Rus.Lsm.lv, что Даугавпилсско-Резекненская епархия Латвийской православной церкви ведет работу по канонизации Ф. Румянцева и Михаила Говоровича — старосты Александро-Невского собора, где служил о. Феодор.

Ф. Румянцев родился в Калужской губернии в семье псаломщика. После окончания духовной семинарии служил в родных местах, затем был направлен в Латгалию, и в 1877 году стал священником Александро-Невского собора, в котором прослужил более 40 лет, до самой смерти. (Храм взорвали в 1969 году). Кроме этого, отец Феодор преподавал закон Божий в двинских женских гимназиях. По воспоминаниям, очень тепло относился к своим воспитанницам, и даже на экзаменах старался помочь и ободрить.

В 1904 году Ф. Румянцев участвовал в торжественной встрече Николая II, приезжавшего в Двинск для проводов на русско-японскую войну солдат 25-й пехотной дивизии, этот момент запечатлен на фотографии. Отец Феодор попал и на страницы романа «Город Эн» Леонида Добычина. В книге отражены детские впечатления автора о Двинске. Вот фрагмент, связанный со смертью отца главного героя: «Отец Фёдор сказал в этот день интересную проповедь: он обращался к маман, называл ее, точно в гостях, по имени-отчеству и говорил маман «ты». — Бог послал тебе скорбь, — говорил он, — и в ней посетил тебя. Был святой, не имевший скорбей, и он плакал об этом».

В годы Первой мировой войны пожилой священник не эвакуировался из Двинска, остался он служить и при немецкой оккупации. В конце 1918 года в городе установилась власть большевиков. В ночь с 27 на 28 марта 1919 года красные расстреляли 98 жителей Двинска и окрестностей, большинство из них, как уже рассказывал Rus.Lsm.lv, были объявлены членами несуществующей белогвардейской организации, которая якобы хотела свергнуть советскую власть.

Среди погибших был и отец Феодор. Вот что писала газета «Двинский голос» летом 1930 года: «Среди массы убитых коммунистами в 1919 году жителей нашего города вспоминается светлая личность мученически погибшего настоятеля Александро-Невского собора города Двинска протоиерея Феодора Румянцева. Покойный был буквально зверски замучен, так как кроме пулевых ран на всём его теле было много штыковых ран, и труп был спущен в прорубь реки Двины, под лед.

Покойный был очень преклонных лет и слабого здоровья. Он никому никогда не сделал зла, и был убит только потому, что он был священник. Уничтожив ни в чём неповинного старца, убийцы преследовали и издевались над ним и после смерти». «Тело его... было найдено... по окончании ледохода, между глыб льда, с застывшей в совершении крестного знамения рукой» («Двинский голос», март 1927 года).

Глумление продолжалось и после смерти. Прихожане получили от властей разрешение на погребение отца Феодора, но во время прощального ритуала, когда надо было вынести тело священника для крестного хода, в Александро-Невский собор ворвались красноармейцы. Они разогнали прихожан и арестовали духовенство. Гроб с телом Румянцева был отправлен на кладбище под конвоем, брошен в могилу и спешно засыпан землей.

В советское время могила Ф. Румянцева оказалась забытой и заброшенной, но примерно 10 лет назад ее разыскали сотрудники городского музея во время одной из своих экспедиций. Архивные исследования помогли восстановить память о священнике.

«Процесс осознания святости мучеников ХХ века продолжается, — говорит А. Юкимович. — Отношение большевиков к отцу Феодору было особым: его пытали, не дали нормально похоронить. Что-то в его жизни вызывало особую ненависть гонителей. И это неудивительно: безбожничество — один из главных постулатов большевизма. Подвиг отца Феодора — в вере в Бога и молитве за единство народа, в том числе и за врагов. Не роптать и верить — это и есть высшая любовь».

Обязательно упомянуть нужно и о Михаиле Говоровиче (1856-1919). Он родился в семье священника в Витебске, мать умерла во время родов, и мальчика воспитывали дальние родственники в Двинске. М. Говорович служил в армии, затем стал приказчиком в магазине. Посещал Александро-Невский собор, во время войны заботился о детях-сиротах: он хорошо знал, что такое сиротская доля. В 1917 году многолетний староста Александро-Невского собора уехал из Двинска, и М. Говорович был избран новым старостой. В марте 1919-го был арестован вместе с протоиереем Ф. Румянцевым и расстрелян. Предположительно, похоронен на городском православном кладбище рядом с отцом Феодором. Памятник не сохранился.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно