Ситуация с нацменьшинствами: в политику через песочницу

«Что мешает нацменьшинствам участвовать в политической жизни Латвии и как устранить барьеры?» — так (в слегка сокращенном виде) звучал вопрос, поставленный перед участниками организованной Альянс гражданского общества Латвии дискуссии — первой из довольно длинного цикла. Впрочем, разговор довольно быстро свернул к другой проблеме: что первично — наличие политической воли или готовность на нее повлиять?

Дом со стеклянными стенами

С самого начала большинство приглашенных на дискуссию экспертов сошлись на том, что да, участие нацменьшинств в общественной и политической жизни страны кажется недостаточным, хотя каких-то непреодолимых юридических преград вроде бы и не существует. А вот на эмоциональном, психологическом уровне проблемы есть. И, похоже, очень глубокие, раз спустя 20 с лишним лет новейшей истории независимой Латвии они создают, по выражению культуролога Дениса Ханова, стеклянные стены, из-за которых находящиеся вроде бы в одном и том же культурном пространстве индивиды из разных этнических групп не слышат друг друга.

КОНТЕКСТ

В дискуссии участвовали Елена Матьякубова (Латвийское общество русской культуры), журналист Анна Строй (Латвийское радио 4), культуролог Денис Ханов, руководитель Фонда инициатив общин Лиесма Осе (Liesma Ose) и представитель Центра ресурсов для женщин MARTA Ирина Фролова. Модератором был журналист и ведущий передачи «Точки над i» на LTV7 Олег Игнатьев.

Нет, нельзя сказать, что юридических барьеров нет совсем. Журналист Латвийского радио 4 Анна Строй, к примеру, вспомнила, как она вместе с группой инициативных граждан принесла в Управление по делам гражданства и миграции кипу брошюр «Знай свои права» на украинском языке — в основном в расчете на приезжающих на Рижский судоремонтный завод гастарбайтеров — и убедилась, что выложить эти материалы на стендах нельзя, потому что закон о государственном языке это не позволяет.

«А как тогда? Человек ведь изначально попадает в это учреждение, не зная латышского языка. Чиновница может быть очень лояльна к своим клиентам, она понимает, что недавно приехавший в Латвию украинец вряд ли владеет латышским. Но зачем ей рисковать своим рабочим местом? Поэтому она говорит: у меня ваши брошюры будут лежать в ящике стола, и отсюда возникает ощущение, что ты участвуешь в каком-то фарсе», — описала она ситуацию.

«Люди не верят, что им позволят»

КОНТЕКСТ

Впрочем, одна реплика из зала обозначила еще одно направление мысли, которое в силу ограничений по времени не получило должного развития. «Мне кажется, базовое понятие нацменьшинств, которое предполагает автоматически, как ни крути, наличие титульной нации, подлежит анализу, а в перспективе — демонтажу и захоронению. Поскольку если мы говорим, что в Латвии есть политическая нация «латвийцы», то вопросы языка и всего прочего решаются как технические. И, возможно, тогда наличие русского языка в стране будет обсуждаться, как некий ресурс — вроде нетронутой латвийской нефти. Сегодня быть янтарным латышом или квасным русским — это признак, извините, идиотизма. Мы живем в глобальном мире, у нас у всех очень сложная идентичность, и исходя из этого давайте обсуждать латвийскую политическую нацию, а не отношения титульной нации и меньшинств», — предложил Игорь Ватолин от «Европейской русской инициативы».

 

Впрочем, последнее замечание можно рассматривать и как подтверждение первого обобщающего тезиса: самые серьезные преграды полноценного участия нацменьшинств лежат не столько в законодательной, сколько в психологической плоскости. «Нет никаких законов, которые мешали бы именно русским, белорусам, украинцам — кому угодно — инициировать сбор подписей за какой-то закон или организовать социально значимый проект», — подтвердила в разговоре с Rus.Lsm.lv  председатель Русского культурного общества Латвии Елена Матьякубова.

Но, по ее же словам, в обществе укоренилось сомнение, что подобная активность принесет результат. «Люди не верят, что им дадут, что позволят», — сказала она в начале дискуссии, подтвердив свое представление личными наблюдениями. В частности, по ее словам, в Школьной думе — совещательной структуре при департаменте образования Рижского самоуправления — учебные заведения имеют возможность заявить о своих проблемах, но из школ с образованием на русском языке пользуются ею считанные единицы.

Это, кстати, не означает, что вредные стереотипы характерны только для нацменьшинств. Матьякубова, к примеру, сослалась на совсем свежий опыт: «Я в субботу была на конференции по образованию. Там был один представитель Латышского общества, который стал рассказывать о русских школах, фактически воспроизводя штампы, которые распространяются на телевидении и в латышских газетах». Понятно, что подобные шаблоны с обеих сторон как минимум не помогают эффективному взаимодействию представителей общин, поскольку инициативы любой из сторон воспринимаются второй стороной через призму, явно искажающую изображение.

Политики против практиков

Ну и что с этим делать (собственно, поиск решений и был основной целью дискуссии)? По мере приближения к конструктивной части русло, по которому текла беседа, разделилось на два рукава.


Первый — чисто практический: надо работать. Работа в данном случае может быть очень разной. К примеру, Денис Ханов предположил, что обоюдное недопонимание вытекает из не разобранных на уровне общества болезненных событий прошлого. Соответственно, необходима целенаправленная деятельность экспертов, политиков и каждого из нас, которая была бы направлена на создание совместной исторической памяти. Ну, это как в семье или любом другом коллективе: застарелый конфликт можно, образно выражаясь, замести под ковер и время от времени об него спотыкаться («А помнишь, как ты...?»), а можно попытаться проговорить ситуацию, пережить ее и идти дальше.  

Похожий рецепт предлагает Елена Матьякубова: только через совместную деятельность — не рефлексию, а именно «материальные» проекты (по ее словам, сгодятся и совсем приземленные вроде благоустройства детской площадки, получения финансирования на театральную постановку, создания библиотеки) можно, во-первых, преодолеть этнические стереотипы, и, во-вторых, приучить людей к мысли, что с властью можно взаимодействовать, что от нее можно чего-то требовать и получать конкретный результат.

По второму рукаву поплыли участники дискуссии — ими по факту были не только приглашенные выступающие, но и зрители, — считающие, что одной инициативой снизу проблему отчужденности нацменьшинств не решить. Эту позицию довольно четко обозначила Регина Лочмеле-Лунёва (организация «Zolitūde 21.11»). По ее словам, на уровне проектов чисто практического свойства межобщинные проблемы в основном отсутствуют. Та же песочница для детей: она ведь не русская и не латышская. А вот для более полного вовлечения русскоязычной общины в политическую жизнь необходима и политическая воля.

«Если власть не видит в русских (по ходу разговора спикеры для простоты сократили «русскоязычных» до «русских», хотя время от времени честно пытались вернуться к политкорректному термину, — Rus.lsm.lv) аудитории для диалога, то это проблема», — сказала бывший депутат Сейма.   

Свести эти два направления к некоему всеохватывающему консенсусу до конца разговора так и не удалось.


Публикация подготовлена в сотрудничестве в обществом Альянс гражданского общества Латвии в рамках проекта «Об исполнении отдельных задач госуправления по развитию гражданского общества и межкультурного диалога». Проект финансируется из средств госбюджета Латвийской Республики.
Raksts tapis sadarbībā ar biedrību “Latvijas Pilsoniskā Alianse” , projekta „Par atsevišķu valsts pārvaldes uzdevumu veikšanu pilsoniskās sabiedrības attīstības un starpkultūru dialoga jomā” ietvaros. Projekta finansējuma avots ir Latvijas Republikas valsts budžets.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить