Проблемы гастарбайтеров с зарубежными соцслужбами будут решать «рублём»

Нашумевшие инциденты с изъятием детей из семей латвийских трудовых эмигрантов и жалобы родителей на столкновения с соцслужбами за границей, к сожалению, порождены всеми теми же проблемами, что и в Латвии в таких случаях, заявил Rus.lsm.lv начальник отдела сотрудничества по детским делам департамента Минюста по юридическому сотрудничеству Агрис Скудра. Тем временем проблемы эти приобрели такие масштабы, что для их решения государство уже намерено выделить дополнительное финансирование.

Дадут денег

Латвийское государство выделит средства для юридической помощи согражданам, оказавшимся за границей в затруднительном положении после изъятия их детей из семьи по решению иностранных соцслужб. Такое решение проблемы предложила 16 декабря межминистерсткая рабочая группа, которую курирует Минюст.  

На рассмотрение правительства будет направлено предложение финансировать за госсчет повторную консультацию у юриста в размере 200 евро, а также издержки на судопроизводство в размере 1,3 тыс. евро. Но эти суммы, хоть и могут еще быть изменены, не придется возвращать: это не заём, а именно финансовая помощь.  Впрочем, получать ее латвийцы за границей смогут не ранее 2017 года. И если повторная консультация не принесет обнадеживающих результатов, господдержка на этом закончится. А в случае надежд на возврат детей государство частично оплатит издержки – до 1,3 тыс. евро на судебный процесс.  

Как поясняет рабочая группа, решение требуется искать, потому что растет число случаев, когда латвийские трудовые эмигранты оказываются в поле зрения иностранных социальных работников в связи с несоблюдением прав детей в их семьях.

По данным Минюста, в этом году было уже около 70 инцидентов такого рода. Эпизодически соцслужбы принимают решение о временном изъятии детей у латвийских родителей. И для решения конфликтов такого рода латвийцам определенно требуется помощь государства, констатировали участники рабочей группы.

Не будет забыта и информационная поддержка. Эмигрантам уже в январе раздадут буклеты с памяткой о том, как себя вести в случае выезда за границу с детьми и что обязательно следует учитывать, находясь за рубежом.  

Главная причина - насилие в семье

Судя по практике британских служб в целом, можно сказать – «дыма без огня не бывает», признал специалист. И касается это всего латвийского общества, как ни прискорбно.

«Если спросить, почему к нашим людям там оказывается приковано внимание соцслужб, то это – рассказ не о стремлении иностранцев поскорее изъять детей (хотя и такое происходит, и обычно связано с  семейным насилием). Но почему человек попадает в их поле зрения – да по тем же причинам, что и у нас! Алкоголизм, наркомания, пренебрежение к нуждам ребенка, насилие, создание угрозы жизни и безопасности ребенка, - перечисляет начальник отдела сотрудничества по детским делам департамента Минюста по юридическому сотрудничеству Агрис Скудра. -

И тогда они оценивают: было ли это чрезвычайное происшествие, так просто случилось, совпало – или же такие вещи носят регулярный, систематический характер. Может, это твой метод, которым ты воспитываешь (а точнее говоря – не воспитываешь) своего ребенка!»

Другое, на что Минюст сейчас старается обращать внимание латвийцев – если вы живете за границей, нужно не только соблюдать тамошние законы, но и уважать традиции, культуру, обычаи. Никому не приходит в голову возмущаться тем, что в Англии дорожное движение левостороннее. Так и с воспитанием детей: живя в другой стране, следует жить по законам и общественным установкам страны.

Сотрудничать, а не протестовать

КОНТЕКСТ

 

Из недавних резонансных и наиболее сложных случаев. Семья латвийских граждан с четырьмя детьми проживала, как уже писал Rus.lsm.lv, в Англии с 2011 года. В октябре местные органы социальной защиты пришли к выводу, что дети, возможно, подвергаются жестокому обращению. До разъяснения обстоятельств дела все четверо несовершеннолетних граждан Латвии с согласия матери и отца были переданы на попечение бабушки и дедушки (которые также живут в Англии). Спустя некоторое время родители забрали детей и бежали с ними с начала в Ирландию, а оттуда в Латвию. После этого Семейный суд округа Блэкбурн и Дарвен постановил, что «дети должны быть возвращены в Соединенное Королевство, которое является единственной юрисдикцией для рассмотрения вопроса их безопасности. Они должны получить опеку (ранее тот же суд счел, что «бабушка и дедушка не являются надежной опекой» — Rus.lsm.lv) как минимум на короткое время, пока все обстоятельства не будут разъяснены». С трудом и не без помощи Латвийского государства семья добралась на родину, и теперь судьбу детей решит латвийский же Сиротский суд.

 

Не менее известен эпизод с изъятием у матери и последующим принудительным удочерением в Англии несовершеннолетней гражданки Латвии Катрины Брице. Во избежание повторения столь же запутанных и безнадежных инцидентов Латвийское государство намерено организовать помощь родителям-эмигрантам - и информационную, и, в случае необходимости, финансовую.

«Поэтому, попав в поле зрения их служб – сотрудничай с ними! Это значит – показывать, что ты делаешь всё необходимое, признаёшь, что был неправ, а не встаешь в позу и истерически кричишь: «Вы крадете у меня детей!». Если родитель возмущается и кричит – это не говорит о нем сотрудникам службы ничего хорошего. Как мы [в министерстве] говорим – это в спорте нападение – годный метод, в семейных делах и с детьми это никуда не годится», - пояснил представитель Минюста.

Потому что в итоге, по словам Агриса Скудры, получается вот что. Вместо того, чтобы им доказать, что вы – лучшая на свете мама (или лучший папа), и что с вами и вашим ребенком вот такое нарушение, такая неприятность приключилась впервые и никогда больше не повторится, вы тратите время на то, чтобы доказать, что социальная служба – плохая.  

«Еще, когда уже возникают какие-то судебные решения, они (британцы) очень опираются на заключения психологов. Причем как о детях, так и о родителях. И очень большая сложность в том, что [наши] родители просто не усматривают проблем в своем поведении.

Потому и психотерапевт говорит: ну, я не могу ничего рекомендовать, как им что улучшить, потому что – как можно советовать человеку нечто улучшать, если он не видит, что именно подлежит улучшению? – отметил Скудра. 

В нашей практике мы соприкасались с такой политикой наказаний в семье, когда родители, например, совали ребенка в мусорный бак, грозясь поджечь, или в стиральную машину (конечно, не включенную – попугать) или осыпали его угрозами «изобью, убью» и так далее.

Нечто подобное, наверное, порой может произойти с каждым, даже самым хорошим родителем, что он выходит из терпения и взрывается. Но если констатируется, что это происходит регулярно… Да еще иногда родители говорят: ребенок лжет! Мальчику 4, 6, 7 лет, и родители говорят – он лгун, он маме назло говорит».

Но правду узнать нетрудно, поясняют специалисты. Если ребенок лгал, фантазировал, то, рассказывая о том же инциденте через неделю, он уже не будет детально помнить, что именно он сочинил. Но если его рассказ в точности повторяет историю недельной давности, то велика вероятность, что так оно и было.

Бюрократия с полезным эффектом

Когда доходит до того, что британские службы приходят к выводу, что детей нельзя оставлять в родительской семье в данной ситуации, они, по словам Агриса Скудры, оценивают – во-первых, родителей (можно или нельзя им будет вернуть детей через некоторое время), и параллельно ищут родственников, способных взять на себя опеку, если родителям детей отдать будет нельзя.

«Они привлекают нас через посольство, через другие службы, и либо просят найти какого-нибудь родственника, и мы его через регистр жителей находим, либо просят отыскать кого-то конкретно – того, кого родители ребенка назвали.  

Тогда мы посылаем документы в Сиротский суд по месту жительства того лица с просьбой оценить его способность к опеке. И суд идет и оценивает, причем не только по нашим стандартам, но изучает аспекты, которые интересуют британскую сторону. Обычно это такие вопросы, которые можно выяснить просто из разговора с потенциальынм опекуном.

Есть, конечно, вопросы, которые могут нам показаться странными. Но следует помнить, что всё это преследует одну цель: гарантировать безопасность ребенка», - поясняет специалист.

Например, Сиротский суд изучил бытовые условия лица, желающего взять ребенка к себе, нет ли судимости, финансовое положение – но для британцев очень важна мотивация будущего опекуна:

«Они хотят удостовериться, что этот человек хочет и сможет наладить отношения с ребенком, что у них есть контакт. А то, бывает, находится дедушка, который и говорит: а вы знаете, я и понятия не имел, что у меня внуку уже десять лет! То есть дочь, живущая там, много лет с ним не разговаривала. На какое общение с внуком тут можно рассчитывать?»

Но, допустим, Сиротский суд оценил обстановку у будущего опекуна и заявил: всё в порядке, человек живет в частном доме с садом-огородом, баней, собак держит. На этмо расспросы отнюдь не заканчиваются:

«Следующий вопрос оттуда: ага, собаки? И следующий этап – анкета на собак: какой породы, дрессированы или нет, были ли случаи нападения на людей. Есть сад? – анкета на сад, есть пруд? – укажите, установлено ли вокруг пруда заграждение!

Но всё это, кажущееся нам перестраховкой – лишь для того, чтобы убедиться: было сделано всё, чтобы никакого несчастья с ребенком не произошло»

Наши и их службы между собой в постоянном контакте

В тех случаях, когда детей в Великобритании изымают у родителей, в основном поступает просьба отыскать родственников, в основном эти родственники отыскиваются, и в основном дети привозятся в Латвию к ним – по решению английского суда, подчеркивает Скудра:   

«Если сотрудничать (иногда дело не доходит даже до суда), то чаще возникает такая ситуация: дети временно изъяты – британцы отмечают – о, родители сотрудничают, но пока возвращать им детей опасно – они связываются через центральне учреждение (свой минюст) с Латвией, в Латвии находится тетя, бабушка и т.д., которая согласна, чтобы ее оценил Сиротский суд – отлично!»

Есть ситуации, когда британская соцслужба везет ребенка в Латвию, и в Рижском аэропорту сотрудники Сиротского суда встречают его, а бывает так, что и наши работники Сиротского суда едут в Англию, и там им в аэропорту вручают нашего ребенка. Оплачивают такие издержки по доставке либо британская соцслужба, либо наш Сиротский суд – в зависимости от того, кто доставляет детей. Сиротскому суду деньги дает местное самоуправление.   

Латвийские службы тоже информируют иностранных коллег, если в Великобританию, или Ирландию, или еще куда-то уезжает наша «проблемная» семья, говорит Агрис Скудра: излагается вся предыстория, а также просьба проследить, всё ли там в порядке, достаточо ли дети ухожены, нет ли семейного насилия и т.д.

«Конечно, больше оттуда пишут нам. Это объясняется разницей в стандартах – там они другие. Поэтому сейчас в Латвии создана рабочая группа, в которую вошли министры иностранных дел, юстиции, благосостояния, омбудсмен и начальник Государственной инспекции по правам детей», – рассказал он.

Ее цель – разработать порядок и рекомендации по защите прав латвийских детей за рубежом. В том числе – выработать основные положения для родителей о тех кардинальных различиях, котоыре суещствуют в других странах.

«Разумеется, обобщить информацию обо всех не удастся, но о самых «топ-государствах» эмиграции латвийцев – да. Ближайшее заседание у нас – 16 декабря, и мы уже подготовили сводку по Великобритании. А следующая будет по Норвегии и Ирландии, затем по Германии.  

Но там и цифры (статистики родительских правонарушений) совсем маленькие. Если сказать – «Ирландия на втором месте», можно подумать: ооо! Но если в Великобритании за год это 70 случаев, то в Ирландии 11. А в других странах – вообще единицы. Поэтому сейчас мы будем информировать об Объединенном королевстве – что нужно учитывать родителям, что нужно соблюдать».

Эта информация, по словам Скудры, делится на два направления: что делать, чтобы не попасть под лупу таможних соцслужб, и что – если вы все-таки попали в поле их зрения.  Если что-то оказалось не в порядке, и теперь вам нужно с ними контактировать:

«Мы собрали рекомендации от самих британских организаций о тех различиях [в воспитании], которые могут там быть не поняты. Иногда писать об этом нам было трудно, потому что – есть вещи сами собою разумеющиеся и для них, и для нас, а есть те, что таковы только для них или только для нас.

Так, в Англии (но ведь и в Латвии тоже!) вы по закону не можете физически наказывать ребенка – пороть, шлепать и т.д. Поэтому мы вынуждены писать о политике разрешенных наказаний – что-то же вы должны делать, если ребенок не слушается?

Так вот: там в семьях есть такие «стоп-стулья». Когда ребенок вредничает – его усаживают на такое место и дают подумать. Мерой воздействия может быть какое-то ограничение, лишение мультиков или компьютерных игр. Конечно, на подростков стульчик, может, и не подействует, но на малышей – вполне».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить