Разделы Разделы

Личное дело

Это провал!

Личное дело

Личное дело

Новое о новом

Новое о Covid-19: фиброзы печени и «миф об ослаблении»

За этот год человечеству многое удалось узнать про Covid-19 — и, наверное, еще столько же мы про него не знаем. SARS-CoV-2 изучают по всему миру, в том числе в Латвии. На этой неделе латвийские ученые решили выйти с некоторыми новостями. Что нового стало известно о коронавирусе, рассказало Русское вещание LTV7 в передаче «Личное дело».

Covid-19 продолжает быть главным ньюсмейкером в стране. На уходящей неделе все новости так или иначе крутятся вокруг вируса. И конец режима ЧС, и провал массовой вакцинации на пасхальных выходных, и новости про вакцину AstraZeneca — не самые радостные. На дворе апрель 2021-го. Больше года, как вирус проник в Латвию.

Исследователь, докторант RSU Иева Ванага рассказала на научной zoom-конференции:

«Вначале думали, что Covid-19 будет обычной острой инфекцией дыхательных путей с кашлем и температурой. Но оказалось, это не так. Новый вирус влияет не только на дыхательные пути, но и на системы почти всех органов».  

Covid-19 преподносит науке немало сюрпризов. Например, в начале пандемии считали, что вирус одинаково опасен для больных с другими хроническими заболеваниями. Причем любыми. Но оказывается, сопутствующая болезнь сопутствующей болезни рознь:   

«Что удивило: у пациентов с онкологическими заболеваниями, у пациентов с сахарным диабетом, их сопутствующие болезни на прогнозы не влияли. Некоторые онкобольные переносили Covid без симптомов. Что еще удивило, если думали, что пациенты с плохой иммунной системой, ВИЧ-больные будут заболевать чаще, то, надо признать, таких пациентов немного», — поясняет Иева Ванага.

А вот хронические болезни сердца, в том числе нарушение ритма, плюс Covid — увеличивают летальный исход почти в три раза. Хронические болезни легких, среди которых бронхиальная астма, увеличивают риск смерти в 5,5 раза. Хронические болезни почек — почти в 14 раз.

В начале пандемии считалось, что «ковид» бьет только по легким, и тяжелые формы могут привести к фиброзу в них — проще говоря, образуются рубцы. И дыхательная функция снижается вплоть до критической. Каким же было удивление ученых, когда фиброз у больных Covid-19 стали находить не только в легких, но и в печени. И у тех, кто умер, и у тех, кто выздоровел, рассказала Оксана Колесова, старший научный сотрудник лаборатории клинической иммунологии и иммуногенетики при RSU, доцент кафедры инфектологии:

«У нас есть основания предполагать, что действительно происходят усиленные процессы фиброза в острой фазе. Мы думаем, что скорее всего это носит временный характер, и эти процессы успокаиваются, потому что они становятся более интенсивными на фоне усиленного воспаления — эту взаимосвязь мы тоже нашли.

Скорее всего, когда останавливается воспалительный процесс — заканчиваются и процессы фиброза, но мы предполагаем, что опять же при наличии других факторов будет примерно  5% людей, у которых эти процессы не остановятся, а будут продолжаться, поэтому необходимо продолжать наблюдать пациента».

Ученые решили проверить: может, за то, как будет протекать болезнь (в тяжелой или легкой форме) отвечает какой-то ген? Взяли у пациентов с Covid-19 три конкретных гена и исследовали их варианты, или аллели.

«Мы обнаружили, что есть одна аллельная группа, которая встречалась чаще у пациентов с дыхательной недостаточностью, то есть у каждого третьего конкретная аллельная группа была в генотипе», — говорит Оксана Колесова.

Но чтобы подтвердить это открытие, нужны дополнительные исследования. Более масштабные. Сейчас число испытуемых было очень небольшим, чуть больше ста человек. Совпадение могло быть чистой случайностью. Будет ли продолжение — неизвестно, на данном этапе проект закончен.  

В Институте микробиологии и вирусологии Рижского университета им. П. Страдиня   уже больше полугода лабораторно изучают Covid-19. Ученые выяснили: вирус может передаваться не только воздушно-капельным путем, но и фекально-оральным, рассказал научный сотрулник института Максим Чистяков:

«Есть косвенные улики, что тот вирус может выделяться с фекалиями тоже — и каким-то образом инфицировать другого человека. Есть два варианта: через плохую гигиену — грязные руки, на поверхности, потом дотрагивание до слизистых оболочек лица (это глаза, это рот). Либо, как показал опыт с первым коронавирусом – также, допустим, неисправная канализация может поспособствовать распространению вируса через водопровод, через трубы. Такие места, как общественные туалеты, могут быть дополнительным источником инфицирования. Поэтому обязательно надо соблюдать гигиену».  

Находят вирус и в крови. То есть передать его через кровь теоретически тоже возможно. По наблюдению ученых, в организме коронавирус живет в среднем две недели.

Теперь — об антителах. Тут еще интереснее. Изучали образцы, взятые у людей, которые переболели Covid-19, и вот что обнаружили:

«Интересно то, что у 5% антитела мы не смогли обнаружить. Возможно, это потому, что просто не вырабатываются антитела», — сообщила Саманта Строева, ассистент в Институте микробиологии и вирусологии Рижского университета им. Страдиня. Значит, человек переболел, но защиты так и не получил.

Другое исследование, в другой лаборатории было посвящено поиску антител, наоборот, у тех, кто официально не болел и прививки не получал.

«Предварительные результаты показывают, что каждый 10-й или каждый 8-й житель Латвии мог встретиться с этим вирусом, переболеть, сам того не зная. Немного более высокий показатель у мужчин, но ярко выраженной разницы среди полов не наблюдали. Среди детей этот показатель еще выше — если берем возраст от 7 до 10 лет — антитела обнаружены у каждого пятого. Еще смотрели по регионам. Если в Риге и Рижском районе показатель от 8% до 11%, то, к примеру, в Латгалии 23% — в два раза выше», — говорит Анда Кивите-Уртане, директор Института общественного здоровья, ассоциированный профессор RSU.  

Ирина Якутенко — молекулярный биолог, научный журналист. Живет в Германии, сейчас находится в России с лекциями. Автор книги «Вирус, который сломал планету».

«Я начала писать, как только он появился. Мне показалось, что стоит обратить на него внимание. Я помню, как коллеги-журналисты написали: ну что ты поднимаешь панику, ерунда, сейчас сразу он исчезнет, сколько было таких историй, мне показалось, что стоит за ним последить», — вспоминает она.

Очень популярным Якутенко назвала миф о том, будто вирусы со временем становятся более слабыми:

«Это миф. Никакого биологического закона, который бы рекомендовал или приказывал вирусам становиться более слабыми, не существует. Вирусы разные, они отличаются по тому, как проникают в организм, как распространяются. Из этих особенностей следуют важные для нас особенности или смертельность.

Для этого вируса вполне нормально быть смертельным, потому что он респираторный и распространяется до появления симптомов. Человек уже всех заразил, и если он через три дня умрет, вирусу совершенно все равно, потому что он уже распространился. Он распространяется еще до появления симптомов, пока человек не знает, что он вообще болен.

Поэтому никаких препятствий к тому, что он начнет убивать каждого пятого, кого он заразит — нет. Потому что распространяется иначе. Ему не нужно сохранять жизнь хозяина, чтобы иметь эволюционный успех, поэтому ожидать в обязательном порядке ослабления не стоит. Собственно, мы это и видим, что новые штаммы — не более слабые. А наоборот».

По словам Якутенко, это касается любых вирусных заболеваний: все вирусные заболевания, которые побеждены человечеством, побеждены только вакцинацией.

Евгений Пинелис живет в США, работает в одной из больниц Нью-Йорка, он врач-реаниматолог. Но не простой врач, а пишущий. Автор книги «Все ничего». Его посты в социальных сетях о том, как врачи борются с коронавирусом, читает весь мир.  

«Видя десятки, сотни тысяч заболевших каждый день, мы не можем до сих пор предсказать, у кого болезнь пойдет по типу обычной простуды, может, неприятной, может, с какими-то долгоиграющими последствиями, но не смертельного заболевания, которое приводит людей в реанимацию. Понятно, что второе происходит у людей в возрасте, у людей с диабетом, но вот взяв этого заболевшего индивидуума, сказать абсолютно невозможно, куда пойдет заболевание первые 5-7 дней болезни. Вот уже больше года, и каждый раз это лотерея для пациента. И для врача неприятное гадание на кофейной гуще: куда это пойдет, куда мне отправить этого пациента, потому что количество коек в реанимации ограничено. Когда идет волна, приходится принимать решение, не имея объективных данных», рассказал Пинелис.

— Лечения было опробовано огромное количество, появились протоколы очень часто из множества ступеней, по крайней мере, авторы которых утверждали о высокой эффективности. В целом, за год попробовали все известное в медицине, весь арсенал фармакологических средств.
— И какой результат?
— Какие-то средства показали успех, но в целом какого-то глобального спасения от фармакологии пока что не ожидается.

Личное дело Дианы Спыну. Латвийское телевидение.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить