Точкu над i

Точкu над i. Дети и сети: игры смерти в интернете

Точкu над i

Артемий Троицкий: «До Бориса Немцова успешных, известных политиков у нас еще не убивали»

Точкu над i

Жизнь России без Немцова: до выборов 2018 года власти Путина ничто не грозит

Протестные настроения в сегодняшней России едва тлеют, поэтому никакие усилия разрозненной оппозиции  не могут создать проблем кремлевскому режиму, заявили участники дискуссии «Точки над i» на LTV7. Но вот после выборов, которые пройдут в будущем году, ситуация может измениться.

Метаморфозы российского общества, наблюдающиеся в последние годы - это лишь итог более ранних негативных изменений, и пока рано прогнозировать, когда именно направление общественной мысли может измениться. Сейчас тотальное большинство россиян занимают провластную позицию (во всяком случае, заявляют об этом в социологических опросах), а «холодильник не победил телевизор» - экономические сложности в сознании населения не связываются с платой за вооруженный конфликт в Донбассе, военные акции армии РФ в Сирии и присоединение Крыма, признали гости передачи.

Для оппозиции же сильных ударов было два: Крым и смерть Немцова.

«Убийство Немцова поставило жирную точку (в моем восприятии) на неком мечтательном, мирном процессе изменения власти. Власть точно показала, что она готова идти до конца. Мирных граждан она будет сажать, неугодных политиков – прямо на Красной площади отстреливать. И дальше, граждане – ваш выбор.

И вот этот момент прохождения через некую точку невозврата – для меня это был случай с Немцовым. Всё, проехали – никаких больше мирных веселых людей на площади, требующих изменить власть, быть не может. Дальше может быть только хуже. И мы в точности видим, как это два года развивается», - сказал Евгений Эрлих, руководитель балтийского телеканала «Настоящее время».

Поэтому неудивительно, отмечает Эрлих, что два года спустя после гибели политика на улицы Москвы вышло уже не 50-60 тысяч, а всего 15 тысяч человек  - еще через пару лет их может оказаться всего 5 тысяч, прогнозирует он.  

«Потому что пример, который нам изо дня в день демонстрирует российская власть – что она не будет мириться ни с какими попытками даже мирного сопротивления. Ильдар Дадин – очередная веха во всей этой истории. И убийство Немцова – как раз тоже такой сигнал, знак, точка: ребята, всё.

Поэтому происходящее в России после этого меня уже не удивляет. Наоборот, удивляет, что журналисты еще чему-то удивляются:

там пришли с обыском, этого посадили, этого выкинули из страны, а тому предъявили уголовное обвинение за перепост в соцсетях. Ну и что?.. Немцовым поставили точку – мы всё уже видели».

Эрлих добавил: точка верноподданнической консолидации россиян была пройдена до гибели Немцова – переломным моментом стал Крым:

«Если до Крыма еще можно было рассуждать, насколько демократично или недемократично устроена Россия, то после Крыма были 86%  (пусть даже 80%), которые начали аплодировать. Консолидация завершилась! После этого Немцов, не Немцов мог рассказывать всё что угодно – но

если ты не одобряешь действия своей страны и считаешь ее страной-оккупантом, на этом твоя политическая карьера в этой стране закончилась».

Поэтому гибель Немцова стала переломным моментом для оставшихся 20% - для оппозиции, считает Эрлих. Им дали понять: мы можем вас застрелить. Поэтому сейчас за границей живет Гарри Каспаров, поэтому многие оппозиционные политики отходят от дел, поясняет журналист. Он также считает, что «Россия свой выбор сделала – ей не нужен Немцов».

По наблюдению главного редактора интернет-ресурса Meduza.io Ивана Колпакова, его опасения двухлетней давности о том, что никакой дискуссии в обществе резонансное убийство не вызовет, сбылись:

«Никакого большого сдвига по итогам того, что случилось на Большом Москворецком мосту два года назад, не произошло.

Мне кажется, это вообще очень серьезная проблема российского общества – наша неспособность к рефлексии.

Неспособность обдумывать, что с нами происходит, кто мы такие, почему мы такие и какими мы хотим быть. (...) И к сожалению, мы даже не в состоянии оценить события, которые происходят с нами прямо сейчас.

Самым серьезным высказыванием в связи со смертью Немцова стал недавний фильм Михаила Фишмана и Веры Кричевской. Это самое внятное высказывание по поводу того, что с нами произошло два года назад и кем был Борис Немцов. (...) Этот фильм идет в прокате в России. Люди его смотрят – в Казани, в Нижнем Новгороде, Москве и многих других местах».

Не везде сеансы фильма проходят гладко, прозвучало в студии LTV7. Так, в Саратове показ 28 февраля был сорван – отключили на три часа электричество в районе Дома кино, где должна была идти картина. Были сведения, что и администрация Ростова-на-Дону пытается сорвать сеанс.   

Что касается российской оппозиции, говорит Колпаков, то после того, как в стране годами уничтожалась всякая политическая жизнь, странно ожидать чудес от оппозиции:

«Что она может сделать? Кто может объединиться вокруг Немцова – Михаил Касьянов с Ильей Яшиным? Может быть. Но из этого ничего не выйдет! Потенциальных лидеров оппозиции, которые были бы узнаваемы, в России довольно мало.

После Крыма оппозиция была полностью деморализована.

И именно Крым стал той точкой консолидации, вокруг которой построена вся политическая реальность в сегодняшней России. (...) Безусловно, значительное большинство российского общества подерживает крымские события. И безусловно, 2014 год полностью перехватил повестку у оппозиции – на годы».

А убийство Немцова год спустя стало лишь последним разрушительным ударом, пояснил Колпаков. У противников кремлевского режима оно вызвало ощущение подавленности и чувство полной невозможности повлиять на ситуацию в стране.  

Евгений Эрлих отметил, что уже раньше Россия утратила важные достижения ельцинской эпохи – свободу прессы и свободные, честные (по российским меркам) выборы:

«Ничего подобного потом не стало! До того мы знали, что Ельцин уйдет – будут другие выборы, придет другой политик. Первое, что сделал, придя к власти, Путин – это закрыл всю независимую прессу  и второе – закрыл выборы. На этом система рухнула. Но при Ельцине она была! Всегда существовала большая потенциальная возможность, что эта страна может измениться – и она менялась. Я жил в этой стране. Приведу пример: в 1998 году грянул финансовый кризис – это была катастрофа для многих, и из этой катастрофы через три месяца все вышли! Без власти. Потому что была огромная гражданская и бизнес-инициатива. Это была другая страна».

После аннексии Крыма и смерти Немцова это – еще более другая страна. Россия сейчас проживает очередной цикл застоя, сказал российский эксперт по вопросам региональной политики Дмитрий Орешкин. Он не верит, что протестные движения в России могут скоро набрать силу:

«Активизация таких настроений в связи с народным мемориалом на мосту и т.д. – всё это правильно, вопрос в том, когда. Сейчас государство идет в очередной цикл застоя. Еще живо ощущение, будто Путин – «пацан, который поднял Россию с колен».

Чтобы люди поняли, что это сказка, причем та, что уже кончилась, а мы возвращаемся к печальной советской действительности – должно пройти время. В Москве оно уже близко к завершению (...), но проблема в том, что до выборов власти этого времени хватит. И денег хватит, и поддержки. Основные проблемы в стране начнутся после 2018 года, когда состоятся выборы.

И вот следующее шестилетие будет для Путина тяжелым, и в смысле протестных настроений тоже».   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить