Денежное воздействие на здравоохранение: список оплачиваемых лекарств и другие

Фармацевтические фирмы материально поддерживают врачей и их общественные организации. В свою очередь, врачи, не декларируя явно своих доходов и интересов, участвуют в формировании государственной политики здравоохранения – это и включение новых лекарств в список компенсируемых государством, и написание основных положений государственной отраслевой политики, и работа врачей советниками у руководителей Минздрава, сообщает Latvijas radio.  

В своем расследовании радиожурналисты определили три пути, которыми фармацевтические компании и те врачи, что главным образом и наслаждаются поддержкой со стороны фармбизнеса, влияют на политику государства. В этих трех направлениях скрываются и свои риски.

Путь первый – основные положения, или рекомендации о том, как лечить пациентов с конкретными диагнозами. Эти документы регистрирует Национальная служба здравоохранения (NVD). Ее сотрудники не ознакомились с опубликованными в СМИ данными о поддержке врачей и врачебных организаций фармбизнесом, пояснили LR в учреждении:

«Во-первых, это только что появилось, во-вторых, это не влияет на нашу работу прямо. Профессиональные ассоциации, если они желают, порой пишут письма поддержки, особо обосновывая, что требуется.

Но это не имеет решающего значения», — заявила замдиректора департамента лекарств и медицинского оборудования NVD Антра Фогеле. 

Между тем, по данным Latvijas radio, порядка тысячи латвийских врачей сотрудничают с фармкомпаниями. В том числе на оплачиваемые фармбизнесом конференции ездят лидеры профессиональных общественных организаций и главные отраслевые специалисты Минздрава.

Поддержку получают и сами общественные организации. Больше всего – Фонд развития неврологии. В прошлом году ряд фармацевтических компаний пожертвовали ему 130 тыс. евро, а Обществу неврологов – около 60 тысяч.

«Нам нечего стыдиться», — заявляет глава фонда Андрей Миллер, ассоциированный профессор и главный невролог больницы им. П. Страдиня.

Доктор Миллер в прошлом году пять раз побывал на международных конгрессах. Он же и руководит фондом, и состоит в правлении Общества неврологов. Говорит – именно пожертвования позволяют фонуд десять лет подряд проводить летнюю школу неврологов и другие просветительские мероприятия.

Согласно годовому отчету фонда, его оборот в прошлом году составил 92 тыс. евро, и в его распоряжении имеется парочка мерседесов стоимостью почти 55 тыс. евро, не считая офисной техники, отмечает Latvijas radio.

Именно Общество неврологов два года назад подготовило основные положения по лечению тяжелого заболевания – рассеянного склероза, и эти положения государственной политики были честь честью зарегистрированы в Национальной службе здравоохранения. Этот документ – систематизированное описание лечебного процесса, он детально регламентирует, как следует лечить и реабилитировать пациентов с одинаковыми или родственными диагнозами, поясняет директор департамента врачебных услуг NVD Атис Мартинсон.

И документ носит лишь рекомендательный характер: лечебные учреждения придерживаются его в зависимости от их финансовых возможностей, отметил он. Основные положения могут разрабатывать и сами больницы, и высшие школы.  Деньги рабочим группам специалистов дают различные фонды, порой и сама NVD. Положения о рассеянном склерозе не финансировались:

«Мы полагались на профессионалов в своей сфере, потому что у нас нет таких специалистов, которые прошли бы через всю кардиологию. Мы проверили, правильны ли ссылки, и так далее. Углубляться в то, что пишут люди, десятилетиями в этой сфере работающие… Мы полагаемся на их честность», — признал Мартинсон.  

Что же касается возможного конфликта интересов — ответственное учреждение, оказывается, такие моменты не проверяет, выяснило Latvijas radio. «В основных положениях обычно не называются конкретные лекарства от конкретного производителя. Есть названия активных веществ (…)», — признал чиновник.  

Однако в рекомендациях по лечению рассеянного склероза такие названия журналисты нашли. Лидер Общества неврологов Андрей Миллер объясняет это так: «Мы говорим о принципах лечения. И это терапия первого этапа, второго этапа и так далее. Это не то, что мы называем один медикамент — мы называем группу медикаментов, необходимых для того или иного лечения…

Ни в одном случае мы не называем никакие компании (производителей медикаментов)», — заверил он. Возможность конфликта интересов Миллер отрицает.

Второй способ, которым «простимулированные» фармкомпаниями медики пользуются для защиты интересов фармбизнеса — попытки влияния на список компенсируемых лекарств.  Например, отраслевые ассоциации врачей пишут письма в поддержку включения того или иного препарата в список, приводя свои обоснования. Правда, в NVD не готовы бездумно следовать таким рекомендациям, возражает Антра Фогеле. Это для учреждения – просто информация к сведению, заверила она.

Главный семейный врач Латвии, вице-президент Общества врачей Илзе Айзсилниеце в поддержке со стороны фарминдустрии усматривает риски и сама на оплаченные производителями лекарств конференции не ездит. В то же время она не считает, что такая поддержка плоха сама по себе:

«Нужно понимать, что для наших врачей это одна из возможностей куда-то поехать и что-то услышать и увидеть, потому что участие в конгрессе очень дорого, и не все люди могут себе его позволить с теми доходами, что у них имеются.

Но было бы хорошо осознавать, что это все-таки на нас влияет».

Потенциальный конфликт интересов возникает там, где организации врачей, получающие поддержку от фармацевтических компаний, одновременно участвуют в формировании отраслевой политики, говорит член правления общества «Проекты здравоохранения в Латвии», доцент Латвийского университета  Сигне Межинска:

«Это еще не значит, что конфликт интересов там обязательно есть! Но было бы весьма желательно и чрезвычайно важно показать ясно и прозрачно эти отношения между обществами, ассоциациями — и фарминдустрией».  

Третий путь лоббирования интересов фармбизнеса — работа врачей, получающих материальную поддержку фармкомпаний, советниками у руководителей Министерства здравоохранения. От них не требуют декларировать потенциальный конфликт интересов, а следовало бы.  

«В данный момент это люди, которые могут скомпоновать стандарты или критерии качества, то, как должны излечиваться конкретные диагнозы, это те люди, что формируют мнение, наиболее умные в какой-то из сфер», — пояснила выбор советников министр Анда Чакша.

Глава Минздрава занимает свой пост с июня и унаследовала список главных медицинских специалистов в стране от предыдущих министров. С опубликованными в СМИ сведениями о связи некоторых этих специалистов с фарминдустрией министр, по ее признанию, также не успела еще ознакомиться, отмечает Latvijas radio. Между тем в прошлом году на оплаченные фармкомпаниями конгрессы съездило пять из восемнадцати таких специалистов, фигурирующих в списке.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно