Людмила Вессель: гонения на староверов, ужасы Холокоста и раненый Будда

Буквально в последние предпраздничные дни в культурно-информационном центре Даугавпилсской крепости состоялась XX краеведческая конференция, организованная обществом Latgales novadpētnieki («Латгальские краеведы») и вышеназванным центром. На этот раз конференция не имела общей темы, вниманию слушателей было предложено пять докладов.

Точнее сказать, полноценными докладами стали выступления бывшего директора Даугавпилсской средней школы № 10, а ныне увлеченного историка старообрядчества Даугавпилса, Латгалии, Латвии и Балтии Ины Кирничанской и историка, краеведа, основателя и директора музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии» Иосифа Рочко. Остальные участники конференции предложили исторические зарисовки, наполненные часто весьма любопытными фактами.

КОНТЕКСТ

В Даугавпилсе регулярно проводятся краеведческие конференции. Первая состоялась в 1997 году, ее инициатором стал тогдашний руководитель Русского исторического клуба Александр Дмитриев. До 2001 года прошло пять конференций, затем наступил десятилетний перерыв. Проведение возобновилось в 2011 году, тогда и подключились «Латгальские краеведы» и другие неравнодушные к истории люди. Конференции получили поддержку городского самоуправления, по их итогам стали издаваться сборники, расширился круг участников.

Ина Кирничанская из имеющегося у нее обширного материала, собранного преимущественно в архивах, выбрала историю первой старообрядческой часовни в Динабурге. Разрешение на ее строительство было получено от коменданта Динабургской крепости 3 февраля 1820 года, известно, что в 1822 году часовня уже работала.

В 1826 году, когда Николай I усиленно считал раскольников по всей Российской империи, в специальном докладе Динабургская часовня была названа единственным старообрядческим храмом города. В тот момент в Динабурге проживало около 400 староверов.

И. Кирничанской удалось найти оттиск печати этой часовни, передающий внешний вид церкви: маленький домик на островке озера Шуню. В одной части здания молились, в другой жил наставник. Еще на печати видны птицы, кружащиеся над часовней: символы душ, покинувших тело.

Важная часть истории часовни, снесенной в 1864 году, связана с деятельностью наставника Артамона Анкудинова. До Динабурга он служил в Литве и Риге. Судьба священника трагична. Он ввел у староверов метрические книги, венчал раскольников, чем нарушал закон. У часовни отняли печать, после чего Анкудинов завел свою личную печать со словами «терплю и надеюсь». Закончилось всё арестом наставника и опечатыванием часовни в 1850 году. Анкудинова поместили в Витебскую тюрьму, но ненадолго.

Купцы-раскольники выступили с инициативой присоединения к так называемому единоверию. Если коротко, то единоверие – это условное единение старообрядцев с православной церковью. Старообрядцы соглашаются принимать «законное», т. е. православное священство, а церковь дозволяет им содержать «старые» обряды и книги.

Единоверческие священники, как правило, посвящались в сан из старообрядческих наставников при переходе их в единоверие. Вообще тема эта для староверов болезненная, и шли они на такие компромиссы с немалым трудом. Но шли, например, чтобы успешно развивать свой бизнес, как в случае с купцами.

Анкудинов «под давлением общественности» в единоверие тоже перешел, старую часовню, ставшую единоверческой, возглавил, вскоре заболел и в 1851 году умер.

Этот рассказ – малая часть из богатейшего материала, имеющегося в распоряжении Кирничанской и ждущего своего часа. Во время же кофейной паузы Ина Сергеевна озвучила удивительный факт: Даугавпилс в данный момент – единственный в мире (!) город, где находятся шесть действующих старообрядческих храмов.

Доклады Иосифа Рочко всегда изящны и лаконичны по форме, богаты по содержанию и тронуты изрядной долей еврейского юмора. Впрочем, последнему в нынешнем случае места не было: доклад посвящался Холокосту в Даугавпилсе. Поэтому – просто цифры и факты, леденящие душу.

Динабург-Двинск долго был еврейским городом. Накануне Первой мировой войны в нем жило 55686 евреев или 49.3 % всего населения. Это было самое большое количество евреев, когда-либо проживавших в городе.
К 30-м годам прошлого века еврейское население Даугавпилса значительно сократилось: в 1935 году проживало 11106 евреев, что составляло 24.6 % населения города.

Ну, а дальше… 14 июня 1941 года в Красноярский край депортировали около 200 евреев. В первые дни войны более 2000 евреев успели покинуть город, став беженцами. 26 июня Даугавпилс был захвачен германской армией, началось преследование евреев. Первым значительным местом уничтожения стал так называемый железнодорожный садик за городской тюрьмой, в нем до 13 июля 1941 года специальной немецкой командой при участии местных охранников было уничтожено 1150 евреев.

15 июля 1941 года последовал приказ о том, что всё еврейское население в течение десяти дней должно переселиться в предмостное укрепление, где было создано гетто. По различным сведениям, в гетто согнали около 14 тысяч человек из Даугавпилса и других городов и населенных пунктов Латгалии.

Крупнейшие акции по уничтожению евреев были проведены 28 июля, 1, 18, 19 августа. По отчетам немецких команд в гетто было уничтожено около 9000 человек. Еще одна кровавая акция прошла 8-10 ноября 1941 года. В этой акции, кроме немцев и местных полицейских, принимала участие и печально известная команда Виктора Арайса. По разным оценкам было уничтожено от 1000 до 3000 евреев.

В начале декабря 1941 года в гетто оставалось 962 человека, а через полгода, в мае 1942-го, при участии команды Арайса и местных полицейских было уничтожено почти 500 евреев. Оставшихся в живых перевели в Даугавпилсскую крепость работать в мастерских.

В 1943 году оставшихся в живых узников отправили в Ригу и в Эстонию; осенью 1944 года последних узников Даугавпилсского гетто на пароходах доставили в Польшу и распределили по разным лагерям.

Выжили примерно 100 евреев, часть из которых вернулась в Даугавпилс.

Для Иосифа Рочко Холокост не только объект изучения, но и живая семейная история. Его отец Гершон Рочко был узником Даугавпилсского гетто, потерял там свою первую семью и многих близких. Сам уцелел, потому что был первоклассным шорником, а немцы остро нуждались в квалифицированной рабочей силе. Ну, и помогло стечение обстоятельств. Из Даугавпилсской крепости Гершона перевезли в рижский лагерь Кайзервальд, далее – в Польшу, в лагерь Штуттгоф.

В Штуттгофе за годы войны погибло более 65 тысяч человек. В концлагере работали печи крематориев, и Гершон Рочко вынужден был сортировать обувь сожженных узников, набивать матрасы женскими волосами. Его в 1945 году освободили советские войска. Гершон Рочко вернулся в Даугавпилс, работал на обувном комбинате «Даугава». О пережитом рассказывать не любил…

Тему Второй мировой войны продолжил журналист, магистр истории Александр Цветков. Он поделился некоторыми фактами начального периода восстановления Даугавпилса после освобождения города от немецких войск 27 июля 1944 года.

Даугавпилс пострадал сильно: было уничтожено 75% жилого фонда, общий ущерб оценивался в 900 млн рублей. Третий рейх, отступая, всё, что смог, забрал с собой, остальное сжег и заминировал.

Город представлял собой перманентный блошиный рынок; в пруду, расположенном в центральном парке Дубровина (сейчас там фонтан), люди мылись и стирали белье; остро не хватало специалистов по строительству и медицине.

Советская власть старалась: открывались столовые, особое внимание уделялось детям и многодетным матерям, в большинстве своем приемным, по возможности трудоустраивали многочисленных инвалидов.

Летом 1945 года началось массовое возвращение демобилизованных солдат, для многих Даугавпилс становился транзитным пунктом. Уговаривали остаться: предлагали разные льготы и... 300 папирос в качестве бонуса. При этом некоторые вернувшиеся местные жители не могли попасть в свои уцелевшие чудом дома: уплотнение, простому человеку полагалось три кв. метра, а целый дом – непозволительная роскошь. Однако, как свидетельствуют документы тех лет, смершевцы могли иметь и несколько многокомнатных квартир сразу…

Выступление Елены Жуковой обобщало некоторый материал о Межциемской школе, работавшей в Даугавпилсе с 30-х годов прошлого века до 2003 года. Елена – одна из последних выпускниц этой школы, она хочет сохранить факты и поделиться особо теплой, прямо-таки семейной атмосферой маленького учебного заведения, где в 90-е годы в классах учились 5-6 человек, и всех каждый день вызывали к доске. Межциемская школа едва ли в ближайшее время возобновит работу, а вот сборник воспоминаний об учителях и учениках вполне можно подготовить и издать.

Последним докладчиком стал основатель и руководитель «Музея у коменданта» Олег Виноградов. «Музейчик» (так его нежно называет Олег) – первая военная экспозиция в Даугавпилсской крепости, посвященная исключительно Первой мировой войне.

Виноградов с единомышленниками пару лет назад создал клуб «1914», члены которого в буквальном смысле «откапывают» свою историю. Копают в черте города, в окрестностях – Медуми, Илуксте, Свенте, иногда и дальше забираются.

Стоял недалеко от Риги бурятский полк, там копатели и нашли поврежденную статую Будды, отреставрировали ее.

Раскопки идут в основном летом, зимой найденное реставрируют и собирают информацию.

В 2017 году один местный бизнесмен купил в Крепости здание, привел его в порядок и предоставил копателям для постоянно работающей экспозиции. Немного помогла деньгами городская дума, и «Музей у коменданта» летом отметил уже свой первый день рождения. Множество артефактов нуждается в систематизации, описании, изучении. По словам Олега, посещают музей активно, особенно он нравится иностранцам, они удивляются, что Первая мировая проходила и здесь… Американцы же очень хотят принять участие в раскопках. «Подумаем об этом», - философски заметил Виноградов.

В следующем году клуб «1914» планирует восстановить броневик. Тут сразу у нескольких слушателей возникла бизнес-идея: восстановить и сдавать «броневичок» в аренду политикам. Местным и не только… Главное – о цене договориться.

Закончилась конференция на серьезной ноте: управляющий Даугавпилсской крепостью Янис Островский напомнил, что в 2019 году начнутся большие работы в Инженерном арсенале. Часть здания станет филиалом Рижского мотор-музея, остальное пространство тоже прирастет чем-то интересным.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно