Либа Меллер: Вкус свободы

Людям свойственно романтизировать прошлое. Или героизировать. Или — и то, и другое вместе. И очень легко впасть в оба этих соблазна, рассказывая о времени, крайне важном для истории государства. Творческой команде, создавшей в Лиепайском театре спектакль «Лиепая — столица Латвии», удалось этого избежать. Получилось интересно и без пафоса. 

Исторический контекст

Создание Латвийской Республики было провозглашено 18 ноября 1918 года в Риге. Однако независимость находилась под угрозой — Красная Армия и большевики вскоре оккупировали большую часть новорожденной республики. Вскоре Временное правительство во главе с премьером Карлисом Улманисом было вынуждено покинуть Ригу, и 7 января 1919 года нашло себе прибежище в Лиепае, в течение полугода город фактически был столицей государства. Напряжение нарастало, и 16 апреля правительство перебралось на пароход «Саратов», который находился на рейде Лиепайского порта до 27 июня 1919-го. «Саратов» доставил правительство в Ригу 7 июля.

Символично, что постановку о событиях столетней давности, когда рождалась Первая республика, создали 30-летние — родившиеся во времена Третьей Атмоды, ровесники нынешней независимости. Драматург Раса Бугавичюте-Пеце и режиссер Валтер Силис изначально намеревались сделать главный акцент не на политической картине — хотя куда уж без этого в рассказе о таких событиях — а на жизни обычных людей, оказавшихся волей судьбы на переломе эпох. Рассказать о том, как они жили и выживали, что чувствовали, о чем думали. (Подробности изложены тут.)

Спектакль создан в жанре театрального эссе и состоит из отдельных историй-фрагментов: актер или актриса рассказывают, остальные — как бы иллюстрируют рассказ.

Представьте, что вы фотографируете огромную картину со множеством деталей в полной темноте. Вспышка выхватывает один кусочек, другой... Полноценного представления все равно не получится, но что-то можно понять.

Драматург и режиссер особо подчеркнули, что даже и не собирались замахиваться на достоверное «историческое полотно», это лишь попытка современных людей на основе газетных сообщений, дневниковых записей, музыки et cetera столетней давности дать волю фантазии и заглянуть в ту эпоху.

Получилось «вероятное прошлое», если можно так выразиться.

Уф! Теперь, после всего этого занудства, Пристрастный зритель постарается изложить свои впечатления. Актеры выходят на сцену в современной одежде и называют имена: сначала известных политиков и деятелей культуры того времени, потом, все быстрей и быстрей — обычных людей, живших в то время. Отдельные голоса сплетаются в нестройный хор. Это имена лиепайчан, которых упоминали газеты столетней давности.

Эстрадный певец поет песенку о том, что будет через 200 лет. Он движется, подобно марионетке, а голос стилизован под записи на старых пластинках. И дальше все песенки звучат именно в таком стиле. Более того — все исторические персонажи, в том числе и Карлис Улманис, говорят так, как звучат их речи на старых пластинках. Даже произношение (чтоб не сказать «акцент») у актеров становится таким, как говорили на латышском сто лет назад.

Рассказчица говорит:

«Свобода. А что это вообще такое — свобода? Какой у нее вкус? Для меня это травка-полевица, знаете, у нее мягкая часть травинки сладкая такая...».

Но вот — 18 ноября 1918 года. Никто в Лиепае еще не знает, что случилось в Риге. Одна девушка делится радостью — мол, никогда не забудет этот день, брат вернулся с фронта! Другие жалуются на зверский холод и безуспешные поиски работы... Лиепайчане узнают об объявлении независимости только 20 ноября из газеты Lidhums. Не могут поверить, радуются, надеются, что жизнь улучшится и работа будет...

В два часа и пять минут действия без антракта удалось вместить многое. Из бытового и страшного: отсутствие хлеба, дров, работы; военнопленные и беженцы; эпидемии — испанского гриппа и тифа; безпризорные боеприпасы, бензол вместо керосина, взрывы и смерти; фальшивые хлеб и молоко...

Политическое и общественно-значимое: 7 января 1919 года в Лиепаю прибывает поезд из Елгавы, в нем — Временное правительство во главе с Улманисом. 11 марта — похороны Оскара Калпакса. Апрельские перевороты, правительство перебирается на «Саратов».

Культурная жизнь: поэты Янис Акуратерс и Эдварт Вирза рассуждают о судьбах страны; поэт, писатель и общественный деятель Карлис Скалбе читает стихи на похоронах Калпакса.

Добавьте сюда историю о латышской девушке и ее возлюбленном, немецком солдате; симфонический концерт и зажиточное немецкое семейство; «золотую молодежь» и морфий...

Смешайте, не взбалтывая. Приправьте песнями, аутентичной музыкой, хорошими костюмами, минималистской сценографией и роскошным изобилием мелькающих на заднике старинных фотографий и документов.

Некоторые длинноты в тексте хотелось бы убрать, но хорошая актерская игра их более-менее компенсирует. Играет вся труппа действительно прекрасно.

КОМАНДА

Автор текста — драматург Раса Бугавичюте-Пеце. Режиссер — Валтерс Силис.
В ролях: Эдгарс Озолиньш, Сандис Пецис, Роландс Бекерис, Агнесе Екабсоне, Анете Берке, Мартиньш Калита, Каспарс Карклиньш, Гатис Маликс, Илзе Трукшане, Лаура Ерума.
Сценограф — Угис Берзиньш,  художник по костюмам — Иева Каулиня, композитор — Рейнис Сеянс, хореограф — Кристине Брининя, художник по свету — Мартиньш Фелдманис.
Постановка создана в рамках программы празднования столетия Латвийского государства.

Парочка сцен заслуживает более подробного описания. Вот дивный эпизод из жизни Лиепайского театра — в 1918-м труппа отметила 12 лет, после провозглашения независимости переселилась в пустующее здание, построенное для немецкого театра. Живет в нем и поныне. Художественный руководитель театра и первый латышский профессиональный режиссер-женщина Отилия Муцениеце дает интервью. Затем публика видит отрывок из нового спектакля. Кошмарно нудного и жутко пафосного. С Отилией в главной роли. Она отчаянно переигрывает — в стиле немого кино. (Анете Берке в этой роли бесподобна.)

Другой эпизод: дров нет, народ ворует топливо в порту. Охранник — 106-летний старик. Он советует рассказчику не лезть в политику, «дольше проживешь», а на замечание — мол, у вас там опять воруют, машет рукой: «У меня корабль украли в свое время! Вот это неприятность! Но и это прошло...». (Мартиньш Калита в роли старика Симаниса Гаданиса вызвал восторг публики и шквал аплодисментов.)

Но и это тоже пройдет. 27 июня «Саратов» швартуется в порту и Улманис (Эдгар Озолиньш) произносит речь, в финале которой «заглядывает в будущее» и рассказывает, как он установит диктатуру, потом придет Советская власть, а затем — свобода.

Так какой все-таки у свободы вкус?

В финале снова звучит песня о жизни через двести лет, фразы «мы будем есть яйца только от счастливых куриц», «у нас будет демографический взрыв» и прочее в том же духе сводят на нет некоторый пафос последнего эпизода. И — поделом. Смех. Аплодисменты. 

В общем, смотреть рекомендуется. Хорошее «погружение в историю», захватывающее и с ракурса, которого ни в одном учебнике нет.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить