Алексей Романов: Mes Salutations du Moulin Rouge

В Риге в Музее истории Латвийской Железной дороги 24 ноября стартует первая — но судя по обещаниям организаторов, не последняя - международная ярмарка современного и актуального искусства ART Rīga Fair 2014. 

На арт-мессе представлены латвийская и мировая живопись, графика и скульптура, фотография, объекты авангардного искусства, не вписывающиеся в терминологизированные жанры. Это работы из престижных художественных галерей из всех трех стран Балтии, России, Германии, Бельгии, Португалии, Китая и Мексики. Устроители ART Rīga Fair  умудрились заполучить полотна таких великих мастеров, как Джорджо де Кирико, Сальвадор Дали, Марк Шагал. 

Мне кажется очень символичным то, что рижская ярмарка изобразительного искусства открывается в день 150-летия со дня рождения Анри де Тулуз-Лотрека. И это замечательный повод вспомнить об удивительном человеке и художнике, который — не побоюсь банальности — актуален сегодня и отвечает идее ART Rīga Fair. Ведь Лотрек первый поднял рекламу — афишу, плакат — на уровень высокого искусства.

Что такое художественная ярмарка, если не соединение искусства и коммерции, совместная «тусовка» творцов, галеристов, покупателей?

Полагаю, что имя Тулуз-Лотрека известно каждому, за исключением уж совсем маргиналов. Хотя бы благодаря интересу к его личности со стороны представителей других видов искусства. Помню, как в недавней постановке «Богемы» Дж.Пуччини в мадридском Teatro Real во втором акте, когда герои празднуют Сочельник на Монмартре, в веселящийся толпе виден артист миманса в портретном гриме Лотрека, что-то рисующий в своем альбоме.

Но больше всего популяризировал художника кинематограф. И больше всего две ленты с одним названием Moulin Rouge («Мулен Руж»). Их разделяют полвека и объединяет вымысел. Фильм 1952 года — это, как мне помнится, вообще набор вранья, начиная с того, что герой ломает ноги, падая с лестницы. На самом деле юный Лотрек сначала сломал шейку левого бедра, упав со стула, а потом шейку правого бедра при падении в овраг. В результате его ноги перестали расти. Лотрек остался карликом с непропорционально короткими ногами и ростом в 150 сантиметров.

В фильме-мюзикле Moulin Rouge! («Мулен Руж!») 2001 года Лотрек — не самый главный герой. Эта любовная история молодых людей, которых играют Николь Кидман и Юэн Макгрегор, не имела почти никакого отношения к истории реального Тулуз-Лотрека, но зато имела очень счастливую прокатную историю. Фильм База Лурманна стал одним из самых кассовых и получил два Оскара. Я бы охарактеризовал эту картину оксюмороном — дорогая дешевка (бюджет фильма 50 млн долларов).

Пожалуй, наиболее удачная и приближенная к реальности художественная киноработа — Lautrec  («Лотрек»), франко-испанский фильм режиссера Роже Планшона. 

Так кто же он, Анри де Тулуз-Лотрек?

Карлик, не вылезающий из кабаков и борделей, сексуальный извращенец, сифилитик, алкоголик, допившийся до сумасшедшего дома и закончивший жизнь в 37 лет?  Или, как писали современники, «бездарный и безнравственный маляр», рисовавший проституток, циркачек и танцовщиц кабаре, тоже не отличавшихся высокоморальным поведением? Или человек, который из-за своих физических недостатков не был принят своим аристократическим обществом и нашел себя в среде эпатирующей и шокирующей это самое общество богемы?

А уж аристократизма ему, как говорится, не занимать. Род Анри Тулуз-Лотрека берет свое начало от Рюрика Новгородского и Киевского Великого Князя Владимира. Он прямой потомок французского короля Людовика XI. Сам же Анри Мари Раймон де Тулуз-Лотрек-Монфа родился, как я уже писал, ровно 150 лет назад в фамильном замке де Мальроме, близ Бордо. Он получил хорошее домашнее образование, с детства прекрасно рисовал. Семья Лотреков владела несколькими домами. Большую часть времени мальчик проводил в замке Шато дю Боск, неподалеку от Альби. Подобно многим аристократическим отпрыскам, он увлекался лошадьми и собаками и рисовал животных (как, впрочем, и бесконечные карикатуры на окружающих). Он любил наряжаться в необычные, яркие костюмы — то ковбоем, то черкесом, то шотландцем, то крестоносцем.  Как-то даже вышел к семейному обеду в пледе и балетной пачке.
После травм  красивый, ловкий мальчик превратился в калеку — карлика с короткими ножками и большой головой. У «маленького сокровища», как называли его родители, отвисла нижняя губа, стала течь слюна, он стал шепелявить, зубы его сгнили. Непропорционально крупную голову Анри пытался «закамуфлировать» черным котелком, а челюсть скрыть за густой бородой.  Искусство стало для него единственным прибежищем. И Тулуз-Лотрек больше не расставался с альбомом.

Его творческое наследие богатейшее: тысячи рисунков, пастелей, этюдов и набросков, 600 живописных работ, сотни литографий, три десятка плакатов, а еще гравюры и монотипии.

Он так воссоздал атмосферу ночного города, его обитателей, что мне, например, некоторые даже кажутся моими знакомыми.

Беглые наброски передают не только характер человека, иногда в них прочитывается судьба.

На первой рижской ART Rīga Fair нет работ Анри де Тулуз-Лотрека. Но, может быть, к какой-нибудь следующей ярмарке этот певец богемы Монмартра пришлет в Ригу свой привет из знаменитого парижского кабаре «Мулен Руж».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить