Разделы Разделы

Алексей Романов: Лебедь, рак и щука

Помните, как Никита Хрущев обещал американского президенту Ричарду Никсону показать Кузькину мать? Если не помните или не знаете, то скажу, что произошло это в 1959 году в Москве в Сокольниках на американской выставке. (Да-да, именно там, а не заседании Генеральной ассамблеи ООН, как ошибочно считается. В Нью-Йорке советский генсек стучал по столу ботинком).

Это я вспомнил потому, что теперь в Риге на саммите ЕС по «Восточному партнерству» руководители Евросоюза в очередной раз решили продемонстрировать Kuzma’s Mother президенту Путину. И это несмотря на то, что канцлер ФРГ Ангела Меркель еще до рижской встречи пообещала, что саммит не будет направлен против России. Но упоминание в заключительной декларации незаконной аннексии Крыма, это, наверное, все-таки скорее против, чем за.

И этот пункт тут же внес раскол в ряды приглашенных в Ригу восточных партнеров. У тех, кто стремится в европейскую семью — Украины, Грузии и Молдавии — возражений не было. Участники Евразийского экономического союза — Беларусь и Армения — итоговый документ подписать отказались. Попытки уговорить их успеха не принесли. Пришлось в срочном порядке уже в Риге думать, как изменить формулировку. В результате в итоговом документе говорится:

«ЕС еще раз подтверждает свои позиции, выраженные в совместном Заявлении на саммите ЕС-Украина 27 апреля, которое включает незаконную аннексию Крыма и Севастополя». Как видим, в этом пункте уже упоминаются только страны Европейского Союза. А их восточные партнеры к этому утверждению непричастны.

Думается, что белорусский президент предвидел подобные расхождения по ключевым вопросам и посему уклонился от участия в рижском саммите. Иначе бы пришлось отстаивать ту же позицию лично, глядя в глаза президенту Украины.

До сих пор белорусскому лидеру удавалось успешно лавировать между Путиным и Порошенко, сохраняя добрососедские отношения с обоими и умудряясь не давать особого повода для недовольства и обид ни тому, ни другому.

Вспомним, что говорил Лукашенко еще год назад: «Крым сегодня — это часть территории России. Можно признавать или не признавать, от этого ничего не изменится». И добавлял, что «от нас никто не требует» факта признания, а сам он предпочитает не лезть «в эти дебри». А еще он не раз подчеркивал, что Белоруссия будет всегда с братскими народами — Россией, Украиной и другими.

Во время рижского саммита от Александра Лукашенко из Минска прозвучало заявление, которое можно интерпретировать и как четкую позицию, и как примирительную дипломатию: «Почему заочно, без России, должны ее дубасить, в том числе и за Крым?»

В результате белорусы подписывают итоговую декларацию с этим и некоторыми другими изменениями. А министр иностранных дел Владимир Макей поясняет: «Есть только заявление о том, что страны ЕС, и это их право, заявляют о том, что они не признают события, связанные с Крымом».

Такая позиция Белоруссии на рижском саммите, на мой взгляд, объясняется еще и тем, что после Минских соглашений Александр Лукашенко вполне может рассчитывать на роль авторитетного миротворца. Значимость этих договоренностей, остановивших полномасштабную и кровопролитную войну на Юго-Востоке Украины, уж никак не меньше рижской декларации.

Теперь посмотрим, почему Армения отказалась подписывать в Риге первоначально подготовленный документ. Вспомним, что сразу же после референдума в Крыму армяне официально признали его законность. Армения голосовала и против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по аннексии полуострова. Поэтому вообще непонятно, как руководители Евросоюза могли рассчитывать на то, что под декларацией с осуждением аннексии поставит свою подпись президент Армении Серж Саргсян.

Как в самой Армении представляют участие в «Восточном партнерстве» в сочетании с «крымнаш» и вступлением в Таможенный Союз? Вот мнение депутата Национального Собрания Армении Самвела Фарманяна: «Я думаю, что, с учетом звучащих с двух сторон политических заявлений, и с нашей стороны, и со стороны официального Брюсселя, они будет включать в себя все сферы, которые представляют взаимный интерес. Они будут иметь максимальный объем, конечно, как мы любим всегда повторять по понятным причинам, во всех направлениях, которые не противоречат ЕАЭС».

Не верит в успех двухвекторной политики своей страны армянский политолог Шогер Зурабян:

«Пока Россия молчит, Евросоюз раскрыл руки для объятий, Армения улыбается и машет им обоим. Армения довольна, поскольку уверена, что проводимая ее долгие годы политика «и-и», не подведет и на сей раз. Разве? Насколько сегодня вписывается политика «и-и» в геополитическую мозаику? Все это уж больно слишком хорошо, чтобы быть похожей на правду.

В свою очередь, комиссар по вопросам расширения ЕС Йоханнес Хан сказал: «Европа готова танцевать с Арменией. Насколько эмоциональным будет танец, зависит от второго партнера».

Но почему-то не заметил брюссельский комиссар, что у Армении в танце сейчас два партнера — Россия и Евросоюз. И это придется постоянно учитывать тем, кто исполняет танго втроем.

Неожиданным для участников саммита стал уже на его исходе и демарш Азербайджана, который тоже отказался подписать «исходник» «Рижской декларации». Президент этой страны, как и Белоруссии, не приехал в Ригу на встречу ЕС с восточными партнерами. Азербайджанская пресса объяснила это тем, что Ильхам Алиев таким образом решил избежать критики, которую ему собирались устроить на саммите. А после отказа подписать декларацию председатель Европейского совета Дональд Туск позвонил из Риги в Баку Алиеву, чтобы найти выход из создавшейся ситуации.

В международной политике Азербайджан всегда отличался независимой позицией. К тому же есть повод для претензий к Брюсселю — столько внимания к Крыму, в то время как с советских времен остается нерешенной проблема Нагорного Карабаха. Пришлось включить в заключительный документ утверждение о «полной поддержке посреднических усилий всех участников Минской группы, включая президентов, в решении конфликта в Нагорном Карабахе».

Латвийский премьер Лаймдота Страуюма назвала «Рижскую декларацию» компромиссом. Думаю, что это наиболее подходящее ее определение. Может быть, даже единственно подходящее. А самое главное то, что, кажется, в структурах Евросоюза появилось понимание о необходимости дифференцированного подхода к восточным партнерам. А также понимание того, что выступать в роли «Большого брата» с ними не получается. И вряд ли получится впредь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить