«С сегодняшнего дня вы мои дети. Что будет с вами, будет со мной». 80 лет расстрелам евреев в Лиепае

Самые массовые «акции по уничтожению» лиепайских евреев прошли 15-17 декабря 1941 года в Шкедских дюнах. Сегодня на мемориал в Шкеде почтить память жертв нацизма приехали представители еврейской общины, руководство Лиепайской думы, посол Израиля и генконсул России.

Мемориал в Шкеде начинается Аллеей праведников.

«Всегда, когда мы говорим о трагедии еврейского народа, мы не можем не вспомнить тех, благодаря кому евреям удавалось выжить и спастись», — подчеркнула руководитель открытого общественного фонда «Еврейское наследие Лиепаи» Илана Иванова, дочь Давида и Хенни Зивцон, спасенных во время войны.

«Человек человеку может быть волком, безжалостным и жестоким. Но к этому страшному месте расстрелов ведет Аллея праведников, которая нам напоминает, что человек человеку может быть другом и спасителем», — сказала Майя Мейере-Оша, музейный педагог, исследователь и гид музея-мемориала Жаниса Липке.

Она назвала несколько имен тех, чьи имена высечены на стелах — Роберт и Йоханна Седулсы, спасшие 11 человек, айзпутчане Шустеры, Пукисы и Дзене — они почти все погибли, пытаясь спасти четверых… Есть здесь и имя Элзы Перконе. Но о ней позже. Устами человека, которого бы не было на свете, если бы не эта женщина…

«Когда я читаю о военном времени и Холокосте, мне кажется, что все проваливается во тьму. И как потом можно верить людям?! Но эти истории — и истории тех, кто спасал — мне всегда напоминают, что

в самое темное и мрачное время есть люди, которые остаются людьми»,

— заметила Майя.

Затем немногочисленные собравшиеся прошли по Аллее праведников к мемориалу.

«За три дня, 15-го, 16-го и 17 декабря 1941-го, здесь был убит две тысячи семьсот тридцать один человек — женщины, дети и старики. До этого в парке Райниса, возле водонапорной башни в Каросте, в Шкеде и других местах города было расстреляно очень много мужчин в возрасте от 16-ти до 60-ти лет. К 1 июля 1942 года, когда было создано гетто, в живых осталось только 832 из почти 5700 евреев, которые оказались в руках нацистов 29 июня 1941-го, когда город был взят», — сказала Илана Иванова.

Аресты начались в ночь на 15 декабря. До этого начальник Лиепайской полиции Фриц Дитрих издал распоряжение о запрете евреям покидать дома 15-16 декабря. Немецкие офицеры и латышские шуцманы арестовывали евреев и свозили их в бывшую женскую тюрьму.

«Лиепайчанин Соломон Фейгерсон, которому тогда было 11 лет, вспоминал, что за его семьей пришли 16 декабря. “Мы обдумывали различные сценарии, но к убийствам не были готовы. Той ночью мы уже легли спать. Ночью в дверь позвонили. Офицер СС, которого сопровождали 5-6 шуцманов, зачитал наши имена из списка и велел быстро собираться. Они увезли нас в тюрьму. Когда мы оказались во дворе тюрьмы, мы поняли, что обречены”», — процитировала Майя Мейере-Оша. И добавила: в тот день семье Фейгерсонов удалось спастись. Они прожили до февраля, когда расстреляли и их. Уцелел лишь Соломон, благодаря подруге мамы Анне Эвеле.

Коротко выступили мэр Лиепаи Гунар Ансиньш, посол Израиля в Латвии Шарон Раппопорт-Палги и генконсул России в Лиепае Алексей Белоносов. Прозвучал кадиш — поминальная молитва. К подножию мемориала легли венки и цветы.

Липман Зеликман сегодня приехал из Риги, чтобы снова почтить память человека, спасшего его родителей: «Они поженились в апреле 1941 года. За несколько дней до декабрьской акции уничтожения мой отец каким-то образом о ней узнал. И они ушли из дома — по сути, в никуда. Но отец был фотографом и одним из его коллег был Леон Бечалис. Папа с мамой пришли к нему в мастерскую и попросили помощи. В мастерской у Бечалиса они пробыли три дня. Но мастерская — на Курмаяс, чуть ли в центре города, немцы постоянно приходили фотографироваться. Было ясно, что находиться там долго нельзя. Леон был знаком с Элзой Перконе, привел и сказал — мол, этим людям надо помочь. И она сказала фразу, которую мои родители всегда повторяли, и которую я запомнил на всю жизнь: “С сегодняшнего дня вы мои дети. Что будет с вами, будет со мной”. Она жила на Кунгу, во дворе был дровяной сарайчик. И там

Элза прятала моих родителей — с 15 декабря 1941-го до 8 мая 1945 года. До того дня, когда Леон их привел к Элзе, они никогда не видели друг друга. Просто это был такой человеческий подвиг, порыв, она решила, что ее долг — помочь им.

А после войны — я родился в 1947-м — когда ездили в Лиепаю, всегда к ней приходили, и отец ей всегда помогал, и материально, конечно. Она приезжала к нам в Ригу… Благодаря ей и я стою здесь сейчас. Мне было важно увековечить ее память в музее Яд-Вашем. Это заняло у меня три года. В 2006 году ей было присвоено звание Праведника мира. Имя Элзы выгравировано на памятной стеле в Яд-Вашеме. Это было моим долгом. И мне удалось этого добиться», — рассказал Липман Зеликман.

Сегодня с 17:00 до 19:00 все желающие могли посетить еврейскую часть Ливского кладбища: возложить цветы к стене памяти с тысячами имен убитых горожан-евреев и зажечь свечи в их память. Такое мероприятие, точней, акция, проходила в годовщину расстрелов впервые. 

И люди начали приходить на Ливское еще до пяти вечера. Зажигали свечи и ставили их возле лиепайской «Стены плача».
 
«Нам хотелось, чтобы информация о фактически исчезнувшей в Холокост еврейской общине Лиепаи не потерялась со временем. Чтобы память о той трагедии оставалась в памяти не только евреев, чтобы общественность города знала и помнила о ней. Ведь это были граждане Латвии, их соседи, друзья, одноклассники, партнеры по бизнесу. Лиепая отличалась тем, что не было у нас еврейских улиц или кварталов, все жили вперемешку и достаточно уважительно к традициям других. Так, никто не возмущался, к примеру, что по субботам его любимый хлебный магазинчик, где торговали евреи, закрыт. И, если мы будем помнить об этой трагедии, и лучшие образцы взаимоотношений передавать будущим поколениям — можно надеяться, что это будет сплоченное и доброе общество. И оно сохранит мир (в смысле — «не войну» — Л. М.), который сейчас есть, его нужно сохранить любым путем», — сказала Илана Иванова Rus.LSM.lv. 
 
Чуть позже об этом же она говорила, обратившись к собравшимся возле памятного камня. А потом мы затронули тему памяти немного с другой стороны. Речь шла о важности помнить тех, кто спасал гонимых, рискуя собой…  
 
«То, что евреи ценят неевреев, которые их спасали — это нормально, это естественно и так было всегда после войны! Но и латышский народ должен признать их святыми! И бороться за то, чтобы им было присвоено какое-то почетное имя. Ведь Праведники мира ничего не получают, ни от государства, ни от кого! Государство Израиль присваивает им медаль, сажает дерево и всё. У них нет ни персональной пенсии, ни какой-то социальной поддержки… Конечно, спасенные ими евреи и их потомки продолжают поддерживать потомков спасителей. В нашей общине мы и рождественские встречи потомков спасителей и спасенных устраивали в доковидные времена», — поделилась мыслями Илана.

В память о произошедших 80 лет назад трагических событиях 17 декабря в 17:00 начнется посвященная скорбной дате онлайн-беседа с экспертами, ее можно будет увидеть в профиле мемориала имени Жаниса Липке в «Фейсбуке» или на сайте . Будут рассказы о довоенной еврейской общине Лиепаи, данные нового исследования о Холокосте в Лиепае, рассказ о спасителях и спасенных в Лиепае и окрестностях и о послевоенной памяти о Холокосте в Лиепае.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить