ВИДЕО: кладбище детдомовцев в Риге — в запустении

Сегодня День защиты прав детей. Эти дети при жизни не были нужны. Не нужны они оказались и после смерти. Сектор на Яунциемском кладбище, где хоронят воспитанников детских домов, не ухожен. Могилки заросли, большинство из них безымянные. Ни числа, ни имени. Причем это не какие-нибудь древние захоронения, а вполне себе свежие. Но эти дети имеют право на память.

Яунциемское кладбище. К этому сектору не идут стройными рядами скорбящие родственники. О нем не знают общественные активисты во время Большой толоки. О том, что это детское кладбище, говорит лишь крохотная табличка у дороги, да еще игрушки, оставленные на маленьких могилах.

Как их звали? Сколько им было лет? Когда родились и умерли? Большинство могилок этого не рассказывают: они безымянные. Хорошо, если есть крест. А так — худой деревянный ободок. Многие могилки уже даже не видны. Угадываются только по какому-то контуру.

Древесина — материал недолговечный. Могилки утратили свой вид, заросли сорной травой. Этот сектор явно не ухожен. Но кто же тут похоронен? В Рижской думе, в департаменте благосостояния о детском кладбище в Яунциемсе ничего не знали. Сказали обращаться в Министерство. В Министерстве благосостоянии тоже оказались не в курсе. Отправили спрашивать у самого кладбища. В Управлении кладбищами нам ответили: это дети из рижских детских домов.

«Этот сектор создан до 1990-х или в девяностые. Здесь похоронены детки, которые идут из центра по уходу за сиротами «Рига», его двух филиалов «Тейка» и «Плявниеки»», — пояснил исполняющий обязанности начальника Управления кладбищами Гинт Зела.
— Детских домов?
— По сути, это детские дома, да».  

То есть это не захоронения прошлых столетий. Детей здесь хоронят с начала 90-х и по сей день. За 30 лет — 36 детей. По сути, по одному ребенку в год. Но каменные памятники можно сосчитать на пальцах одной руки. Только у тех, у кого есть близкие.

«Сергей. Родился 6 августа 2001-го. Умер 7 августа 2001-го. То есть, прожил всего один день». А на этом памятнике — ни имени, ни фамилии. Только Женюкс или Зенюкс, как его называли. И годы жизни: 1990-1998. Вот продолжение сектора. Здесь более свежие захоронения. И памятник, на котором написано: маленьким ангелочкам из центра социальной опеки «Плявниеки».

По словам управляющего, заботиться о секторе должны сами центры социальной опеки. Что они вроде как и делают, но не очень успешно.

«В этом году, если я не ошибаюсь, приезжали. Прибрали. Как и договорено, в меру их финансовых возможностей. Косить траву — это стоит денег, занимает время. И требует человеческих ресурсов. Это Управление кладбищами столичного самоуправления делает со своей стороны. Они, ну, скажем так, убрали хвою и что-то еще сделали. Но тщательно заботиться, очевидно, финансово они не могут», — говорит Зела.

Кладбище, говорит управляющий, даже готово вложиться в благоустройство детского сектора. Но ждут, когда в департаменте жилья и среды Рижской думы появится ландшафтный архитектор. Он помог бы разработать единый дизайн. Тогда бы у могилок появились таблички с именами и датами.

На одной из могилок фото малыша. «Алекс Вячеслав. Прожил три месяца».

«Как мы понимаем, это самое последнее захоронение. Здесь похоронен 15-летний подросток в конце 2019-го».

Многие из этих детей не были нужны при жизни. Оказались не нужны и после смерти. Но они имеют право на память.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить