Стараемся до последнего оставлять ребенка в семье — сиротские суды отвечают Госконтролю

Сиротские суды и социальные службы начинают надзор за семьей только в том случае, когда право ребенка на полноценную опеку уже поставлено под угрозу — таковы упреки, сформулированные Госконтролем по результатам ревизии, которую он провел в сфере внесемейной опеки. На обвинения в бездействии ведомства отвечают: они работают с неблагополучными семьями сразу после получения сигнала, детей стараются по возможности не лишать семьи, изымают лишь в случаях, когда ребенку угрожает опасность, сообщает программа «Домская площадь» Латвийского радио-4.

Ревизия, в частности, показала, что сиротские суды и социальные службы чаще всего начинают надзор за семьей только в том случае, когда право ребенка на полноценную опеку уже поставлено под угрозу. Ревизоры выявили по меньшей мере 15 случаев, когда своевременно не были приняты решения о прекращении права опеки.

Социальные службы начинают действовать, только получив сигнал о проблемах в семье от сиротских судов, соседей, полиции: по-другому узнать, что происходит в конкретной семье, невозможно. Например, семьи, попадающие в поле зрения сиротских судов, сначала передаются под контроль социальной службы — и этот процесс бывает длительным. Если родители идут на сотрудничество, все делается для того, чтобы ребенок остался в семье.

«В таком случае, если они, например, видят, что не надо ребенка забирать из семьи, что там в семье может происходить социальная работа. Потому что сиротский суд не ведет такую социальную работу. Они видят, что проблемы есть и их можно решать. Они предоставляют информацию социальной службе, и социальная служба работает. И тогда сотрудничают с сиротским судом, если необходимо, еще какие-то инстанции задействуют, и смотрят: проблема решается или не решается... Если ничего не меняется, ситуация ухудшается, в крайнем случае, ребенка могут забрать из семьи. Мы не можем знать все семьи в Риге, где есть какие-то проблемы. Если такой сигнал есть, социальная служба с этими семьями работает», — рассказала Линда Вержбицка, замруководителя Отдела информирования населения Рижской социальной службы

В Минблаге признают: сотрудничество социальных служб и сиротских судов могло бы происходить плотнее и эффективнее.

«Например, не проводится оперативная работа, если есть сведения, что в семье происходит насилие или есть другие проблемы. Не принимаются решения — например, об изъятии ребенка из семьи или оказании другой помощи. Часто это происходит слишком поздно. Во многом проблема в том, что мы боремся с последствиями того, что происходит в семье, а не устраняем причины», — пояснила заместитель госсекретаря ведомства Яна Муйжниеце.

В сиротских судах отмечают, что стараются до последнего оставлять ребенка в семье. Лишение родительских прав по суду — это уже крайняя мера, когда иного выхода нет, говорит Аурика Зивере, председатель правления Ассоциации сиротских судов Латвии.

«Моментально родительские права отнимаются только в случаях, когда есть обстоятельства, угрожающие жизни и здоровью ребенка. Например, когда полиция фиксирует, что в доме находятся какие-то непонятные компании, там антисанитарные условия, ребенку нечего есть. Тогда сразу же дети изымаются из такой семьи. В таких случая сиротский суд сразу лишает родителей прав на ребенка. В других случаях ведется комплексная работа», — подчеркнула она.

Но кроме того, детей на время изымают из семьи, если ситуация там неблагополучна. И тогда эти юридически несвободные дети могут передаваться на воспитание не в детдома, а в приемные семьи на время. Главная цель, к которой движется Минлаг — до минимума сократить число детей в детдомах.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно