«Без резиновых сапог — никуда». Как живут в зоне риска наводнений?

Дома в низовьях латвийских рек затапливаются регулярно — и построенные в прошлом веке, и современные. Жители зоны риска живут в сложных условиях, но покидать свои жилища не намерены. Правда, считают, что самоуправлениям необходимо строже контролировать, какие из земельных участки отводятся под строительство, сообщает Латвийское радио.

Покупая дом, знал о наводнениях 

В Царникаве во время паводка до сих пор затоплено несколько домов у железнодорожного моста через реку Гауя. Эдгарс Слиеде живет со своей семьей в одном из них. Дамба не защищает от «сюрпризов» — просто жители в свое время не хотели ее продолжения, чтобы не портить пейзаж.

«В то время идея купить этот дом в поселке Гауя была быстрой, владелец вдруг решил его продать, и сделка состоялась буквально за кухонным столом за один день. Раньше я катался здесь на лодке, знал это место и прекрасно осознавал риски, потому что видел, что здесь произошло во время наводнения в 2001 году», — рассказал Слиеде.

Эдгар утверждает, что он и его семья не боятся затопления двора. Однако во время весенних паводков темп жизни меняется - все вещи приходится переносить в сухие места, по дому нужно передвигаться только в резиновых сапогах, а грядки восстанавливать заново.

Сложнее ситуация, когда уровень воды в Гауе из-за ледовых заторов поднимается быстро и ночью. Эдгар может контролировать уровень воды с помощью близлежащих метеостанций, но информации о ситуации в Адажи обычно не хватает.

«За 17 лет, что мы здесь живем, у меня ни разу не было воды в комнате, правда, в последний раз не хватило 3 сантиметров. Обычно в гараже и сарае стоит вода, но она приходит и уходит. Потери условные, ведь если заранее знать, что уровень воды поднимется, то мы вовремя перенесем отопительные гранулы в сухое место, забираем собаку, котов. Кролики и куры живут в «избушках на ногах», которые я построил, когда знал, что будет вода. Еще у меня есть старый «джип», на котором мы действительно можем кататься по воде, чтобы добираться в школу и на работу. У всех у нас есть длинные резиновые сапоги. Понятно, что мы больше внимания уделяем прогнозам погоды и здесь во дворе нельзя ничего оставлять надолго, но жить в таком красивом и живописном месте — это эксклюзив», — считает хозяин.

Эдгар живет в доме, который его предыдущий владелец построил в 1970-х годах и никогда не планировал продавать его. В то же время он считает, что органам местного самоуправления необходимо более строго контролировать, какие участки отведены под строительство: «В Царникаве есть отмеченные под стройку площадки в затопленных местах. Если так было в прошлом - понятно, а если это происходит и сегодня на наших глазах, а дума делает вид, что ничего нельзя сделать — это неправильно».

Река выходит из берегов, но с этим живут

В другой пойме Гауи в деревне Кадага Адажского района стоит похожий дом. Хозяин Янис утверждает, что его двор редко, но все же в воде. Река находится на расстоянии 300 метров от дома, и если в ее излучине образовывается ледяной затор, она выходит из берегов.

«Бывало так, что вода доходила до самого дома, дорога тоже была затоплена, и я не мог добраться домой. Еще в 1990-х годах, когда я взял недвижимость, я знал, что это место подтапливает, но место, где я построил дом, выше и не опасное. В свое время, когда я был фермером и сажал картошку, весной у меня были проблемы с техникой — она стояла в воде. Но сейчас я только развожу овец и проблем нет», — сказал хозяин.

Янис показал на собственность соседа в пойме Гауи, расположенную ниже. Там началось строительство, но работы пришлось приостановить из-за наводнения. «Он ничего не зная купил недвижимость года три назад, выбрал место и начал строить дом. Но уже осенью пришла вода и все затопило. Там видно, что лед вокруг дома замерз. У них также есть луг и лес, может быть, они перенесут дом в другое место, а тут все затапливается каждый второй год», — рассказал Янис.

Наводнение связано с ГЭС

На реке Огре регулярно затапливается Огрский садоводческий кооператив. В начале недели район частных домов пустовал, река была еще спокойна и не подходила к дворам. Местный житель Нормунд поделился: «Не уеду из этого места никогда. Я живу здесь без стресса, а иногда люблю выйти на балкон и понаблюдать ночью за ледоходом на реке Огре. Проблема заключается в том, что если вовремя не зафиксировать повышение уровня воды и не оставить машину на возвышении, то можно не выехать, потому что дорога затоплена».

Фундамент его дома, хотя и самого близкого к реке, никогда не стоит в воде, а вот соседние дома в нескольких метрах часто подтапливает. Он поделился, что не заинтересован в продаже дома, но уверен, что в таком «мокром» месте это точно будет непросто. По словам Нормунда, на частоту наводнений существенно повлияла Огрская ГЭС.

«Эта земля принадлежит моим родителям с 1975 года, и со временем многое изменилось. Проблемы начались, когда Огрская городская дума разрешила строительство ГЭС. До этого, может, и было что-то понемногу каждые десять лет, но сильнее началось, я думаю, после постройки ГЭС», — считает Нормунд.

Оперативные данные Латвийского центра окружающей среды, геологии и метеорологии показывают, что уровень воды в реках в эти дни стремительно повышается во всех регионах страны. Поймы уже во многих местах затоплены.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить