Полиция избегает суда: вернуть деньги быстрее, если просто договориться с нерадивым коммерсантом

Одна из самых обсуждаемых тем этой недели — скандал с закупкой автомашин для нужд Государственной полиции. Фирма, выигравшая конкурс, поставила машины с двигателями классом ниже, чем оговаривалось в его условиях. Полиция расторгла договор с автоторговцем, но ко всеобщему удивлению, не стала наказывать провинившегося коммерсанта материально. Хотя такая возможность предусмотрена договором, сообщает Латвийское радио 4 в передаче «Домская площадь».

История странной закупки начиналась вполне невинно. Госполиция, решив обновить основательно поизносившийся автопарк, объявила конкурс на аренду в течение пяти лет — 755 новых машин, на сумму в 22 млн евро. Выиграло несколько компаний, в том числе и фирма А26. Она заключила с полицией договор на сумму более чем четыре млн евро. Из них восемьсот тысяч полиция должна была заплатить за микроавтобусы Citroen Jumpy. Первые семнадцать автобусов были доставлены в Латвию в середине прошлого года. Торжественно сданы в эскплуатацию, и только занося их в бухгалтерские отчеты полицейские запоздало обнаружили, что им поставили не то. Вместо оговоренных в условиях конкурса двигателей Euro 6, которые производят пониженное количество выбросов, и подходят под евро-нормы, под капотами Citroen оказались моторы классом ниже — Euro 5.

Начался скандал. Дело взяли на карандаш лично начальник госполиции Интс Кюзис и министр внутренних дел Рихард Козловскис. Поставщику машин грозила неустойка — до 63,5 тысяч евро. Однако, внезапно все стихло. На днях полиция сообщила, что с поставщиками достигнута договоренность — машины примут назад без всяких штрафов. Представитель пресс-службы Госполиции Дайрис Анучинс сообщил, что

уголовную ответственность компании никто не отменял. Но полиции сейчас важнее получить назад деньги, а не вести долгосрочные тяжбы в суде. Если подавать иск в суд, то это займет много лет и у полиции в результате не будет ни машин, ни средств на покупку новых машин.

«Более эффективное решение в такой ситуации — договоренность, что эти отношения прекращаются и коммерсант обязан забрать не отвечающие требованиям машины, а полиция имеет возможность объявить новую закупку. Что касается уголовно-правового аспекта дела — его сейчас рассматривают в Бюро внутренней безопасности Министерства внутренних дел», — сообщил Анучинс.

Компания А26 комментирует ситуацию не менее сдержанно, чем Госполиция. Общаясь с нами, представители автоторговца органичились официальным заявлением, которое прислали по электронной почте:

«Компания A26 считает, что поставила заказчику автомашины полностью соответствующие всем требованиям технической спецификации закупки. Решение подписать соглашение о досрочном прекращении части договора компания A26 приняла, чтобы не продолжать затянувшиеся переговоры с заказчиком о соответствии или несоответствии двигателей Citroen Jumpy классу EURO 6. По мнению компании A26, разрешение конфликта через суд может негативно отразиться на деятельности обеих сторон и не выгодно ни одной из них, так как связано с тратой времени и средств.

Соглашение не касается той части договора, которая связана с поставкой автомашин Opel Mokka и Skoda Octavia. Договор об аренде этих автомашин остается в силе»,

— ответили в компании.

Бюро по надзору за госзакупками, наблюдая за развитием ситуации, разводит руками. По словам пресс-секретаря бюро Элины Виртмане, на данном этапе решение конфликта — целиком в ведении заказчика конкурса, то есть, полиции.

«Это произошло уже после заключения договора. А

Бюро надзирает за ситуацией до его заключения. В этом случае договор уже был заключен, и [фирма] поставила транспортные средства, которые затем признали непригодными. У нас в законе определена очень узкая компетенция.

В этом же случае полиция разработала устав, сформулировала требования к поставщику.

Бюро рассмотрело жалобы, которые возникли по ходу конкурса. Потом началось собственно исполнение договора, а это уже гражданско-правовой спор, который должен решать суд.

Но если сама полиция не хочет обращаться в суд, то кто их заставит? Это конечно мое субъективное мнение, но если смотреть с точки зрения госуправления, мы не надзираем за исполнением договора, мы не можем смотреть на его соответствие первоначальным требованиям, — это компетенция заказчика», — сообщила Виртмане.

Со стороны ситуация выглядит неоднозначно. По условиям конкурса полиции требовались автомобили, оснащенные двигателями по спецификации EURO 6 — они позволяют выполнить норму по выбросам выхлопных газов, установленную Еврокомиссией. Именно это требование стало препятствием для участия в конкурсе ряда автодилеров, которые не могли гарантировать поставку машин с такими двигателями в срок. Сложно предположить, что поставщик не проверил, те ли двигатели стоят в предназначенных для полиции машинах. Да и мысль о том, что компания намеренно ввела в заблуждение не кого-нибудь, а правоохранителей, кажется абсурдной и дерзкой. Чтобы не посылать обществу ложный сигнал о безнаказанности таких проступков, поставщика следует призвать к ответу, — считает юрист общества за открытость Delna Роберт Матулис.

«Госполиция должна дать разъяснения, почему она отказалась от штрафных санкций, прописанных в договоре, хотя были поставлены несоответствующие условиям закупки машины, и должностным лицам придется снова тратить ресурсы на организацию нового конкурса, а поставка новых машин полиции затянется. За поставку несоответствующих машин должен быть штраф, чтобы впредь удержать компании от осознанных поставок товаров, не отвечающих договору. И государство должно быть способно обеспечить себе возможность впредь запретить участие в дальнейших государственных конкурсах компании, которая поставила машины, не отвечающие условиям конкурса. Важно ввести механизм, который закроет возможность бенефициарам в таких и похожих случаях принимать участие в госзакупках на определенное время. И штраф должен быть. И он должен быть адекватным».

Интересно, что по данным Firmas.lv, в прошлом году фирму A26 основали компании Auto Īle un Herbst, Ad Rem auto и Auto 26. Все три компании связаны с предпринимателем Марисом Иле. Сегодня он публично заявил, что собирается и впредь активно участвовать в госзакупках. В том числе и в тех, которые объявит Госполиция.

Бюро внутренних расследований уже в прошлом году начало уголовный процесс по данному делу. А Генпрокуратура по заявлению начальника Госполиции Интса Кюзиса начала еще один уголовный процесс — о преступлении против собственности.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно