ТЧК

ТЧК. Моя полиция меня стережёт

ТЧК

ТЧК. Приехали!? Что будет с перевозками пассажиров в регионах?

ТЧК. Мигрень и мы

Диагноз «мигрень» в Латвии быстро не поставить — пациенты

Ирина Гаврилова страдает от мигрени около восьми лет. Соответствующий диагноз ей поставили четыре года назад – после самых разнообразных проверок и посещения множества специалистов.  Однако сложности не только в диагнозе; работодатели не относятся с пониманием к сотруднику, каждый месяц уходящему на больничный из-за головных болей. При этом лекарства стоят дорого, требуются ежемесячно, но государство не стремится взять на себя хотя бы часть расходов пациентов, которым они требуются ежемесячно, рассказала Ирина в эфире программы «ТЧК» на Rus.LSM.lv.

«Если считать все приступы мигрени, до того, как был поставлен диагноз, прошло около четырех лет. Мигрень стала мешать мне жить. И тогда я начала искать информацию, ходить к специалистам. Но даже с поставленным диагнозом лечение сложное», - признала Ирина.

По ее словам, не все врачи хорошо понимают, что такое мигрень. «Я неоднократно сообщала семейному врачу, что страдаю от головных болей. Но семейный доктор на эту тему особо не говорит», - признала она.

Глава Латвийского общества пациентов с головной болью Лига Алберлиня рассказала, что она страдает от головных болей уже 25 лет. И поставить диагноз удалось лет десять назад.

«Когда голова начала болеть, было трудно поставить диагноз. Говорили: это просто головные боли. Но мигрень – это не просто головная боль, это неврологическое заболевание. Сейчас есть хорошие специалисты, и это заболевание можно диагностировать. И уже при первом визите, при описании симптомов, невролог может заподозрить мигрень», - поделилась Лига Алберлиня.

Не просто головная боль

Мигрень – сильно отличается от «обычной головной боли», признала невролог Лига Мекша.

«Обычно головная боль не требует какого-то специфического лечения, а пациент не обращается к врачу с просьбой ее вылечить.

Мигрень требует дополнительного лечения, она вызывает недомогание, из-за которого человек не может работать, не может нормально функционировать. Человек просто исключен из общества от боли.

Мигрень проявляется в светобоязни, неприязни к звуку, в тошноте. Возможна даже рвота.

Простая головная боль может возникнуть после сложного дня на работе, если человек плохо спал или испытал стресс. На следующий день он почувствует усталость, у него будет болеть голова. Но он сможет продолжать работать. Может, медленнее, чем обычно, но все же может.

При мигрени же он не сможет делать ничего, что планировал», - пояснила невролог.

Лекарства стоят дорого. Но не являются компенсируемыми

Препараты от мигрени существуют, но обходятся недешево. По словам Ирины – одна упаковка, содержащая шесть таблеток, стоит около 30 евро. И только на эти таблетки, не считая других лекарств, у нее уходит в месяц порядка 50 евро.

«Если у тебя мигрень больше 15 дней за месяц, тебе эти таблетки обойдутся дорого. В итоге начинаешь их экономить. Но это только ухудшает течение болезни. Ведь чем раньше примешь – тем более они эффективны.

Но из-за их цены каждый раз надеешься, что удастся обойтись обычными болеутоляющими», - признала Ирина.

Однако «обычные обезболивающие » довольно быстро перестают помогать. Сперва, чтобы справиться с болью, хватало одной таблетки. Потом – двух. Затем нужно было еще и еще. И начиналось привыкание к препарату – голова начинает болеть уже из-за его отсутствия.

Государство не спешит на помощь

Глава Латвийского общества пациентов с головной болью Лига Алберлиня рассказала, что ее организация уже во второй раз обращается к государству за помощью – с просьбой включить препараты от мигрени в список компенсируемых лекарств.

«Мы работаем над решением этой проблемы уже третий год. Сперва писали во все государственные учреждения. От некоторых ответа нет до сих пор. Потом мы стали еще активнее. В итоге, впервые этот вопрос рассматривался на заседании Комиссии Сейма по социальным и трудовым делам в январе прошлого года. Но тогда депутаты сказали: на этот диагноз не хватает денег. Но мы не стали сидеть тихо, а продолжили работу», - говорит Лига Алберлиня.

В марте начался сбор подписей на портале общественных инициатив Manabalss.lv, чтобы включить препараты от мигрени в список компенсируемых лекарств. Необходимые подписи были собраны за четыре месяца.

26 октября этот вопрос вновь рассматривался в Сейме. «Нам пообещали, что не в следующем, а в бюджете на 2023 год этот вопрос будет поставлен в качестве приоритета. И будет возможность компенсации расходов на приобретение лекарства. Теперь будут думать, сколько процентов оплачивать», - рассказала Лига Алберлиня.

Работодатели не понимают

Мигрень – это не только расходы на дорогостоящие лекарства. Зачастую это и невозможность на эти лекарства заработать – из-за отношения работодателя.

«У меня хроническая мигрень. Бывали месяцы, когда голова болела чаще, бывало – реже. Но ты не можешь взять больничный из-за головной боли. Потому что в обществе считают, что это «просто головная боль», а работодатель такого не понимает», - поделилась Ирина.

По словам Лиги Алберлини, мигрень затрагивает молодежь трудоспособного возраста. И опросы пациентов показывают, что каждый работник с мигренью ежемесячно пропускает из-за этого недуга по 2-6 рабочих дней.

«В Латвии мало информации о том, что такое мигрень. Да, сейчас работодатели понимают, что такое мигрень. И смотрят на то, что если сотрудник хорошо выполняет свои обязанности, надо дать побыть ему дома во время приступа, если потом он может сделать свою работу.

Но тут проблема в другом. Врачи не сразу дают больничный. А сказать работодателю: я не выйду на работу, потому что у меня болит голова, пациент боится», - признала Лига Алберлиня.

Ирина рассказала, что на последнем месте работы она сразу же сказала, что страдает от мигрени. Но получить больничный у семейного было сложно – приходилось получить выписку от невролога.

А приступы бывают длительными – и нескольких дней для восстановления не всегда достаточно.

«В итоге, пьешь горстями таблетки и пытаешься в этом состоянии работать. Но не всегда таблетки убирают приступ полностью. В моем случае бывает так: боль прошла, но другие симптомы – светобоязнь, нарушение координации движений, остаются. И если продолжать работать, мигрень затягивается.

В какой-то момент я уволилась. Приступы мигрени стали слишком частыми. И я поняла, что мне нужен перерыв, чтобы привести здоровье в порядок», - поделилась Ирина.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить