Operalia: победили Юлиана Григорян и Энтони Леон

На самом деле победили все тринадцать финалистов одного из самых значимых конкурсов в музыкальном мире — ибо никто не ушел со сцены Латвийской Национальной оперы с пустыми руками — и все 800 зрителей, заполнивших театр сверху донизу. Четверо прекрасных молодых теноров в гала-концерте и еще один великий, легендарный, за дирижерским пультом — такого в Риге не было никогда.

Сначала главное: судьба всех призов.

I премия и $30 000 — сопрано Юлиана Григорян (Армения) и тенор Энтони Леон (США);
II премия и $20 000 — сопрано Серена Саенс (Испания), тенор Дьюк Ким (США) и контртенор Нильс Вандерер (Германия);
III премия и $20 000 — меццо-сопрано Мэйр Тереза Кармак (США), баритон Юнг Юн Парк (Южная Корея) и бас-баритон Йонгвон Хан (Южная Корея);
Премия Биргит Нильссон за исполнение музыки Рихарда Штрауса или Рихарда Вагнера и 10.000 $ — сопрано Серена Саенс;
Премия имени певицы Пепиты Эмбиль де Доминго, матери Пласидо Доминго, за исполнение сарсуэлы и €10 000 — Серена Саенс;
Премия имени певца Дона Пласидо Доминго, отца Пласидо Доминго, за исполнение сарсуэлы и €10 000 — Энтони Леон;
Премия CulturArte (от Гильермо и Бертиты Мартинес) и 10.000 € — тенор Энтони Кьярамитаро (США);
Приз зрительских симпатий Rolex — Юлиана Григорян и Юнг Юн Парк;
Диплом финалиста и €5 000 — меццо Эмили Сьерра (США), сопрано Женни Хиетала (Финляндия), бас Ин-Хо Чон (Южная Корея), тенор Джеймс Лей (США).

Последний тур конкурса, как и было обещано, вылился в гала-концерт. Разве что в зале на своих прежних местах восседало за рабочими столиками жюри, а его председатель, Пласидо Доминго, на сей раз оказался в оркестровой яме.

Ригу он так толком и не посмотрел: театр — гостиница, вот и весь маршрут. Но говорит, что время провел прекрасно: занимался с конкурсантами, репетировал с оркестром Латвийского Национальной оперы. (Оркестр, к слову, очень впечатлил и тех, кто следил за финалом в прямой трансляции — пользователи Сети особенно восхищались кларнетистом Мартиньшем Цирценисом.) Комплименты от Доминго достались буквально каждому, от директора Эгила Силиньша до технического персонала.

Доминго 81, но голос его звучит удивительно молодо. Он абсолютный феномен, конечно — как вышел на сцену в 16 лет, так оттуда и не уходил, даже после тяжелой операции в 2010 году восстановился всего за шесть недель — и триумфально вернулся на сцену La Scala. Правда, к тому времени он уже оставил теноровый репертуар и перешел на баритоновый. Но скоро, 26 января, Доминго обещает в Токио совместный концерт с Хосе Каррерасом в память о третьем из их компании, Лючано Паваротти. И там уж наверняка вспомнит былое…

«Сейчас так много талантливых молодых певцов. У некоторых голоса просто невероятные, — говорит Доминго. — И театров стало больше. И возможностей попасть в труппу…»

В последнем есть лично его, Доминго, заслуга. Конкурс Operalia, который он придумал и продюсирует, за 29 лет вывел на орбиту сотни исполнителей. Шансы на большую карьеру у тех, кто выступал в финале нынешней — рижской — «Опералии», тоже очень высоки.

Юлиана Григорян, спев на заключительном этапе арию из «Русалки» Дворжака, которая шла ей как нельзя лучше, запомнится мастерством не по годам и чудесным, волнующим тембром. То же можно сказать про голос обладательницы третьей премии Мэйр Терезы Кармак, хотя она, в отличие от конкуренток, менять в финале репертуар не стала, осталась при Ces lettres! из «Вертера» Массне — и многих заставила пролить слезу. Серена Сайнс после тяжелейшей арии Амины Ah! non credea mirarti из «Сомнамбулы» Беллини взялась за не менее сложную арию Зебинетты Großmächtige Prinzessin из «Ариадны на Наксосе» Штрауса — бесстрашие, выдержка и универсальность, без сомнения, были сильными козырями испанки, и распределение премий вряд ли кого-то удивило.

Вот и лидерство американца Энтони Леона было неоспоримым — это именно тот тенор, о котором мечтает любой оперный театр: молодой, артистичный, очень живой, очень обаятельный, с голосом мощным и летящим. Хороши были и три других тенора — а Джеймс Лей, взяв вместо мегапопулярной Песенки Герцога не самую известную арию из «Африканки» Мейербера, вообще расцвел. Интересно будет наблюдать всех этих четырех американцев на длинной дистанции, очень уж они все разные, при желании можно условно разделить их на «Лемешева», «Доминго», еще одного «Доминго» и «Паваротти» — но это пока, а как оно дальше обернется, кто знает.

Этим и прекрасны конкурсы, а такие сильные, как «Опералия», особенно: они заряжены на завтрашний день и долгосрочную перспективу, они увлекают за собой в будущее. Оперное. И не только.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще