«Есть мнение, что Беларусь — центр Европы» — глава Центра современных искусств Беларуси

Среди участников недавно завершившегося XV симпозиума живописи, посвященного Марку Ротко, был известный художник и одновременно высокопоставленный чиновник Сергей Криштапович, директор минского Национального центра современных искусств. Rus.Lsm.lv задал ему несколько вопросов.

— Вы не так давно возглавляете центр — с прошлого года. Каковы ваши главные приоритеты как директора?

— Первый шаг, который я сделал, — мы заключили с Арт-центром имени Марка Ротко договор о сотрудничестве. И стали сотрудничать. Мои приоритеты — развивать отношения с соседями и со всем миром, чтобы включить Беларусь в европейские и мировые арт-процессы. Я хочу показывать нас в разных странах и своих коллег-художников со всего мира у нас в Минске.

Есть ведь мнение, что Беларусь — центр Европы, хотя оно периодически оспаривается.

Каждый должен быть по-своему центром. Вот Даугавпилс — сто лет назад маленький провинциальный город. А сколько он дал миру! Как, впрочем, и другие города. Одним словом, мой главный приоритет — развивать и приумножать.

У нас уже были выставка симпозиума живописи 2018 года и большой проект — выставка Мариса Чачки (художник, замдиректора Арт-центра имени М. Ротко — Л. В.). За восемь-девять месяцев два проекта — это неплохо, я думаю. Мы старались. В Минске уже все знают, что Арт-центр имени Марка Ротко — наш партнер, и мы этим гордимся. Думаю, что следующий шаг будет уже наша выставка у вас. Я как раз и занимаюсь большими проектами, представляющими современное белорусское искусство за рубежом. Например, в апреле была большая выставка в Анкаре, в конце октября мы сделаем выставку в столице Казахстана Нур-Султане (бывшая Астана).

— Есть ли какие-то планы сотрудничества с другими музеями Латвии?

— Пока нет. В Латвии мы работаем только с Даугавпилсом, но я уверен, что в дальнейшем география расширится.

— Легко ли художнику быть чиновником?

Трудно, очень трудно. Если честно, предложение министра возглавить Национальный центр современных искусств я воспринял, как знак судьбы. У меня большой опыт, я лет двадцать организовывал большие проекты, будучи, по сути, общественным деятелем. И теперь я понял, что, получив приглашение и возможность использовать официальный государственный ресурс, я смогу еще больше сделать для развития культуры. Я согласился, понимая, что времени на творческую работу у меня будет меньше, трудно будет совмещать, но ничего: сейчас сплю по четыре, пять, иногда шесть часов в сутки. И как-то уже и не очень трудно стало.

— Готовясь к встрече с вами, я прочитала, что в детстве вы хотели стать священником…

Да, я хотел быть священником. Бабушка была верующей, ну, как и положено в то время. А причина стать священником — у меня не было ни одного, ни другого деда, оба погибли. Были только две бабушки — мама моей мамы и мама отца. Когда я первый раз пришел с бабушкой в церковь, то увидел священника с бородою, образ деда, наверное. И мне стало так тепло… Это и определило такое щемящее чувство — стать священником.  Но я безумно рад, что я им не стал, и считаю, что

роль церкви в наше время надо максимально ограничить. Нужно не храмы открывать, а центры культуры,

концертные залы; всячески способствовать развитию культуры. В этом направлении надо работать буквально всем. Я вот узнал, что в Латвии есть государственная программа «Школьная сумка», и я рад за вас, я горжусь вами: есть такое направление в поддержку культуры, вовлекающее в культуру всех деток. Это здорово и великолепно.

То, что я как художник стараюсь декларировать в своем искусстве, сродни иконописи. Я не реалист в буквальной трактовке, я символический художник.

— Поделитесь впечатлениями от нынешнего симпозиума. Чувствовали себя ветераном среди молодых художников из разных стран?

Первый раз я был в Даугавпилсе в 2007 году, тогда был очередной пленэр Марка Ротко, из него потом выросли симпозиумы. Позже я приезжал сюда на развалины Артиллерийского арсенала, когда говорили, что здесь будет создаваться центр Ротко. А с момента начала работы центра я здесь первый раз.

В симпозиуме участвовали не только молодые художники, были и постарше меня. Команда очень хорошая сложилась, теплая. Я не чувствовал себя ни аксакалом, ни мэтром.

Я без звездных болезней, это, наверное, европейская традиция.

— Марк Ротко стал вам ближе?

Еще до поездки в 2007-м в Даугавпилс я знал о Ротко. У меня сохранилось интервью, которое я давал местному телевидению тогда на открытии пленэра. И я сказал: «Если Марк Ротко не написал бы то, что написал, это бы сделал я, потому что по своей природе мне свойственно стремление к этому абсолюту, лаконичному космизму». Ротко для меня — учитель. Есть несколько личностей, которые определили меня нынешнего. Это Марк Ротко, Казимир Малевич и мексиканский художник Руфино Тамайо. Плюс — византийская иконопись, которая дала мне стержень, что искусство должно быть иконографичным по состоянию, медитативным, не развлекательно-сюжетным, а объектом для медитации. Поэтому, конечно, Ротко в приоритете.

— Ротко известен в Беларуси?

Известен. Не могу сказать, что более известен, чем Казимир Малевич или Марк Шагал. Но это тройка — Малевич, Шагал, Ротко. Это обусловлено тем, что Ротко родился в Двинске, тогда входившем в Витебскую губернию, северо-западный край Российской империи.

По сути Ротко — наш соотечественник, поэтому он входит в пантеон белорусских авангардистов. Хотя, когда вы говорите, что он ваш, латвийский, то тоже правильно делаете.

В 2003 году мы делали в Минске выставку к столетию Марка Ротко. Две страны, не буду их сейчас называть, не приняли приглашения, считая, что Марк Ротко — именно их художник. Меня это чрезвычайно умилило.

— Вообще-то, мне кажется, всё очень просто: Ротко — американский художник еврейского происхождения…

Да, и он художник космоса. Он мега-личность, принадлежащая всем. Вот на этот симпозиум приехали художники из Китая и Индии. И им близок Марк Ротко. Я очень рад второй раз побывать на симпозиуме, сделать для себя открытия, которые обязательно проявятся и в моем творчестве, и в директорской деятельности. Я вот буду настойчиво добиваться «Школьной сумки» в Беларуси, чтобы государство обеспечило каждого ребенка возможностью побывать в театре, музее и т. д.

А в самых ближайших планах — выставка в Арт-центре народного художника Беларуси Леонида Щемелёва. Она откроется в ноябре.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно