Языковая политика в странах Европы и в Латвии в частности беспокоит комиссара по правам человека

«К сожалению, во многих странах Совета Европы языковой вопрос до сих пор используется для противопоставления людей друг другу», — считает Дуня Миятович, комиссар Совета Европы по правам человека. Она выражает свою обеспокоенность по поводу ситуации в Эстонии, Грузии, Молдавии, Северной Македонии, Румынии, Словакии, Украине, России, а также в Латвии, где острым вопросом комиссар называет планируемую реформу образования. 

«Запрет использовать родной язык в различных сферах жизни может вести к нарушению прав говорящих на нем», — отмечает Миятович в «Дневнике прав человека» — официальном комментарии комиссара (полные тексты Language policies should accommodate diversity, protect minority rights and defuse tensions и «Языковая политика должна учитывать разнообразие, защищать права меньшинств и снижать напряженность в обществе» на сайте Совета Европы). Она добавляет, что подобная ситуация негативно отражается на целых обществах, а также может привести к конфликтам внутри государства и между странами.

По ее словам, использование госязыка в некоторых странах считается доказательством связи человека и государства, а язык нацменьшинств в общественных местах «воспринимается или представляется как нежелательное напоминание о мультикультурности и многоязычии общества».

«Поэтому очень важно, особенно там, где уже возникали конфликты на этнической или языковой почве, чтобы каждый человек понимал, что без разумной языковой политики, признающей разнообразие и учитывающей разные языки и культуры, невозможно достижение примирения и долгосрочной сплоченности в обществе», — пишет комиссар.

Миятович отмечает, что во многих странах ЕС вопрос о языках решается на уровне законов, и часто — с целью укрепления официального языка. Однако подчас нормы не обсуждаются с меньшинствами, хотя их выполнение является обязательным. «В некоторых случаях их главная задача — укрепить доминирующие позиции большинства населения и ограничить права представителей национальных меньшинств. Подобные инициативы чаще всего усугубляют напряженность и дополнительно поляризуют общество...

Очень часто законы и политические меры строятся по принципу «игры с нулевой суммой», когда значение одной этнической и языковой идентичности увеличивается за счет других. За этим стоит националистическая, этноцентрическая или популистская идеология либо простой расчет и личная заинтересованность в предвыборный период»

При этом комиссар признает право государства на поддержку госязыка. «Хорошее владение официальным языком идет на пользу также самим представителям национальных меньшинств, способствуя их вовлеченности и участию в общественной жизни. Однако нельзя добиваться этого в ущерб правам носителей других языков, особенно представителей национальных меньшинств, и недопустимо, чтобы подобные меры усугубляли существующий раскол»

При этом, указывает Миятович, языковые реформы важно обсуждать с нацменьшинствами: «Исключение их из обсуждений или создание видимости консультаций ведет к социальным волнениям и дальнейшему отчуждению меньшинств в самых разных странах»

«Законы и политики, поощряющие использование определенного языка, не должны вести к дискриминации отдельных групп населения», — пишет Миятович. Она упоминает Латвию и Эстонию, где слишком жесткие языковые требования мешают представителям нацменьшинств строить карьеру в госуправлении.

Комиссар указывает на важность антидискриминационнго законодательства в сфере языка, этноса и национальности и способов защиты в таких случаях. Миятович добавляет, что от мер, заставляющих соблюдать языковые законы, санкций и штрафов нужно переходить к взвешенной политике, создающей стимулы к изучению и использованию языка. В противном случае растет риск поляризации общества и маргинализации меньшинств. Самым важным стимулом она называет доступность изучения госязыка и его качество.

Миятович подчеркивает, что укрепление госязыка должно одновременно гарантировать нацменьшинствам, что они могут пользоваться своим родным языком, в том числе и учиться на нем.

«Соблюдение языковых прав представителей меньшинств способно стимулировать их к изучению и использованию государственного языка, поскольку при таких обстоятельствах это, скорее всего, уже не будет восприниматься ими как посягательство на их собственную культурную и языковую идентичность», — указывает комиссар.

Она добавляет, что языковые реформы — особенно в сфере образования — должны проводиться постепенно, чтобы люди успели получить необходимые навыки. «Это в первую очередь касается реформ в сфере образования, когда ни в коем случае нельзя допускать, чтобы реформы ущемляли интересы учащихся — представителей языковых меньшинств»

Комиссар указывает, что у детей должна быть возможность учиться в многоязычной и инклюзивной среде, поскольку это полезно и для индивида, и для сплочения общества.

Миятович обеспокоена сложившейся в Латвии ситуацией:

«Когда занятия ведутся на языке меньшинства и сам этот язык преподается в школе, важно одновременно поддерживать высокое качество преподавания, преемственность и непрерывность образовательного процесса. Например, когда преподавание на языках меньшинств ведется лишь до определенного класса, это может дестимулировать обучение на них. Поэтому меня беспокоит, например, образовательная реформа 2018 года в Латвии, в соответствии с которой в средних школах постепенно снижается доля преподавания на русском языке до соотношения 80% на латышском и 20% на русском языках. Эта реформа может привести к тому, что существовавшая с 2004 года система двуязычного образования превратится в систему, в которой на языке меньшинства предлагается лишь немного занятий по языку и культуре. Меня также волнует появившаяся в СМИ информация о том, что правительство Латвии рассматривает вопрос о том, чтобы все преподавание в государственных школах целиком велось только на латышском языке...

Более того, вызывает озабоченность тот факт, что некоторые страны (такие как Латвия и Украина) пытаются вводить правила преподавания на языках Европейского союза, которые отличаются от правил преподавания на других языках, тем самым создавая неправомерные различия в отношении носителей языков национальных меньшинств»

Комиссар подчеркивает, что государства должны создавать общую идентичность, которая не обязательно должна сводиться к языку — возможны и другие ценности, разделяемые всеми: традиции, гражданство, видение будущего и так далее.

Как уже сообщал Rus.Lsm.lv, преподавание во всех средних школах Латвии будет вестись только на латышском языке с 1 сентября 2021 года, предусматривают законодательные поправки. Планы Минобразования вызвали протесты части общества и тревогу у специалистов, которые указывают на целый ряд связанных с этой реформой проблем. В частности, имеются опасения, что не хватит преподавателей, готовых работать по новой модели.

В январе 2018 г. в Сейм были переданы более 14 тыс. подписей, собранных под петицией за сохранение билингвального образования в латвийских школах, опубликованной на портале народных общественных инициатив Manabalss.lv. С иском в Конституционный суд обратилась партия «Согласие», которая требует признать языковые поправки к закону об образовании дискриминационными. Но 23 апреля 2019 года суд признал поправки не противоречащими основному закону Латвийской Республики.

Планы перевода преподавания в билингвальных школах преимущественно на госязык вызвали возражения в том числе у ОБСЕ. Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Ламберто Заньер в ходе своего официального визита в Латвию заявил, что латвийскому государству следует учитывать и мнение меньшинств, реформируя школы, а первоочередное внимание уделять интеграции. По его словам, «реформу образования следует проводить таким образом, чтобы она «носила консультативный и инклюзивный характер и учитывала мнение всех групп, включая представителей самих меньшинств».

Кроме того, осенью 2018 года Совет Европы также высказал критику в адрес Латвии из-за ряда внедряемых или уже внедренных государством политических инициатив, в том числе направленных на продвижение латышского языка в сфере образования, масс-медиа и общественном секторе. Они, по мнению СЕ, ограничивают права лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, и увеличивают чувство исключенности из общественных процессов.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно