Разделы Разделы

Роль Евросоюза в процессах в Беларуси: «стакан наполовину полон»

Нынешнее возрождение гражданского общества в Белоруссии стало возможным, в частности, благодаря развитию диалога ЕС с этой страной в последние годы, считает бывший белорусский дипломат.

«Евросоюз часто критикуют — и изнутри, и за его пределами — за неэффективную внешнюю политику, в частности, за неспособность защитить свои интересы и ценности в нестабильных регионах, даже в тех, которые находятся по соседству. Критики часто называют ситуацию в Беларуси одним из самых ярких подтверждений этой неэффективности.

На протяжении многих лет ЕС пытался приблизить Беларусь к демократическим стандартам свободы слова и СМИ и политического выбора, одновременно призывая белорусские власти соблюдать основные права человека. Однако эти усилия давали в лучшем случае скромные результаты.

Многие наблюдатели предсказывали, что нынешний политический кризис в Беларуси станет еще одним большим провалом внешней политики ЕС. Президентские выборы в стране в августе, как и предыдущие, были декоративным мероприятием с заранее определенным результатом. Белорусские власти продолжают держать в тюрьмах политзаключенных — и теперь их сотни, а не единицы. Насилие со стороны полиции и другие формы репрессий достигли невероятных масштабов.

Но неужели политика ЕС в отношении Беларуси действительно настолько плоха? Возможно, в данном случае стакан наполовину полон, а не наполовину пуст», — комментирует события в Беларуси Павел Слюнкин, бывший белорусский дипломат, а ныне приглашенный научный сотрудник европейского аналитического центра European Council on Foreign Relations в публикации на портале ECFR. (В конце сентября Слюнкин, до того занимавший пост первого секретаря управления Европы Министерства иностранных дел Беларуси, на своей странице в Facebook заявил об уходе с должности.)

Череда оттепелей и похолоданий

Автор отмечает, что отличительной чертой отношений между Брюсселем и Минском во время нахождения у власти Лукашенко является их цикличность — на протяжении десятилетий было несколько циклов «заморозки» и «оттаивания».

В последние годы ЕС в отношениях с Беларусью периодически применял тактику санкций, угроз и отказа от сотрудничества. Альянс также пытался «соблазнить» Лукашенко с помощью различных стимулов, используя «мягкую силу» и диалог и пытаясь убедить его стать «политическим вегетарианцем». Ни одна из этих тактик не привела к желаемому результату. Однако, уверен бывший дипломат, причина этого – не в недостатке творческого подхода со стороны европейских политиков.

Даже Россия, имеющая в Беларуси гораздо большее влияние, чем ЕС, и вложившая десятки миллиардов евро в белорусскую экономику, не достигла своей цели по переходу на общую валюту или созданию союзного правительства, не говоря уже об объединении двух государств. Лукашенко даже отказался признать территориальные притязания России в Южной Осетии, Абхазии и Крыму и взял под контроль местное отделение Газпромбанка.

По словам Слюнкина, «Объяснение тут простое:

Планы и Евросоюза, и России на будущее Беларуси в корне расходятся с тем, как его видит Лукашенко.

Однако, чем более уязвимым становится стареющий авторитарный лидер, тем больше шансов, что какая-либо иностранная держава будет продвигать свои интересы в стране, которой он управляет».

Игра на двух столах

«Текущее возрождение гражданского общества в Беларуси стало возможным, помимо прочего, благодаря развитию диалога ЕС с этой страной в последние годы. Осознание Лукашенко угрозы с востока, усиленное аннексией Крыма Россией, вынудило его более активно диверсифицировать свою внешнюю политику и искать возможность улучшить отношения с ЕС и США. По этой причине он ограничил свой репрессивный государственный аппарат и предоставил инициативам гражданского общества пространство для роста», — пишет автор.

По его наблюдениям, за последние несколько лет белорусские государственные органы пришли к выводу, что сотрудничество с западными странами менее токсично, чем было когда-то. В результате Беларусь стала площадкой для переговоров по украинскому кризису, ввела ограниченный безвизовый режим для граждан ЕС и освободила немногочисленных на тот момент политических заключенных.

Однако события, происходящие в Беларуси сейчас, требуют от ЕС совершенно другого подхода. Естественно, альянс в очередной раз ввел санкции против белорусских властей. У Евросоюза нет простых и эффективных инструментов ни для подрыва позиций России в Беларуси, ни для прямого давления на режим Лукашенко, признает автор. Но, по его мнению, безграничная любовь Лукашенко к власти и планы России в отношении Беларуси, как это ни парадоксально, являются положительными факторами для ЕС.

Сработает ли тактика торга на этот раз?

Слюнкин поясняет, почему это так. На протяжении многих лет Лукашенко использовал в своих интересах опасения Европы по поводу того, что Беларусь будет поглощена Россией. Но именно он в первую очередь заинтересован в сохранении независимости Беларуси, без которой он потеряет свою власть.

Отсутствие диалога с ЕС или США лишит Беларусь возможности противостоять натиску России на суверенитет страны. Поэтому белорусский лидер захочет вернуть себе пространство для внешнеполитического маневра.

Скорее всего, он вернется к своему традиционному торгу вокруг политических заключенных, одновременно шантажируя ЕС и США призраком российской угрозы. Белорусские власти продолжат отвечать на призывы к отставке Лукашенко и новым выборам мнимой конституционной реформой, будут симулировать диалог с группами гражданского общества и требовать от западных стран смягчения санкций, предполагает автор.

Сработает ли это еще раз? По мнению эксперта, может сработать — но нынешняя ситуация сильно отличается от предыдущих кризисов.

«Народ Беларуси стал лучшим союзником ЕС»

Раньше у Брюсселя в вопросах сотрудничества с Минском не было иной альтернативы, кроме переговоров с Лукашенко. Но президент потерял легитимность в глазах белорусского народа. Последние месяцы отмечены беспрецедентным развитием гражданского общества, отстоявшего свое место на политическом ландшафте. Народ Беларуси стал лучшим союзником ЕС в своей стране — как по общим ценностям, так и по общим целям.

«Персональные санкции, которые Евросоюз ввел в отношении нескольких белорусских чиновников, скорее символичны, чем способны оказать какое-либо влияние на политические процессы. Однако

Использование альянсом более мощных экономических инструментов, таких, как приостановка всех программ сотрудничества, в рамках которых выделяются средства белорусскому государству, и любых форм кредитования белорусской экономики, имело бы гораздо больший эффект».

По мнению Слюнкина, для ЕС важно создать механизм реальной помощи жертвам государственных репрессий: бесплатное образование для исключенных студентов, рабочие места или финансовая помощь для уволенных или вынужденных бастовать, медицинская реабилитация пострадавших от рук силовиков и безвизовый режим для всех белорусов.

Параллельно с этим блоку следует разработать позитивную повестку дня на будущее, в частности, крупномасштабную программу финансовой помощи Беларуси после того, как в стране пройдут свободные и справедливые выборы. Для разрешения белорусского кризиса нет простых решений, но слухи о провале политики Евросоюза в Беларуси сильно преувеличены, подытоживает сотрудник ECFR.

Лукашенко в осаде: чего хочет Кремль

Павел Слюнкин во второй публикации на портале ECFR также дает прогноз по поводу возможных шагов России по разрешению текущего политического кризиса в Беларуси. По мнению эксперта, этот кризис стал для Кремля серьезным вызовом, но также открыл и большие возможности.

«Поддержка авторитарного правителя Беларуси и насильственные методы, которые тот использует для подавления населения, становятся все более токсичными для России.

Отсутствие легитимности Лукашенко в глазах белорусского народа и его непризнание на международном уровне увеличивают риски долгосрочным интересам России. Кремль вынужден искать новые способы сохранить или даже усилить политическое и экономическое влияние в Беларуси, сохраняя нынешний режим до тех пор, пока тот не будет готов к назначению новых, дружественных Москве персон для управления страной. Москва оказывает Лукашенко минимальную помощь — чтобы он остался у власти, но в то же время стал уязвимым и зависимым», — пишет автор.

У Кремля есть несколько вариантов, некоторые из которых уже опробованы в самой России. Во-первых, Россия хочет обеспечить процесс конституционной реформы, разумеется, контролируемой ею самой. И Лукашенко, и власти России недавно предложили конституционную реформу в качестве механизма разрешения политического кризиса. Однако московское видение реформ не устроит Лукашенко — он хочет сохранить свою абсолютную власть. Планы России прямо противоречат этому, отмечает Слюнкин.

Во-вторых, Москва должна решить политическую задачу — диверсифицировать число фигур и организаций внутри Беларуси, с которыми Кремль может работать, укрепить отношения с ними и тем самым лишить Лукашенко монопольного положения и права вето на принятие решений. В настоящее время Россия работает над созданием стабильной инфраструктуры политического влияния путем создания сети пророссийских партий и общественных объединений. Некоторые из них, в идеале, должны стать парламентскими силами и играть важную роль в правительстве. В целом эти

процессы будут направлены на ослабление белорусской «вертикали власти» и подрыв ее лояльности к Лукашенко — в пользу России.

В-третьих, Кремль будет пытаться углубить свое экономическое присутствие в Беларуси. Сокращение экономики страны и сокращение доступных ей кредитных ресурсов означает, что российская олигархия останется одним из немногих источников иностранной валюты для белорусского правительства. Например, выкупив крупные госпредприятия, Россия могла бы постепенно превратить высшее руководство этих предприятий в своих политических лоббистов. Условия для таких поглощений, по мнению Слюнкина, сейчас кажутся благоприятными.

Аналогичные процессы начнутся и в других сферах — СМИ, культуре и образовании, военном сотрудничестве. Белорусские власти в настоящее время пристально следят за этими попытками, но их способность сопротивляться иссякнет вместе с опустошением белорусского бюджета.

Пока еще рано говорить о каких-либо серьезных краткосрочных успехах России — цели Москвы здесь намеренно долгосрочные.

Россия готова проявить терпение и отслеживать настроения в белорусском обществе. Однако на политическом поле уже начинают появляться первые признаки возможных будущих трансформаций.

В то время как послы ЕС были отозваны из Минска для консультаций, Владимир Путин и его подчиненные, такие как Сергей Нарышкин, Сергей Шойгу и губернаторы российских регионов, оставались главными иностранными участниками переговоров с белорусским лидером.

Крупнейшая общественная организация страны «Белая Русь», которая существует для поддержки Лукашенко, снова объявила о планах стать политической партией. Аналогичная активность наблюдается и среди пророссийских организаций, что говорит о влиянии Кремля. Государственное телевидение показало сюжет о планах регистрации партии «Союз», выступающей за дальнейшее сближение с Россией. Такие шаги могут быть частью давней тактики Лукашенко – сделать шоу из процесса и намекнуть на скорые реформы, при этом конечный результат вполне может оказаться таким же, как был ранее, — заключает научный сотрудник ECFR.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить