Мир в профиль

Лео Варадкар: революционер страны консерваторов

Мир в профиль

Роман Сущенко: «шпион без аккредитации»

Мамуду Гассама: парижский человек-паук, изменивший отношение к иммигрантам

Мамуду Гассама: от малийского нелегала до французского супергероя

Как нелегал из Мали, работавший на стройке в Париже без документов, вдруг стал национальным героем Франции и как изменилась дискуссия о нелегальных мигрантах после подвига молодого африканца, дань уважения которому отдали почти все мировые СМИ? Мамуду Гассама — в центре внимания нового выпуска аналитической программы Латвийского радио 4 «Мир в профиль».

Мамуду Гассама — 22-летний выходец из Мали, спас ребенка от падения с балкона и стал французским «человеком-пауком», национальным героем. В Елисейском дворце его принял президент Республики Эмманюэль Макрон. Особый драматизм ситуации придал тот факт, что Мамуду находится во Франции нелегально, во Франции таких называют sans-papiers — «безбумажные».

Теперь он получил не только вид на жительство, дающий право на ускоренное получение гражданства, но и работу:  Мамуду Гассама приняла в свои ряды Пожарно-спасательная бригада города Парижа.

Спасая жизнь чужому ребенку, он навсегда изменил свою.

Любительское видео, запечатлевшее, как парень, подтягиваясь на руках, быстро-быстро влезает по балконам на пятый этаж, чтобы спасти повисшего на перилах малыша, облетело Интернет за считанные часы.

На следующий день, несмотря на воскресенье, неправительственные организации, занимающиеся делами нелегалов и беженцев, обратились к министру внутренних дел с просьбой выдать Мамуду вид на жительство. Правозащитники подчеркивали: парень понимал, что делает, на улице уже было полно народу, и его могли задержать как беспаспортного бродягу. И все-таки он бросился на помощь ребенку, оставленному без присмотра родителями.  

«Акт мужества Мамуду Гассама требует благодарности от нашей страны. И что может быть лучшей благодарности, чем позволить этому человеку спокойно жить в стране, которую он выбрал не для того, чтобы вести праздную или легкую жизнь и не в поисках социальной помощи, а просто для того, чтобы жить в ней?»

В понедельник Мамуду Гассама уже ждала медаль за отвагу. Африканец пришел на прием в Елисейский дворец в простой, опрятной рубашке и джинсах и рассказал президенту при черном галстуке, как было дело.

«Я увидел, как кричат люди и сигналят машины. Я стал подниматься и слава Богу, я его спас. Пока я лез, мне не было страшно. Мне стало страшно, когда я уже спас его, когда мы были в квартире. Я начал дрожать, я больше не мог держаться на ногах, я должен был сесть».

Мальчика отвезли в больницу после пережитого шока. Его бабушка в восторге от Мамуду. А вот против отца парнишки возбуждено уголовное дело: он пошел в магазин и задержался за… ловлей покемонов, оставив сына без присмотра.

В короткой беседе с президентом Мамуду Гассама признался, что попытать счастья на чужбине его вынудила бедность. Во Францию Мамуду Гассама прибыл полгода назад. А вот дорога к лучшей жизни заняла более года: через Буркина-Фассо, Нигер, Ливию, к берегам Италии на лодке через Средиземное море и, наконец, во Францию, где уже много лет живет его двоюродный брат. Бирама Гассама тоже пришел на встречу с президентом. Он гордится кузеном, с которым делит комнату в общежитии для трудовых мигрантов в парижском пригороде Монтрёй. Здесь Мамуду после возвращения из президентской резиденции встретили овациями.

Молодой мэр Монтрёя, член Коммунистической партии Патрис Бессак пообещал сделать его почетным гражданином города.

Монтрёй в шутку называют «Бамако на Сене» или «вторым по величине городом Мали», поскольку большая часть диаспоры из этой западноафриканской страны — около 20 000 — проживает именно здесь. Большинство малийцев, так же, как и братья Гассама, принадлежат к народности сонинке, где до сих пор молодые мужчины, прежде чем завести семью, отправляются в долгие странствия – и по экономическим, и по культурным причинам. Мали граничит с Алжиром, и когда-то редкий юноша этого племени не пересекал пустыню, проходя в путешествии мужскую инициацию.

Сегодня для приграничных районов Мали так называемый human traffic — торговля людьми — стала источником дохода местных кланов.

На деньги, вырученные за продажу пары голов скота, семьи отправляют сыновей в Европу, плохо представляя себе, что их реально ждет за песчаными барханами. Беспомощностью людей пользуются разного рода мошенники, которые везут их более длинными и опасными дорогами через Нигер и Ливию, вымогая последние деньги, а то и продают как живой товар кочевым племенам Сахары — туарегам, которые частенько бросают на произвол судьбы в пустыне тех, кто не сможет уплатить выкуп.

Только 10% иммигрантов достигают границ Европы, при этом вернуться домой не солоно хлебавши, растратив деньги, собранные семьей на его эмиграцию — позор для малийского юноши.

Вот и оседают они правдами и неправдами в Италиях и Франциях, мечтая когда-нибудь разбогатеть и купить домик на родине, а пока – как братья Гассама – соглашаясь на нелегальную черную работу в строительстве.

После взрыва насилия на севере страны в 2013 году, эмиграция из Мали выросла лавинообразно, составив примерно 30% от общеевропейского числа мигрантов. Мали стала первой африканской страной, с которой ЕС в конце 2016 года заключил договор в рамках многолетней программы «Устойчивое развитие», прозванной «Планом Маршалла для Африки». Правительству были обещаны инвестиции в экономику в обмен на  усиление пограничного контроля. Но сделка Брюсселя и Бамако провалилась: правительство внезапно дезавуировало договор и даже вернуло во Францию двух малийцев, отказавшись признать их временные европейские документы на въезд в страну. Возмущенные активисты малийской диаспоры даже взяли в осаду консульство в Париже, требуя разобраться с ситуацией и жалуясь на коррупцию в национальном масштабе в процессе выдачи малийских биометрических паспортов, за введение которых тоже платил Европейский Союз…В общем, пока ситуация далека от желаемой. Вот почему хозяин Елисейского дворца, приветствуя отважного иммигранта, поспешил заявить, что присвоение ему французского гражданства носит экстраординарный характер и не должно быть воспринято как политический акт его соотечественниками:

«Мы не можем выдавать документы всем приехавшим из Мали или Буркина-Фассо. Если их жизнь в опасности, мы даем убежище, но не по экономическим причинам»,

— заявил Эмманюэль Макрон.  

Гассама – не единственный нелегальный иммигрант, кого Франция отблагодарила таким образом за проявленное мужество. 9 января 2015 года во время теракта в ресторане Гипер Кошер у Венсенских ворот Парижа 24-летний подсобный рабочий помог шестерым заложникам, среди которых был и ребенок, укрыться в подвале, а затем вывел их из здания и дал показания полиции. «Я спасал людей», — ответит он позже на вопрос журналистов, почему он, мусульманин, оказал помощь посетителям кошерного ресторана — евреям, и признается, что ему очень грустно вспоминать товарища по работе — 20-летнего Йохана Коэна, одного из четырех погибших в той перестрелке. Через год Лассана Батили, получивший французское гражданство из рук президента Франсуа Олланда, напишет книгу «Я не герой», а на вырученные деньги начнет проект по ирригации в родном селе в Мали.

Сегодня Лассана Батили, сотрудник Мэрии Парижа, с гордостью жмет руку Мамуду Гассама, своему соотечественнику. Еще один вчерашний нелегал — тунисец Низар Аснауи — как и мы все, с замиранием сердца посмотрел видео с Гассама в интернете. Низар получил вид на жительство после того, как спас четырех человек во время наводнения в Антибе в 2015 году. Не умея плавать, он помог им выбраться из затопленной машины.

«Теперь я живу спокойно, спокойно хожу по улицам, ем в ресторане», — говорит Низар, устроившийся на официальную работу уборщиком. Оформив бумаги, он смог поехать домой и проведать семью. Бесконечно счастлив и признателен новой родине.

По последним данным, во Франции около 300 000 нелегалов, из них в прошлом году благополучно уладили отношения с государством 10%.

Героический поступок малийца Гассама дал новый импульс общественной дискуссии о том, кто эти люди — проблема или ресурс?

И должно ли право на гражданство страны пребывания быть исключительным подарком в исключительной ситуации, либо государство должно сделать процесс легализации нелегалов и процесс получения гражданства иностранцами более быстрым и массовым?  

А если бы подобный случай произошел в Латвии, как реагировал бы наш президент, наше общество? Этот вопрос я задаю Эгилу Грасманису, председателю общественной организации Gribu palīdzēt bēgļiem («Хочу помочь беженцам»).

«Это очень хороший вопрос, о котором я тоже думал. При нынешней политике есть одна проблема. Проблема называется "Национальное объединение"», — сказал Грасманис.

Эгила не смущает, что Гассама прибыл во Францию нелегально: те, кто ищут на чужбине новой жизни, редко приезжают по визам. Задача государства, конечно, охранять свои границы, проверять приехавших и регулировать миграционные потоки, но нельзя забывать о том, что нелегалы – люди.

Грасманис о беженцах

    Активист из Латвии уверен: наше отношение к мигрантам будет меняться, если в мире будет больше историй, подобной той, что произошла с Мамуду Гассама.

     

     

     

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Аналитика
    Аналитика
    Новейшее
    Интересно