Разделы Разделы

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Oбъявлены первые подозреваемый по делу о Золитудской трагедии

«Личное дело» об ответственных за трагедию в Maxima

Ошибка в процессе проектирования или строительства – вот версия причин обрушения кровли рижского  супермаркета Maxima на ул. Приедайнес, которую больше года разрабатывала полиция. По мнению экс-депутата Иманта Бурвиса, потерявшего в Золитуде сына, выше, чем поиск ответственных за надзор, следствию подняться просто не дадут, сообщает LTV7 в передаче "Личное дело".

Любое строительство – это как восхождение по лестнице. Первая ступень – проект. Будущий дом сначала должен появиться на бумаге. За эту бумажную часть отвечает архитектор.

В случае с магазином Maxima – архитектурное бюро Kubs и конкретно автор проекта Андрис Калинка. В среду полиция присвоила ему статус подозреваемого. Калинка находится под подпиской о невыезде. Имущество архитектурного бюро Kubs арестовано.

На этом же уровне находится проектировщик Иварс Сергетс. Именно он рассчитывал нагрузку на фермы крыши, которые судя по всему, нагрузки и не выдержали. Подтвердил расчеты Сергетса строительный эксперт Андрис Гулбис. Оба были признаны подозреваемыми и задержаны во вторник. Имущество фирмы HND Grupa, принадлежащей Сергетсу, арестовано.

Калинка, Сергетс и Гулбис – это те люди, которые подпадают под первую часть версии – ошибка при проектировании.

Есть еще и вторая часть дела – ошибки при строительстве.

Генеральный подрядчик строительства – компания Re&Re. Ее владелец Дидзис Путниньш – человек, который отвечал именно за этот проект. Руководителями работ непосредственно на площадке были два человека: Станислав Кумпиньш и Сергей Нестерович. «Мы как предприятие, конечно, очень это переживаем», - говорит Путниньш.

Но Re&Re во всех проектах активно привлекает субподрядчиков. Металлические конструкции поставляла и монтировала компания Vikom Industry. И тут вопрос: есть ли у полиции доказательства, что в этой цепочке также произошли нарушения, что строители самовольно отошли от проекта, что и повлекло трагедию? Ответить на этот вопрос еще до катастрофы мог бы Мартиньш Драудиньш – специалист, осуществлявший

строительный надзор над проектом от лица компании CMConsulting. И это следующая ступень проекта.

Но еще вопрос, сумеет ли следствие подняться на следующую ступень. Заказчиком всего проекта была компания Homburg Zolitūde. Оператор и совладелец здания магазина – Maxima Latvija. Торговая сеть еще до начала строительства заключила договор о работе в Золитуде – здании, вокруг и над которым активно шло строительство. Почему была нужна такая спешка?

Основатель империи Homburg – канадский миллиардер Ричард Хомбург решил начать экспансию в Балтии в 2008 году – скупил объекты недвижимости в Балтии на сумму в 250 миллионов евро. Но к 2011 году Homburg находился на грани разорения – акции компании упали с 70 долларов до 80 центов. Естественно, бизнесмен был заинтересован в максимальной прибыли от каждого проекта. Очевидно, как и Maxima. Отсюда и магазин на стройке.

Остановить это могла бы Рижская стройуправа. И это уже следующая ступень.

Не остановила. Разрешение на эксплуатацию первой очереди проекта было дано. Через неделю после трагедии Андис Цинис, замначальника Рижской стройуправы, непосредственно утвердивший проект, подал в отставку. Через три месяца Цинис умер.   

За деятельность Рижской стройуправы политическую ответственность несет мэр столицы. В момент трагедии им был Нил Ушаков.

Государственная строительная инспекция – это еще одна ступень, которую должны были бы преодолеть застройщики. Но в 2009 году Государственная строительная инспекция была ликвидирована.

Её функции были разделены между четырьмя структурами. Решение принимал тогдашний министр экономики Артис Кампарс. На этой неделе Кампарс стал внештатным советником премьер-министра.

За деятельность Министерства экономики политическую ответственность несёт премьер-министр. В момент трагедии им был Валдис Домбровскис. Через неделю после трагедии он ушёл в отставку. Сейчас Домбровскис – вице-президент Еврокомиссии.

Всё это - лестница трагедии в Золитуде. Весь вопрос - какая ступень последняя в уголовном деле.

По словам Бурвиса, Генпрокуратура и Уголовная полиция имеют возможность и право заниматься только той степенью вины, где просматривается непосредственная связь с трагедией:

"Думаю, они будут вынуждены остановиться на вопросах проектирования, в лучшем случае – на том, что разрешение дал надзор. Выше их не пустят", - заявил он.

Сможет ли комиссия Сейма по расследованию причин трагедии добиться правды? Бурвис не уверен:

"Этот случай не просто сумма технических ошибок, приведших к несчастному случаю. Это угроза национальной безопасности государства. Потому что система проектирования и строительства такова, что создает угрозу жизни и безопасности граждан".

По словам Бурвиса, когда после случившегося президент Берзиньш сказал: над менять систему, - это было сказано ведь не о внутренних системах в здании.

"Когда [премьер-министр Валдис] Домбровскис сказал, что берет на себя политическую ответственность и уходит – это было, как в Одессе говорят: "В нашем деле главное - вовремя смыться". Это как пилот терпящего бедствие самолета сказал бы, что берет последний парашют, берет на себя ответственность и выпрыгивает... А наш "пилот" создал в государстве систему, где никто ни за что не отвечает – и теперь будет создавать такие же системы в Евросоюзе".

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить