Covid-19: какой «постковидный» мир нужен европейцам?

Кризис, вызванный пандемией, наводит на мысли о радикальных переменах. Куда свернет Европа после этого переломного момента, объединит ли общая беда европейцев, или они станут более разобщенными? В 2030 году у нас, вероятно, не будет ни ада, ни рая, а будет какая-то версия нашего обычного человеческого чистилища, прогнозирует британский историк и политолог Тимоти Эш.

По данным опроса, проведенного Оксфордским университетом в начале этого года, 71% европейцев выступают за введение безусловного базового дохода. Менее обнадеживающее — для тех, кто верит в либеральную демократию — открытие этого опроса: 53% молодых европейцев считают, что авторитарные государства лучше справятся с климатическим кризисом, нежели демократии.

Эти поразительные результаты показывают, насколько будут высоки ставки, когда мы выйдем из нынешней чрезвычайной ситуации и столкнемся с ее экономическими и политическими последствиями, считает Тимоти Гартон Эш, профессор кафедры европейских исследований  Оксфордского университета, старший научный сотрудник Института Гувера в Стэнфордском университете, член Европейского совета по международным отношениям (ECFR, независимый научно-исследовательский институт и аналитический центр).

Станет ли пандемия поворотным пунктом для Европы и всего мира? Куда мы повернем — в лучшие или в худшие времена? Профессор излагает свои прогнозы в колонке, опубликованной на портале ECFR.

Великий кризис — великие возможности

Предложение о безусловном базовом доходе до недавнего времени отклонялось как чересчур эксцентричное и утопическое. Однако во время карантинов многие развитые страны вводили нечто похожее — не для всех, но для значительной части населения. Например, министр экономики Испании заявил, что «минимальный необходимый доход» может стать постоянным инструментом в экономической системе страны. «Чуть ли не каждый день я читаю очередную статью, что универсальный базовый доход или какой-то его вариант — это идея, время которой пришло», — отмечает автор.

Реализация этой идеи может стать одной из составляющих возможного будущего, если европейцам удастся увидеть великие возможности для развития в одном из самых масштабных кризисов послевоенного времени и воплотить их. Пора решать вопросы, связанные с растущим неравенством как экономическим, так и культурным, которое разрушает основы даже таких состоявшихся либеральных демократий, как Великобритания и США.

Во время карантина многие научились работать по-другому — из дома, более гибко, без ненужных поездок, и это может стать новой моделью жизни и работы. Оценив чистый воздух и ясное небо, звуки птичьего пения, не заглушаемого шумом моторов, мы будем более серьезно относиться к принятию радикальных шагов, необходимых для решения проблемы изменения климата – и обеспечения лучшего качества жизни, предполагает профессор.

Как после войны

Мир вот уже несколько месяцев рукоплещет врачам, медсестрам, социальным работникам, которые стали истинными героями этой пандемии. Такое перераспределение уважения в обществе, по мнению профессора, приводит в том числе и к тому, что националистически настроенные политики-популисты теряют привлекательность в глазах избирателей.

В то же время нужно признать, что глобальные угрозы, такие как коронавирус и изменение климата, требуют усиления международного сотрудничества. Евросоюз, призвавший международное сообщество к сбору средств на борьбу с Covid-19, становится основной движущей силой глобальных коллективных действий.

Тимоти Эш считает такой вариант развития идеальным. Но все может повернуться иначе. Профессор сравнивает нынешнюю ситуацию с послевоенным периодом, но имеет в виду не либеральную и социал-демократическую реконструкцию после 1945-го года, а годы после Первой мировой. Националистические настроения становятся еще более выраженными. Политика «сделай нищим своего соседа» приведет к тому, что «посткоронавирусная» рецессия перейдет в великую депрессию. Неравенство будет расти и в обществе, и между странами.

Разрыв Европы по осям

Богатые европейские страны, такие как Германия и Нидерланды, не проявляют должной солидарности со странами южной Европы с сильно пострадавшей экономикой. Вместо этого они используют оправданное кризисом снятие ограничений и накачивают государственными средствами свои ключевые отрасли. Таким образом, разрыв между северными и южными государствами еврозоны увеличивается. По прогнозу автора, через пару лет в Италии, в которой госдолг сейчас составляет 160% ВВП, к власти может прийти популист, который все беды страны спишет на отсутствие европейской солидарности.

Между тем, в восточной части континента Венгрия остается диктатурой, а временные чрезвычайные полномочия Виктора Орбана становятся постоянными. Польша, в которой правящая партия настаивает на проведении президентских выборов с помощью «голосования по почте», что не может быть прозрачным и справедливым, следует по венгерскому пути.

ЕС больше не является сообществом демократий, разрывается по обеим осям — север-юг; восток-запад — постепенно ослабевает и распадается. Предоставленные сами себе государства-участницы не могут обеспечить адекватные перспективы трудоустройства, социального обеспечения и экологически устойчивого будущего для своих молодых граждан. Поэтому, как это видно из упомянутого выше опроса, страны выбирают авторитарные решения. Европа все меньше смотрит на США, и все больше на Китай. И к какому варианту мы окажемся ближе, сейчас зависит только от нас, европейцев, констатирует профессор.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно