Павел Широв: Импортозаместители

В прошлый раз ваш покорный слуга предположил, что российской власти уже нечем отвечать на западные санкции. Предположение оказалось совершенно безосновательным. Есть еще порох в пороховницах, точнее, идеи в головах. В понедельник, 16 апреля, экстренно созванный Совет Государственной Думы вынес на рассмотрение нижней палаты российского парламента законопроект. В случае его принятия правительство получит право накладывать эмбарго на ввоз в страну алкоголя, табачных изделий, сельскохозяйственной продукции и лекарственных препаратов, произведенных в Соединенных Штатах.

Первое чтение законопроекта назначено на середину мая, так что в течение следующего месяца проект, скорее всего, станет законом. В свою очередь кабинет министров не замедлит ввести его в действие. Как сообщил вице-премьер Аркадий Дворкович, в правительстве законопроект оценивают положительно.

Как только о подготовке законопроекта стало известно, страсти вскипели. В Интернете, разумеется. Телеканалы в те дни обсуждали исключительно события вокруг Сирии. Некоторые даже сетку вещания поменяли, обрушив на головы зрителей и спецвыпуски новостей, и внеочередные ток-шоу.

Ничего подобного и близко не было ни в минувшем феврале, когда близ Москвы произошла катастрофа пассажирского самолета, жертвами которой стали 71 человек, ни в марте, когда при пожаре в торговом центре Кемерово погибло (по официальным данным) 65 человек. По-видимому, Сирия оказалась ближе. Но это так, к слову. Впрочем, ошибаюсь. В одном из ток-шоу тема все-таки всплыла, когда вице-спикер Государственной Думы Петр Толстой посоветовал вместо американских лекарств пить настой дубовой коры.

Справедливости ради надо сказать, что вице-спикеру за это крепко досталось. Ему тут же напомнили, как в бытность простым депутатом он много говорил и писал о недостатках российской медицины вообще, и фармацевтической промышленности в частности. Сделал это не какой-нибудь оппозиционер, а, можно сказать, соратник по борьбе с врагами России Кристина Потупчик, в недавнем прошлом пресс-секретарь пропутинского движения «Наши».

После такого вице-спикер взял свои слова обратно, сказав, что просто пошутил, но было поздно. Его товарищам-депутатам и примкнувшим к ним политологам пришлось оправдываться, уточняя, что запрету не подлежат лекарственные препараты, которым не имеется аналогов российского производства и тому подобное.

Проблема, однако, в том, что российские аналоги в очень длинном ряде случаев аналогами можно назвать лишь условно. Что, кстати, относится не только к фармацевтике. Вот, скажем, «Жигули» тоже в какой-то степени аналог автомобиля. Вот только поглядев на поток машин на московских и не только московских улицах, сразу становится очевидным, что потребитель предпочитает совсем иную продукцию, никак не отечественного производства. Даже если та собирается в России. Главное, чтобы комплектующие изготавливались не здесь. Иначе хлопот с таким средством передвижения не оберешься, проверено на практике. 

С лекарственными препаратами все еще сложнее. Большая часть импортируемых из США в Россию препаратов предназначена для онкологических больных. Российские аналоги либо отсутствуют в принципе, либо такого качества, что даже сами врачи советуют пациентам принимать импортные.

Наладить собственное производство в кратчайшие сроки не получится в любом случае, а уж создать новые препараты — тем более. Новый препарат потребует сертификации, то есть, проведения клинических испытаний, которые обычно растягиваются на годы.

Пресловутые продовольственные санкции вводились в свое время, разумеется, не для того, чтобы пострадал отечественный потребитель. Мнилось, что отрезанные от российского рынка европейские производители, подсчитав убытки, добьются от своих правительств отмены антироссийских санкций.

Некоторое время российские медиа писали о недовольных польских фермерах, затоварившихся яблоками, латвийских производителях шпрот, и прочих несчастных, ставших жертвами недальновидной антироссийской политики. Потом то ли недовольство сошло на нет, то ли производители нашли новые рынки сбыта, то ли российский рынок для них в действительности оказался не таким уж значительным, чтобы заметить потери.

Можно не сомневаться, что на этот раз будет точно так же. Доходы американских табачных и фармацевтических компаний, возможно, сократятся, но так незначительно, что даже сами компании этого не почувствуют. И Голливуд переживет, если в России, о чем уже поговаривают, перестанут показывать американские фильмы.

Запрет на въезд в страну ряду граждан США (список еще не составлен) если по кому и ударит, то только по владельцам московских и петербургских отелей. Как-то так получилось, что граждане США не хранят свои сбережения в российских банках и не владеют виллами вдоль Рублево-Успенского шоссе, а также на черноморском побережье Кавказа. Да и дети их не учатся в московском Lomonosov State University. 

Между тем на подходе новый пакет санкций теперь уже из-за позиции официальной Москвы в Сирии. Решение пока не принято, но, если это произойдет, можно ждать и новый пакет ответов. Можно только догадываться, что будет на этот раз. Одно несомненно — Соединенным Штатам любые ответные меры никакого вреда не нанесут, чего, однако, не скажешь о гражданах России.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно