Либа Меллер: Лиепайские «корни ветер не вырвет»

На днях в большом зале Лиепайского музея открылась выставка визуального искусства «Искусство Лиепаи. 100 лет». Название говорит само за себя. Выставка посвящена не только искусству Лиепаи, но и столетию Латвии. И это не просто «мероприятие в честь юбилея», это и демонстрация высокого уровня мастерства лиепайских людей искусства, их включенности в культурный контекст государства.

Весьма вероятно, что в Лиепае на «душу населения» приходится гораздо больше художников, скульпторов, ткачей и других мастеров визуального искусства, чем в других городах Латвии. Кто-то может посчитать, что такое смелое заявление – признак местечковой гордости. И всё же вряд ли это такое уж сильное преувеличение; чтобы в этом убедиться, достаточно периодически посещать большие коллективные выставки лиепайских мастеров.

В запасниках Лиепайского музея сейчас больше четырех тысяч картин, скульптур и других работ. Музей собирает их очень давно. В хранилищах есть фотография времен Второй мировой. На ней запечатлены отцы-основатели Лиепайского музея в подвале церкви Святой Анны, где они спрятали на время войны музейные сокровища. Есть и другой снимок, сделанный сразу после войны, — всё сохраненное в церкви грузят на телегу и сейчас повезут обратно, в родные стены музея.

На выставке «Искусство Лиепаи. 100 лет» представлены творения около 60-ти мастеров – уроженцев Лиепаи, или тех, кто тут учился и работал. У каждого свой почерк. Специалисты способны опознать лиепайчанина «с первого мазка». Правда, словами эту принадлежность к Лиепае описать невозможно. Директор Лиепайского музея Даце Каркла призналась, что отобрать картины для экспозиции было непросто. И добавила, что эта выставка произведений искусства из запасников – самая обширная за последние годы.

Но даже большой зал музея оказался мал для всех сокровищ, и Каркла признательна художнику и профессору Лиепайского университета Алдису Клявиньшу за идею оставить попытки объять необъятное, а сформировать выставку по периодам, показав особенности конкретных временных отрезков.

— Даце, как считаешь, лиепайское искусство шло и идет вровень с латвийским, советским в свое время, мировым? Или провинциальное?

— Думаю, это очень провокационный вопрос, — рассмеялась директор музея. — Есть множество мастеров с разными почерками, разные периоды. Но, если сложить всё за столетие вместе, то мы видим, что наше искусство очень разнообразно, стабильно и неплохо развивается. Сейчас наше общество мыслит глобально, думаю, что понятие «лиепайский художник» уже не актуально. Просто — «художник с лиепайскими корнями».

— Ну да, и в нашем гимне есть фраза, что «корни ветер не вырвет / в городе, где рождается ветер»...

Клявиньш с мнением Карклы согласен. Он считает, что в столетии лиепайского искусства нельзя особо выделить какой-то период: «Выставка очень профессиональная, что неудивительно, поскольку большинство художников бывшие педагоги. Лиепайское училище прикладного искусства было первым в Латвии. Подготовка у всех была очень серьезной. Учились или в Петербурге, или в других серьезных учебных заведениях. Если посмотреть на работы наших старых мастеров, то видно — они прекрасно знали, что происходит в Европе, на картинах и экспрессионизм виден, и кубизм. И дальше уровень не падал. Сейчас мы видим то же самое — приходят новые педагоги, повидавшие мир, с современными взглядами».

— Алдис, на ваш профессионально-профессорский взгляд, какие мастера в лиепайском искусстве самые выдающиеся?

— Прежде всего, это вся довоенная плеяда. Они действительно выдающиеся. Если говорить о других, то некоторые из моих сверстников или помладше отработали в Лиепае пару лет и подались в столицу, так что даже их работ в музее не осталось. Полагаю, пора с них спросить: «Мол, ребята, вы тут были, где творения?!»

К слову, Клявиньш регулярно входит в состав жюри больших ежегодных выставок лиепайских художников, во время которых пара-тройка работ покупается специально для запасников музея. И основной критерий отбора этих работ, по его словам, необычность, потому что, как отметил профессор, «искусство не терпит рутины».  

Перечислять имена и фамилии лиепайских художников и других мастеров, чьи работы представлены на выставке, нет смысла. Потому что на эту выставку надо сходить, не спеша побродить по залу, выбрать своих фаворитов. К примеру, автор сих строк просто влюбился в «Танцовщицу» Яниса Судмалиса, одного из отцов-основателей Лиепайского музея и многолетнего его директора. И того же периода понравился Рудольф Приеде и его карикатура «Газетный Янис».

Из 70-х самая «лиепайская картина» это «Город, где рождается ветер» Скайдрите Элксните, яркая иллюстрация строчки гимна «янтарные латыши в кабаках сидят». Чудо, как хороши лиепайские улицы кисти Станислава Диньгелиса, Отто Тилиньша, Теодора Улдрикиса, сельские виды Яниса Лаувы... И нарисованные Эвалдом Даевским смешные сказочные бородатые персонажи с банными вениками и кадушками, целеустремленно идущие сквозь ветер.

Ну и безусловный фаворит — картина Алдиса Клявиньша, написанная им в 1997-м. Обнаженный парень стоит к зрителю спиной, он смотрит в окно на заснеженные деревья. Снаружи в окно заглядывает кот. На подоконнике – раковина из южных морей. Парня слегка заслоняет некий белый птиц грустного вида. Называется это: «В ожидании весны». Сочетание изображения и названия превращает полотно в дивное художественное хулиганство, так и представляется: вот растает снег, солнышко принесет тепло, и эта парочка улетит... Может, и кота с собой прихватят.

В общем, сходите, это интересно. Выставка «Искусство Лиепаи. 100 лет» открыта только до 25 февраля. Вход свободный.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно