Андрей Шаврей: памяти актрисы Инны Макаровой, которая была точно последней из великих

Сегодня, 28 марта, на московском Троекуровском кладбище хоронят Инну Макарову, народную артистку СССР,  звезду советского (в лучшем смысле этого слова) кинематографа. Ей было 93 года, она держалась до конца (мы это видели по видеороликам ее дочери, знаменитой актрисы Натальи Бондарчук). В Риге она бывала не раз, в последний раз — семь лет назад. Она уже тогда была слаба, но на сцену вышла и спела.

Еще в прежние времена были такие «сборные команды» киноартистов, которые ездили по одной шестой части суши. Впервые я с ней пересекся в августе 1988-го, когда Латвийская опера была целый месяц на гастролях в Ленинграде, и артистов поселили в престижной гостинице «Октябрьская». Сперва за завтраком в очереди в буфет был замечен Евгений Моргунов (кстати, однокурсник Макаровой, как и она, ученик великого кинорежиссера Сергея Герасимова, в его группе Макарова познакомилась со своим первым мужем Сергеем Бондарчуком). Когда его узнавали, он начинал громко говорить... по-французски. Делал вид, что это не он.
 
Живым памятником самому себе ходил патриарх советского кинематографа Всеволод Санаев. И в конце концов я увидел в длинных коридорах гостиницы Инну Макарову, которая шла в своей номер бодрой, летящей походкой.
 
Семь лет назад на сцене Дома Москвы выступала такая сборная команда российских артистов — помнится,. Дмитрий Харатьян бодро пел «Песенку про шпагу» из репертура Андрея Миронова. А потом под аплодисменты вышла Макарова и спела только одну песенку — «Не кочегары мы, не плотники» из кинофильма «Высота». Было видно, что ей тяжело, но это точно железный профессионализм — она понимала, что должна выйти и спеть. Хотя бы один номер. И она это сделала.
 
После этого я осмелился напроситься к ней на интервью — понимал, что другой такой возможности не будет. Руководителем той группы был наш Ивар Калниньш, он сказал: «Хорошо, мы ждем вас внизу... через пятнадцать минут». В общей гримерке Макарова надевала туфельки. Мы беседовали означенные 15 минут, а потом еще долго, минут семь, одолевали два лестничных пролета со второго этажа на первый, уже не под диктофонную запись — и запомнилось, что великая актриса вспоминала, как она была в Ираке еще при власти шаха, как он дарил артистам перстни...
 
На вопрос, есть ли у нее какие-то воспоминания о Риге, Инна Владимировна ответила, что, к сожалению, нет — здесь не снималась, знакомых вроде нет... О том, что в 2000-м она приезжала на кинофестиваль «Балтийская жемчужина» и прогуливалась по городу с подругой и однокурсницей Кларой Лучко — забыла.

«В конце концов, за свою жизнь у меня было столько кинофестивалей, что все просто не упомнишь. Но Прибалтику всегда любила. Но можно сказать, что я вам должна быть близка, потому что мой дедушка Иоганн — из Польши, а это же почти рядом с вами. Его арестовали во время восстания польских студентов и отправили в Сибирь, где и родились мои родители, а потом там появилась на свет и я. В Сибири была настоящая польская диаспора, и они были настоящие умельцы, строили железные дороги, были по-настоящему интеллигентными людьми».

Самое главное для нее было — это близкие и любимое дело. «Ничего нет лучше любимого дела. Это мне сказал еще мой великий учитель Сергей Апполинариевич Герасимов. Ведь любить свое дело — это не только привязанность физическая, но и духовная. Я всем желаю этого. А то этот год у меня очень тяжелый, скончался мой супруг Михаил Израилевич Перельман. Он был доктор медицинских наук, профессор, действительный член Российской Академии медицинских наук, директор научно-исследовательского института фтизиопульмонологии ММА им.Сеченова.  Вместе мы прожили более тридцати лет.  Совершенно немыслимо печальный год. Но Наташа меня поддерживает и работа тоже, вот специально приехала в Ригу».

Она была лауреатом Сталинской премии за знаменитую роль Любови Шевцовой в «Молодой гвардии». Интересно, сам Сталин вручал премию?
 
«Нет, это уже были последние годы его жизни, он был нелюдимым, и вручали премию другие люди. Но помню, что во время съемок Сергей Апполинариевич часто бывал очень хмурый,  потому что его несколько раз к себе вызывал Сталин. Вождь курировал киноленту лично. А вот я помню, как мне вручали звание народной артистки СССР. Указ о присвоении этого звания был подписан Михаилом Сергеевичем Горбачевым в сентябре 1985 года. А потом, разумеется, была церемония награждения — в Кремле. Помню, Нонна Мордюкова мне говорила: «Ну, наконец-то! Дали звание!» Очень была невероятно рада за меня. А

для меня вообще-то это звание уже было не так важно, потому что я ощущала главное — любовь публики.  Потому что успех в кино у меня был очень серьезный. Тут недавно посчитали, что я снялась более чем в девяноста картинах.

А та церемония награждения мне запомнилась еще и тем весьма приятным обстоятельством, что рядом со мной сидел великий пианист Святослав Теофилович Рихтер, который тогда тоже получил какую-то награду. Кстати, он тоже был лауреатом Сталинской премии почти в одно со мной время — я получила ее в 1949-м, а он — в 1950-м».
 
У нее был такой опыт и знание жизни, что гениального Андрея Тарковского она могла назвать просто очень талантливым человеком… Когда она узнала, что ее дочь Наталья будет играть в «Солярисе», то взволновалась.
 
«Самые большие эмоции я испытала еще до просмотра фильма, потому что, на мой взгляд, для 19-летней девушки (пробы начались именно в этом возрасте) это была очень серьезная нагрузка. Съемки были очень тяжелыми, и меня это сильно удручало. Что же касается непосредственно «Соляриса» — фильм, конечно, очень интересный. И

Андрей, безусловно, талантливый был человек. Сейчас его называют гениальным? Да ну ладно! Гениальный — это немного другое. Гениальный — это Пушкин. Особая когорта людей. И сегодня гениев я не особенно-то и вижу. Куда ушло хорошее итальянское, французское кино? Время такое».

И последний, среди прочего, вопрос, раз уж о «Солярисе». А есть ли жизнь в космосе?
 
«Кто знает? До сих пор четкого ответа на этот вопрос нет. Кто это вообще может знать? Знаем только, что есть просто бешеное количество галактик. Возможно, это все выдумки. Поэтому я все-таки за реалистические отношения — и в  жизни, и в кино. Говоря о мистическом, неизведанном, могу только рассказать, как я поехала как-то раз на кинофестиваль в Ираке, когда там у власти еще шах был. Прекрасная страна, удивительная и загадочная. И тогда мне там гадали. Меня очень интересовала судьба дочки, и в ответ на мой вопрос, как будет складываться ее жизнь, гадавший вдруг запел какую-то песню про Иосифа Прекрасного. Правда, не понимаю, причем тут Иосиф Прекрасный?  
 
Пользуясь случаем, я хочу пожелать всем нам, землянам, чтобы не было войн. Надо прекратить то, что сейчас происходит в Сирии, Ираке, Ливане, Египте. Я же во всех этих странах была на кинофестивалях и помню, когда там был мир — это чудесные края! Вообще, как можно убивать женщин и молодых людей? Я желаю нам всем мира, и даст Бог, так и будет».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно