Андрей Шаврей: и сказал Президент, что концертный зал нужен, и публика возликовала...

В Латвийской Национальной опере состоялась церемония вручения главного музыкального приза года – Большой музыкальной награды. В этом году случился юбилей – ее вручали уже в 25-й раз.

Наверное, мне повезло – за редким исключением, за эту четверть века я был почти на всех церемониях вручения награды. И стоит резюмировать, что все, что у нас происходит в области классической музыки - наверное, все к лучшему.

А начиналось все в суровом 1993-м году. Шел третий год реальной восстановленной независимости молодого государства, зарплаты у музыкантов крохотные. Реально – некоторые музыканты рыдали в кулуарах, когда видели, например, как в тот год приехал к нам оркестр Philarmonia Hungarica под управлением великого скрипача – сэра Иегуди Менухина. Наши музыканты видели, на каких инструментах играет этот венгерский оркестр и как, в конце концов, выглядели их венгерские коллеги – буквально, хоть сейчас на светский прием к королеве во главе с сэром, который через пару лет вообще лордом стал.

Это было в норме вещей: у примадонны Оперы могло не быть соответствующего вечернего платья! В этом смысле сейчас церемония – праздник для светских фотографов, которые встречают гостей уже на входе, знатная публика блистает в нарядах «от кутюр».

Например, платье нынешнего молодого лауреата-скрипачки Кристине Баланас вызывает искренний восторг – не меньше, чем ее виртуозная игра и мгновенная реакция, когда во время исполнения «Полонеза» Венявского у нее в финале вдруг лопнула струна и она моментально «махнулась» скрипками с концертмейстером оркестра Сандисом Штейнбергсом. И правильно сделала, она же не Паганини, игравшего импровизацию на свою собственную мелодию на одной струне – в конце концов, играла классическую композицию Венявского.

А уж какой наряд у воистину выдающейся органистки Иветы Апкалне, выступающей сейчас в самых престижных залах мира (в том числе, играет в недавно открывшейся знаменитой Эльбской филармонии, построенной в Гамбурге на воде - говорят, проект обошелся в миллиард евро)! Это специальный симбиоз из укороченного спереди черного платья и брюк (подол не должен мешать органистке, которая играет на инструменте не только руками, но и нажимая ногами на педали). Кстати, и особая обувь – принимая сейчас приз, Ивета вспомнила добрым словом недавно ушедшего из жизни обувщика нашей Оперы, который ей создал специальную крепчайшую обувь еще двадцать лет назад!

Так вот, возвращаясь в начало 1990-х – моральное стимулирование в виде почетных званий советского периода тогда было ликвидировано. Впрочем, прежде было стимулирование и материальное: к званию «заслуженный артист Латвийской ССР», например, полагалась ежемесячная прибавка в 50 рублей (весьма солидно при средней зарплате музыканта в 140 рублей), народным артистам – еще больше.

Народные артисты СССР были небожителями.

И чтобы мы делали в трудный момент без нашего Раймонда Паулса? Кстати, тоже народный артист СССР, и это звание упоминаю тут без всякой ностальгии по «совку», просто оно, как правило, реально подчеркивало статус великого деятеля искусств.

Раймонд Волдемарович тогда и придумал Большую музыкальную награду.

Правда, еще долгие годы никакой денежной премии к ней не прилагалось, но уже в первые годы приз ценился среди музыкальной братии весьма высоко.

Во-первых, просто приятно признание от коллег. Во-вторых, статуэтка Арманда Екабсонса из чистого серебра! И понятна реакция директора оркестра «Рига» Илоны Бреге, которая, принимая сейчас награду, сказала: «Какая тяжелая статуэтка!». 

Только через почти десять лет к награде стали прилагать и денежную премию. В 2002-м году она составляла 300 латов – по тем временам сумма для местного музыканта достаточно приятная. Но пикантный момент: в том году особый приз вручили и великому виолончелисту Мстиславу Ростроповичу – за проведение незабываемого фестиваля своего имени в Риге, на который собрались все его ученики со всего мира! И сам мэтр почти месяц (небывалый для востребованного музыканты срок!) жил в латвийской столице. На церемонию Мстислав Леопольдович приехать не смог, но приз через месяц ему вручила в Лондоне на его 75-летие тогда министр культуры Латвии Карина Петерсоне. Ну, а коварный московский «Коммерсант» тогда выдал заголовок: «Вклад Ростроповича в культуру Латвии оценили в $470». 

КОНТЕКСТ

НОМИНАНТЫ И ЛАУРЕАТЫ ЭТОГО ГОДА:

Обладателем награды за жизненный вклад стал известный латышский композитор Ромуалдс Калсонс, автор многих симфонических произведений и опер (в частности, оперы «Блудный сын»).

«Молодой артист года» - скрипачка Кристине Баланас (номинировались также контрабасист Матисс Эйсакс и флейтистка Майя Клявиня).

«Новое сочинение года» - «Огонь и роза» Криста Аузниекса, прозвучавшее 25 августа в концертном зале Cēsis в исполнении Sinfonietta Rīga и дирижера Нормунда Шне. Номинировались также фортепианный цикл Андриса Дзенитиса Astoņstūris, впервые прозвучавшее 9 сентября в резекненском зале GORS в исполнении выдающегося пианиста Рейниса Зариньша (трижды лауреат награды) и Dialexica Линды Леймане, впервые звучавшее 12 августа в рамках фестиваля Sansusī в исполнении опять же Sinfonietta Rīga и Нормунда Шне (трижды лауреат).

«За выдающуюся работу в ансамбле» - клавесинистка Иева Салните, виолончелистка Иева Упатниеце, альтистка Санта Вижине.

«Постановка года» - опера Освальдо Голихова о поэте Гарсиа Лорке Ainadamar, поставленная Виестуром Кайришсом в парке замка в Цесисе в рамках Цесисского фестиваля. Номинировались также премьера «Тангейзера» Рихарда Вагнера в Латвийской Национальной опере, песенный спектакль Яниса Шипкевица и Марта Пуйятса «Мальчишка» в зале Cēsis (постановка Виестура Мейкшанса).

«Концерт года» - концерт открытия 25-го международного фестиваля звезд в Лиепае, состоявшийся 3 марта в зале Lielais dzintars (солисты Ивета Апкална, Дита Кренберга и Рейнис Зариньш и Лиепайский симфонический оркестр под управлением Атвара Лакстигалы). Номинировались также «Брамс вдохновляет Плакидиса» (состоялся в рамках осеннего фестиваля камерной музыки в Малой гильдии в Риге), «Две четверти. Тюир. Брамс» в рамках Балтийского симфонического фестиваля (состоялся 25 ноября в Большой Гильдии).

«За выдающееся достижение на протяжении года» - оркестр Rīga во главе с Валдисом Бутансом. Фигурировали также рижский камерный хор Ave Sol под управлением главного дирижера Андриса Вейсманиса, барочный оркестр Collegium Musicum Riga под руководством Мариса Купчса,

«Музыкант года» - органистка Ивета Апкална, фигурировали также гитарист Матис Чударс и саксофонист Арвид Казлаускас.

Приз зрительских симпатий (определялся интернет-голосованием) - молодая исполнительница на траверс-флейте Майя Клявиня.

Сейчас все намного солиднее: премия составляет 1500 евро (до уплаты налогов).  Премиальный фонд, проведение церемонии и трансляций по первому каналу Латвийского телевидения и третьему каналу Латвийского радио (Klassika) обеспечивают Министерство культуры и компания Hennesy, которая перед началом концерта угощает знатным коньяком, а избранную публику и лауреатов - еще и на рауте по окончании церемонии. Ну, хорошо, что не пивом – лет двадцать назад бывало в Опере и такое, но таковы реалии – одно знаменитое пивное производство было тогда одной из самых богатых компаний Латвии и спонсировала ряд культурных проектов.

Первые церемонии проходили в филармонической Большой Гильдии и по тем временам (1993-94 годы) это было круто - удлиняли сцену, сверху свисала целая «стая» микрофонов и казалось, что мы почти на Grammy. Через некоторое время церемонию перенесли в Латвийскую оперу – она у нас хоть и небольшая, но красивая, вся в золоте, престижно.

На стыке веков начала временами пробивать тоска – мы еще не были в Европе и от всей души благодарили статуэтками именитых музыкантов мира (вышедших из Латвии и зарубежных). А они, как правило, не приезжали на церемонию, потому что были действительно заняты – великий дирижер Марис Янсонс, выдающийся скрипач Гидон Кремер, вышеупомянутый Мстислав Ростропович.

Немного утешало, что всегда с нами был наш великий композитор Петерис Васкс - причем, всегда в простом свитерке или джемпере (сейчас был в красном джемпере, смокинги не для него!). Принимая в 1997-м приз за свой знаменитый концерт для скрипки «Дальний свет» многие из нас грустили, потому что концерт чаще звучал в Лондоне, мировые премьеры его произведений очень часто происходили сперва именно за рубежом, потом на родине.

Подвижка случилась в начале тысячелетия, когда, вдруг, на церемонию вручения приза к нам приехал из Амстердама, где тогда работал, именитый дирижер Василий Синайский. Это был праздник! И уже и Гидон Кремер приезжал.

Можно смело утверждать, что вхождение в Европейский Союз, открытие границ для музыкального мира Латвии – точно благо.

Из важных нововведений за последнее время: победителей определяет действительно авторитетное жюри исключительно профессионалов, а не просто чиновники Минкульта или директора театров, как прежде. Во главе жюри -  профессор Музыкальной академии Вилнис Страутиньш. Членами жюри являются профессор Борис Аврамец, журналисты-музыковеды Лиене Яковлева, Марута Рубезе и Илзе Медне, педагог музыкальной школы имени Дарзиня Гунтарс Пупа, директор издательства Musica Baltica Солвита Сеяне.

И им стоит доверять. Например, Борис Аврамец, музыковед с европейским именем, сказал мне об одном из лауреатов, Кристе Аузниексе: «Это имя надо обязательно запомнить, это будет большой композитор!». Лауреат принял приз и говорил на родном латышском языке с отчетливейшем американским акцентом - вот что делает обучение в Йельском университете и семь лет проживания в США.

Действительно, вхождение в Европу для нашей музыкальной братии стало благостным явлением. Например, трижды лауреат Большой музыкальной награды, выдающийся молодой пианист Рейнис Зариньш сейчас большую половину жизни проводит в Лондоне (вместе с семьей). Но на церемонии сейчас был среди зрителей. Для молодых музыкантов открылись отличные возможности обучения в лучших музыкальных высших учебных заведениях мира. А там они вновь и вновь подтверждают справедливое мнение, что при этом у них уже изначально отличная основа - музыкальная школа в Латвии признана в мире уже давно.

И талантов, достойных награды – немало.

Среди номинантов сейчас, например, был молодой гитарист Матис Чударс, родившийся в маленькой Мадлиене, учившийся в Рижской музыкальной школе Домского Собора, а потом и в консерватории в Амстердаме. Сейчас он исполнил собственное сочинение «Бесконечность» – рекомендуем его выступление, которое состоится 17 марта в Большой Гильдии в рамках концерта «Джонатан Харви и латыши».

В общем, все вроде бы хорошо – с чувством, со вкусом и немного с пафосом, степень которого вполне приемлема. Отличная сценография Дидзиса Яунземса на сцене, свет от Мартиньша Фелдманиса, видеоролики о номинантах с легкими и при этом глубокими комментариями музыковеда Орпеста Силабриедиса. Ну, и правительство в зале и ложах бельэтажа. И президент Латвии Раймонд Вейонис, который даже вручил приз в первой номинации. Но перед этим неожиданно выступил с речью, в которой отметил, что «Латвийскому Национальному симфоническому оркестру, безусловно, нужен свой дом, нам нужен новый концертный зал». Слова эти вызвали жаркие аплодисменты интеллигенции, заполнившей партер. Реакцию министров экономики и финансов отследить не удалось, но она, наверное, была явно сдержаннее...

Идея о новом зале, владеющая умами латвийской интеллигенции уже несколько лет, дошла до самого верха и была озвучена лидером. Открывая второе отделение, министр культуры Даце Мелбарде с искренним волнением поблагодарила главу государства за поддержку, сказав, что в год столетия государства надо выступать с большими инициативами. Осталось только найти деньги. И, наверное, немалые, потому что, по мнению многих известных музыкантов, простенький зал Риге, музыкальной столице Балтии, не подойдет. Из серии «скупой платит дважды». Остается надеяться, что Европа нам поможет (в смысле - еврофондами). И, в конце концов, у нас есть чиновники от культуры, которые умеют с еврофондами успешно работать.

И будем надеяться, что все реально. В конце концов, сами видите, как начиналась история той же Большой музыкальной награды четверть век назад - как говорится, через тернии к звездам. Спасибо за все Паулсу, который глядел за развитием ситуации со стороны - в двух кварталах от Оперы, дома, у телевизора.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить