Точкu над i

Точкu над i. Большое интервью с мэром Риги

Точкu над i

Точкu над i. Уходим, уходим, уходим. Вторая часть

Точкu над i. Уходим, уходим, уходим. Первая часть

«Людям показывают: вы нам не нужны» — медиаэксперт Крук о выводе Русского вещания с LTV7

Тот факт, что Русское вещание осенью будет выведено из эфира LTV7 и перейдет только в Интернет, показывает, что в Латвии нет бесплатного общественного телевидения, заявил в дискуссионной передаче «Точки над i» профессор Рижского университета им. П. Страдиня, медиаэксперт Сергей Крук. Из концепции новой медиаплатформы исчезла такая опция, как  трансляции на кабельном ТВ, прозвучало в дискуссии.

«Мы должны платить за подключение к Интернету, за компьютеры, чтобы смотреть якобы общественное телевидение, за которое заплатили уже налоги.

И еще один момент: нас никто не спрашивал! И это связано с тем, о чем сейчас много говорят политики — с вопросом о доверии, почему латвийское народонаселение не доверяет... Вот именно поэтому тоже. Потому что в любом таком сообщении (а закрытие Русского вещания на телевидении — это тоже коммуникационное сообщение) есть две составляющие. То есть — окей, переходим из открытого эфира в кабель, в Интернет; и другое — у каждого коммуникационного сообщения  есть еще и такая размерность, как отношение. То есть

этим показывают, что — вы нам не нужны, мы вам пинка под зад даем, выгоняем отсюда... Мы вашего мнения вообще не спрашивали — вы платите налоги и молчите, участия вы не принимаете никакого»,

— сказал Крук.  

Он отметил: в передаче прозвучал вопрос, как же теперь называть тех, для кого будет создавать контент Русское вещание — зрители, аудитория или пользователи.

«Но нет! По теории общественных СМИ мы не пользователи, мы — граждане, и задача общественного ТВ не пользователей создавать, а участников создания вот этих коммуникационных сообщений, платформ для дискуссий. Поэтому здесь отпадает и вопрос об аудитории, большой или маленькой: в общественных СМИ всегда маленькая аудитория, и задача их состоит не в том, чтобы собрать по возможности большую аудиторию, а чтобы возгонять этот диалог, дискуссию, новые вопросы поднимать в эфире. А дальше это уже растечется через Youtube, Facebook, люди будут шерить, делиться этим. И в интерперсональной коммуникации эти поднятые [общественными СМИ] вопросы будут дальше обсуждаться», — сказал Крук. 

«Очень странная политика» — журналист

Еще один участник дискуссии — Евгений Эрлих, главный редактор программы «Балтия» на канале «Настоящее время» — заявил:

«Есть известное выражение: нельзя быть немножко беременной. Вот канал LTV7 — мне грустно это всё сейчас вспоминать, потому что я иностранный журналист, в силу обстоятельств как раз оказался в Латвии, когда создавался канал LTV7, потом я делал большой материал про открытие канала (да, Русского вещания — но тогда речь шла еще про канал). Русское вещание — этот был проект, который, если не ходить вокруг да около, был создан на волне захвата Крыма российскими войсками, когда вдруг стало понятно, что с местным русским населением надо разговаривать и доносить свою точку зрения. Точку зрения властей, точку зрения иную, чем преподносят российские кремлевские каналы. И

в этот момент вы действительно создавались как журналистика по-настоящему. И это выстреливало, это давало какие-то большие анонсы... А сейчас мы вдруг говорим, что неожиданно наша цель — расширить еще больше русскоязычную аудиторию, и мы сейчас это вещание закрываем! Это странная история.

Я почему говорю, что нельзя быть немножко беременной? Потому что на протяжении всего периода, всех этих шести лет я помню эту постоянную дискуссию в Сейме: закрывать канал или не закрывать, а может быть, расширить, глядя на эстонцев — а может, не расширить, а давайте потом мы с двух часов в день вещание сократим до одного часа... А теперь нам  власти говорят, это большой плюс, когда мы закроем канал и уйдем все в Интернет. (...) Это странная история, потому что все каналы, наоборот, стараются расширяться на все возможные платформы! Телевизионная платформа — это локомотив, на котором дальше можно уходить в Youtube, Tik-Tok, Instagram, Facebook, в электронное ТВ.        

Если так хорошо, как считают латвийские власти, уйти на портал — давайте переведем сначала  общественное телевидение на латышском  туда. Это будет гораздо больший доступ. Но нет, понимаете? Это очень странная политика, эта история — политическая. И это очень обидно — это не журналистика по-настоящему, здесь очень много политики».

Из концепции убрали PopUp-канал

Идея увода Русского вещания из эфира LTV7 обсуждалась несколько лет, и неверно говорить  сейчас, что решение увести его на мультимедийную платформу — внезапное, заявил в передаче Ивар Аболиньш, глава Национального совета по электронным СМИ (NEPLP).

«Это не новая история, эта работа ведется более пяти лет. Первый проект был тогда подан для этой концепции. Очень некорректно говорить, что это какое-то внезапное и новое решение. Пять лет все об этом знали, я пять лет говорил в интервью, что у нас это будет. И это — идея старого Совета по электронным СМИ, в котором был г-н Айнар Димантс».

Димантс, бывший глава  Национального совета по электронным СМИ, со своей стороны, возразил:

«Никогда у нас не было этой ложной дилеммы: развивать только интернет-платформу или развивать только Русское вещание на телевидении. Та платформа, которая была задачей для руководства LTV — там шла речь о LSM на русском! Конечно, там тоже была нужна концепция развития. Но никогда мы не оспаривали, что надо и то и это. И мы двигали эту идею, но не получили одобрения законодателя. Потому что каждая программа общественного вещания включается в закон. И

если нет политической поддержки для такой новой программы, где другие еще поправки должны были быть — то было видно, что надо развивать только интернет-платформу. Поэтому и работали в этом направлении.  Но мы никогда в мое время в совете не отказывались от Русского вещания на LTV».

Рита Рудуша, директор отдела стратегического развития LTV, добавила:

«Хочу отметить, что в этой начальной версии концепции был предусмотрен канал на кабельном телевидении, так называемый PopUp-канал. Но для этого нужны какие-то изменения в законодательстве. Для этого нужна политическая воля! Но изначально в этой концепции был предусмотрен канал».

Ивар Аболиньш возразил на слова Димантса, что идея PopUp-канала появилась, когда того уже не было в NEPLP:

«Впервые идея PopUp-канала появилась в конце позапрошлого или начале прошлого года, а не в 2017 году. И когда впервые это было записано, мы много дискутировали, обсуждали, это правда. И в июне-июле прошлого года было принято решение убрать этот PopUp-канал из концепции. Решение было принято совместно, в дискуссии. Совет утверждает концепцию, Латвийское телевидение после общих дискуссий  подало концепцию, в которой этого PopUp-канала больше не было».   

«Потому что знали: не пройдет», — пояснила Рита Рудуша.
 
Аболиньш также рассказал, что если бы канал все еще фигурировал в концепции, невозможно было бы теперь реализовать проект мультимедийной платформы — из-за законодательства: «Мы тут могли бы час обсуждать, какие изменения в законодательстве были бы нужны и как бы это повлияло на весь медиарынок».   

«Люди перестанут здесь жить ментально»

Медиаэксперт Сергей Крук указал на еще одну проблему:

«Проблема в том, что когда обсуждается вопрос общественного телевидения, почему-то забывают, что речь идет об общественном телевидении, а не о каком-то пиар-агентстве премьер-министра. Общественное ТВ — это формирование общественного мнения. А

в наших политических документах, в концепции обратной связи абсолютно нет.  Общественное телевидение предусмотрено для вертикальной коммуникации: мы вам расскажем, как правильно думать. Ну не будут люди смотреть такое телевидение!

Наше исследование содержания новостей и на латышском языке показало, что то, что называется гражданским обществом, там очень мало представлено. Поэтому претендовать на формирование общественного мнения и говорить об этом очень сложно. Это мнение там не представлено, доминирует мнение правительства. С этой точки зрения общественное ТВ своей функции не выполняет. Думаю, тут частично кроется ответ на вопрос, почему так мало смотрят. Наши проблемы, проблемы отдельно взятого индивида, там не представлены, и нет платформы для формирования общественного мнения, чтобы какое-то давление производить на правительство, принимающее нормативные акты».

Рита Рудуша возразила:

«Относительно официоза, якобы представленного общественным телевидением. Именно

на общественном ТВ (причем и на латышском, и на русском языке) присутствует очень сильная исследовательская журналистика, которая в том числе получила разные журналистские призы и которая прямо влияет на повестку дня и защищает именно общественные интересы, а не является рупором государства.

Тут ведущий спрашивал, как государству достучаться до нацменьшинств или русскоговорящей аудитории — но наш контент все-таки не является тем местом, через которое государство пытается достучаться».

Ведущий передачи Алексей Дунда пояснил, что его лишь интересовал ответ на вопрос, где впредь бабушки и дедушки  будут получать ту информацию, которую тот же Минздрав до них желал бы донести — например, о том, что им не стоит дожидаться вакцины «Спутник», ее не будет, а нужно пойти и сделать прививку препаратом Pfizer.   

Айнар Димантс в ответ признал: «Фактически это означает, что информационное пространство сокращается. Будет какая-то часть населения, которая больше не будет жить ментально здесь. Только физически. А интеллектуально — где-то в другом месте, потому что они смотрят телевидение на русском языке. Вот результат! Это то, чего хотели?»

Журналист Евгений Эрлих рассказал, что канал «Балтийское время» создается в трех странах, и ему есть с чем сравнить:

«В 2014 году на вопрос, нужен ли русский канал, отвечали во всех трех странах. В Эстонии политики так же спорили! В итоге мы видим, что Литва не приняла совсем никакого закона, Латвия ограничилась 2 часами в день — а эстонцы пошли. И сегодня это один из лучших каналов в Эстонии, но его активно смотрят литовцы, латыши. Почему? Всегда интересно узнать, что происходит у соседей. Более того: соседи с ETV+ приезжают сюда и рассказывают о достижениях и стартапах Латвии! Это огромный информационный ресурс, который сегодня прямо-таки вселяет радость во всех эстонских политиков, потому что они могут реально сказать: посмотрите, какая интеграционная вещь у нас происходит!

И совсем другую историю мы видим в Латвии. Когда мне говорят: у вас замечательный продукт, и поэтому мы вас вынимаем из эфира, — мне хочется переспросить: что? Мы 6 лет только и обсуждаем, какую бы нам еще платформу взять, чтобы еще и на ней высказываться. 

Мы активно идем в эфире, активно продвигаемся здесь в Латвии на кабельном ТВ, и мы считаем это огромным нашим достижением. Теперь местный русский зритель, выбирая из нероссийских каналов, наталкивается на нас! И не наталкивается больше на LTV7... В этом смысле у нас теперь нет конкурентов, мы рады.

Но информационная среда, в которой очень много разных независимых интересных журналистов  она подталкивает всех работать, и это огромный канал общения, информации, в том числе — доведения информации до сведения людей, общения горизонтального и вертикального между властью и людьми... Так нет же — давайте мы вас обрежем и уберем».

Как уже писал Rus.LSM.lv, Русское вещание LTV7 на этой неделе закрывает телевизионный сезон программами «Маленькая пятница», «Точки над i» и «Личное дело». Впрочем, летом каждый рабочий день в 19:00 будет возможность по-прежнему следить за новостями в программе «Сегодня вечером». Русские редакции LTV и портала общественных СМИ Rus.LSM.lv в скором будущем объединят усилия, чтобы в сентябре представить новую мультимедийную платформу для национальных меньшинств.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить