Бывший моджахед-заключенный Гуантанамо «успешно интегрировался в латвийское общество»

Установлены личность и часть биографии заключенного печально известной американской базы Гуантанамо, в обстановке полной секретности переведенного в Латвию в 2010 году. Благодаря американским коллегам программа Русского вещания LTV7 «Личное дело» выяснила, что речь идет о гражданине Узбекистана, захваченном союзниками американцев в окрестностях афганского города Кундуз. Латвийские власти и сегодня крайне немногословны и утверждают лишь, что бывший моджахед прекрасно интегрировался в латвийское общество.

О том, что Латвия согласилась принять у себя некого заключенного тюрьмы с базы США на Кубе, официально сообщалось в 2010 году. Тогда страна присоединилась к программе распределения по 54 государствам людей, для суда над которыми не хватало доказательств, но которые были сочтены американцами слишком опасными, чтобы просто отпустить их. Сообщали латвийские власти и о том, что бывший заключенный прибыл. Подтвердившая факт прибытия узника печально известной американской базы на Кубе,

тогдашняя министр внутренних дел Линда Мурниеце сообщила прессе, что угрозы для Латвии этот человек не представляет. Точка. На этом официальная информация исчерпывалась.

Rus.lsm.lv и «Личное дело», однако, составили представление о том, что за человек был направлен в Латвию из досье, созданного в рамках специального проекта влиятельной американской газеты The New York Times. Материалы, преданные гласности The New York Times, ранее имели статус секретных. Они увидели свет благодаря искам против правительства США, выигранным в американских судах несколькими американскими же масс-медиа (в частности, агентством Associated Press). Некоторые документы были получены благодаря утечке WikiLeaks.

Итак, из документов следует, что

в Латвию 22 июля 2010 года прибыл гражданин Узбекистана 1977 года рождения по имени Камаллудин Касимбеков.

На допросах Касимбеков признался американским военным, что был членом дочерней структуры Аль-Каиды — Исламского движения Узбекистана.

У себя на родине Камаллудин Касимбеков занимался продажей тканей и одежды, а также подрабатывал таксистом. В 1999 году был завербован исламскими моджахедами и вместе со своим другом отправился в тренировочный лагерь в Таджикистане. Там он

прошел обучение обращению с РПГ и автоматом АК-47, затем попал в лагерь на территории Киргизстана, где, по его словам, содержались в заложниках трое японских ученых.

(По американским данным, в это время в плену у исламистов находились четыре японских инженера, а также генерал вооруженных сил Киргизстана; Касимбеков на допросах утверждал, что заложники были освобождены за выкуп в 7 млн. долларов, но американцы сочли эти показания недостоверными.) В мае 2000 года через Таджикистан проник в Афганистан и через Кундуз и Мазари-Шариф добрался до окрестностей Кабула. Почти год он («за еду, жилье и одежду») работал механиком в Мазари-Шарифе при полевом командире по имени Мохаммед Тахир Фарук .

Попросился домой в Узбекистан, чтобы повидаться с семьей, но его не отпустили. Тогда он сбежал, был пойман и отправлен в Кундуз. По собственной инициативе отправился непосредственно в зону боевых действий и провел там 40 дней. По возвращении в Кундуз

в середине ноября 2001 года с «калашниковым» и четырьмя магазинами к нему был схвачен афганскими союзниками США и передан американцам, которые доставили его на базу Баграм.

По мнению американских военных , задержанный владеет информацией об Исламском движении Узбекистана. Знает о логистике, лидерах, методах обучения и средствах вербовки, а также имел контакты с высокопоставленными членами Аль-Каиды, включая и чрезвычайно опасных.

Участие Камаллудина Касимбекова в террористической группировке было также подтверждено системой внутренних дел Узбекистана — его описание включено в соответствующую базу данных.

Правительство Узбекистана просило выдать задержанного для уголовного преследования — по всей видимости, в связи с совершенным исламистами в Ташкенте убийством двух полицейских.

Интерес к нему проявил и Комитет национальной безопасности Казахстана — в связи с его контактами.

Руководством Гуантанамо в общем и целом задержанный оценивался позитивно и не был враждебен по отношению к персоналу. Уровень угрозы для США и союзников следователи определили, как «средний», после чего и было принято решение о переводе его в другую страну.

«Личное дело» обратилось за комментариями к бывшему министру МВД Линде Мурниеце. Именно ее ведомство в 2010-м принимало заключенного из Гуантанамо. Безуспешно.

«Это секретная информация, которую я никому не могу распространять. Поэтому никаких интервью на эту тему давать не буду»,

— заявила Мурниеце LTV7.

МВД заявило, что вопрос более не находится в его компетенции. Полиция безопасности прислала лаконичный ответ, из которого следует, что

переведенный в Латвию заключенный Гуантанамо благополучно интегрировался в латвийское общество.

Запрос в посольство Узбекистана в Латвии — «Личное дело» интересовалось, в связи с чем власти хотят вернуть Касимбекова на родину — после длительных проволочек так и осталось без ответа.

Профиль некоего Камаллудина Касимбекова «Личное дело» обнаружило в социальной сети Facebook. Судя по фотографии, которую Касимбеков разместил на своей странице, он побывал в столице Эстонии как минимум один раз — в августе 2013 года.

Полиция безопасности Эстонии — КАПО — не сочла нужным ответить на запрос «Личного дела»,

что может делать в Таллине успешно интегрировавшийся в Латвии бывший боевик Исламского движения Узбекистана.

КОНТЕКСТ

В Эстонию из Гуантанамо, согласно данным проекта The New York Times, в январе 2015 года был переведен некий Ахмед Абдул Кадер, гражданин Йемена 1983 года рождения. Он участвовал в боевых действиях в Афганистане в составе так называемой Арабской бригады Аль-Каиды, затем проходил  обучение применению дистанционно взрываемых фугасов в лагере террористов, затем помогал содержать явку боевиков.

В марте 2002 года был арестован пакистанскими спецслужбами вместе с другими 30 членами Аль-Каиды и доставлен в Гуантанамо.  Там демонстрировал неподчинение и враждебное отношение — за ним числилось 75 дисциплинарных нарушений. На персонал  тюрьмы он не нападал, однако участвовал в массовых беспорядках, отказывался выполнять приказы охранников, вступал в несанционированные контакты, причинял ущерб собственности правительства США, использовал провоцирующие слова и жесты, а также, среди прочего, «отказался вернуть книгу в библиотеку».

С точки зрения содержания под стражей ему была присвоена  классификация «Опасен», угроза для США и союзников за пределами тюрьмы — «Средняя».

Можно предположить, что успешная интеграция бывших узников Гуантанамо открывает им возможности свободного перемещения по территории Евросоюза (по крайней мере, беспрепятственный выезд в соседнюю страну). Не исключено также, что нет помех и для прямого общения с бывшими соседями по знаменитой американской базе. В Эстонию был переведен как минимум один из них.

Кроме того, судя по общению Камаллудина Касимбекова в социальных сетях, он также знаком с Ашрабом Альталибом, некогда прошедшим через центр для мигрантов в Муцениеки. То, что это именно Муцениеки, свидетельствуют опубликованные Альталибом фотографии.

Возможно, Касимбеков по прибытию в Латвию был размещен именно в Муцениеки

— и там познакомился с Альталибом. Впрочем, судя по записям в Facebook, теперь знакомый Касимбекова живет в Берлине.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить