Посторонним вход разрешен. Военный музей приглашает в новую экспозицию в Лиепае

Улица Тобаго. Колючая проволока и охрана. Эта территория больше века была секретной. Еще несколько лет назад здесь хранились боеприпасы. Недавно тут, где когда-то располагалась Лиепайская береговая артиллерийская батарея №2, открылась новая историческая экспозиция Латвийского военного музея. Очень интересная! Руководитель новой экспозиции Юрис Ракис провел для Rus.LSM.lv индивидуальную экскурсию.

Да, это именно хорошо знакомый читателям нашего портала Юрис Ракис, военный историк, кавалер Ордена Трех звезд, долголетний начальник гауптвахты Каросты, соавтор книги «Таинственная Кароста», автор исторического «Альбома Каросты», фоторетроспективы этого уникального района, постоянный военно-исторический консультант LSM.lv et cetera. Кому, как не такому специалисту, встать во главе нового военного музея?!

ФАКТЫ

Батарею №2, в отличие от Северных фортов, построили дальше от береговой линии, защитив от моря высоким валом.
Защиту обеспечивали 11-дюймовые мортиры модели 1877 года. Стволы 10-дюймовых пушек береговой артиллерии были длинней тех, которые стояли на вооружении у артиллеристов сухопутных войск, эти пушки могли стрелять на расстояние больше восьми километров.
В батарее №2 всегда были склады боеприпасов. Латвийский военный музей особо подчеркивает — из-за опасности взрывов эта территория 130 лет была строго охраняемым объектом с очень ограниченным доступом и закрыта для посещения.

…Найти бывшую береговую батарею помогают многочисленные указатели — это еще район Каросты, и жилые дома относительно недалеко, но места тут довольно безлюдные. На «ближних подступах» — таблички «военный объект», «посторонним вход запрещен» и т.п. Еще лет шесть-семь назад здешние хранилища были полны боеприпасов.

…Юрис провожает последнюю за день группу экскурсантов, и мы заходим на территорию за колючей проволокой. Идем в кабинет-вагончик, чьи стены украшены изображением снарядов разных калибров. Новый музей привлекает большое внимание, народ приезжает каждый день. Очень много лиепайчан, но есть и группы из других городов Латвии, туристы из ближнего зарубежья…

«Главное вот в чем — эта экспозиция не дублирует другие объекты Каросты, например, Редан. Конечно, нельзя эту батарею вырвать из контекста Каросты, и об истории создания крепости и батареи здесь информация тоже есть. Но основной акцент этой экспозиции — рассказ о жизни Латвийской армии в межвоенный период», — подчеркивает Юрис.

Он открывает «Альбом Каросты» на страницах, рассказывающих о береговой артиллерии. Показывает снимки мортир и пушек, бывших на вооружении береговой батареи, фотографию заснеженной улицы с деревянными домами-казармами, где жили служившие тут артиллеристы. Бараки стояли на ул. Артилерияс (тогда — Артиллерийской), она идет перпендикулярно ул. Тобаго. И мы отправляемся в путь, чтобы посмотреть всё на местности. По асфальтовой дорожке идем к старинным укреплениям.

«Эта дорога ведет к территории, которая была под охраной караула. А за этими дюнами прячется батарея. В советское время караульное помещение находилось внизу, под дюной. Всю территорию с тех пор ограждает двойная колючая проволока. И часовые ходили по этому коридору, смотрели, чтоб никто на этот объект не пробрался. Ширина коридора колеблется в зависимости от ландшафта. Тогда, в советское время, караульные даже не знали, что они охраняют! А хранились здесь взрывчатка и мины. Попасть сюда можно было только с допуском, в сопровождении охраны и так далее», — рассказывает Юрис по дороге.

На щите-указателе помечено, где находились пушки, где проходила железная дорога (от нее давно и следа не осталось, чтобы ее обозначить, на месте путей стоит макет паровоза). Указано место, откуда началось строительство береговой батареи, где дислоцировалась Курземская дивизия в 1920-30 гг., где были склады с боеприпасами.

«Надо сказать большое спасибо Министерству обороны, которое любезно предоставило свою территорию Военному музею, благодаря чему тот и смог сделать экспозицию о береговой артиллерийской батарее №2, — подчеркивает Юрис, пока мы идем вдоль батареи. — Это линия береговой обороны, береговая батарея. Что делать с вражеским кораблем? Потопить! Пушки с наклоном ствола в 15-20% пробивают борт корабля, а мортира бьет “навесом”, по крутой траектории, пробивая палубу».

Мы подходим к пушечному двору, в центре — барбет, здесь и были установлены орудия. Подобные же были в Северных фортах. Дальше путь лежит в экспозицию. Основу составляют фотографии из Латвийского военного музея.

«Многие из них вообще доселе невиданные — на них запечатлено строительство крепости. В 1890 году Александр III утверждает решение строить военный порт в Либаве, работы вскоре начинаются. А с 1893 года и до 1906-го вокруг Лиепаи и Порта, нынешней Каросты, была построена крепость. Вот, видишь, как всё это строили — телеги, тачки, лопаты… Строят временную гавань, чтоб материалы подвозить. А вот приемка построенного сухого дока на судоремонтном», — комментирует Юрис уникальные старинные снимки.

А вот и склад боеприпасов — в «окно выдачи» видны полки со снарядами и два манекена в формах императорской армии. На погонах у них буквы «Лб», то есть «Либавская крепость». 

Идем дальше. Фотография, сделанная 20 августа 1896 года — торжественная церемония закладки памятного камня строящегося сухого дока. Копают его уступами, перекидывая грунт вверх по «ступенькам». Когда док был готов, то к морю канал копали экскаваторами, в обратную сторону, от моря — землечерпалкой. В «Альбоме Каросты» есть снимки этой техники. Идем внутрь батареи, туда, где хранились боеприпасы. Под потолком рельсы — по ним ящики со снарядами и передвигались к орудиям. Один ящик висит для наглядности.

Уделено в экспозиции внимание и латышам, служившим в царской армии. На фотографиях — уланы, юнкера, артиллеристы, ополченцы… Жалко только, что практически все предметы и снимки, расположенные чуть дальше от входа, покрыты конденсатом. Сыро тут…  

«На эту батарею приезжал Николай II, и ему показывали, как стреляют. Он на этом маленьком поезде немного проехал. Стрельбы шли вовсю. Император был очень доволен и командиру батареи говорит: “Жалую вам чин полковника!”. Начальник Виленского военного округа, которому подчинялась и Либавская крепость, шепчет — мол, нет же полковничьих вакансий! Николай ответил: “В мою личную вакансию!”. Наступает 1904-й, когда России понадобилась “маленькая победоносная война”. Ну как сейчас, да. Начинается русско-японская война. Россия терпит сокрушительное поражение. Возникает вопрос, что делать дальше — вот здесь, в Либаве. База стоит пустая, кораблей нет! Понижается статус военно-морской базы. Только не надо путать крепость и морскую базу! Это разные ведомства — сухопутное и морское, даже дома офицерского собрания и церкви у них здесь были разные. В 1907 году было принято решение о ликвидации крепости. Лишение статуса снимает разные затруднения по постройке зданий в Либаве (не выше двух этажей), ограничения на передвижения иностранцев. После этого в Либаве бизнес расцветает, роскошные здания в югендстиде тогда и появились. С другой стороны — снятие статуса означало и лишение финансирования. Содержать в порядке здешние здания и инфраструктуру стало сложней. Пушки снимают и увозят. Но взорвали все позже, когда началась Первая мировая и русские войска оставили город перед приходом германцев. Эта батарея была подальше и ее не взорвали», — рассказывает Юрис. 

Отдельная часть экспозиции рассказывает о деятельности штаба 1-й Курземской дивизии во времена Первой Республики, Курземского артиллерийского полка, 1-го Лиепайского пехотного полка, 2-го Вентспилсского пехотного полка. В Каросте базировались также эскадрилья морской авиации, подводные лодки и другие латвийские подразделения. Здесь такие потрясающие фотографии!.. От серьезных — с учебных стрельб, до бытовых и почти семейных — вот солдаты перед обедом, общий снимок под елочкой в рождественский вечер. Разумеется, и рождество праздновали вместе — вот бал-маскарад, Лиго…

«Разумеется, не обходят своим вниманием Лиепаю и Каросту и наши президенты. У нас тут есть целый президентский зал! В честь всех президентов Первой Республики, которые гостили у нас в Каросте. В архивных материалах нашел, что первый наш президент Янис Чаксте сказал после посещения Каросты: “Если б у меня были те деньги, которые Россия потратила на постройку Каросты, я мог бы озолотить всю Латвию”», — рассказывает Юрис.

О каждой фотографии и запечатленных на ней людях можно рассказать что-то интересное. Юрис подходит к снимку, где в центре стоит президент Альберт Квиесис. И показывает на фигуру военного в правой стороне фотографии.

«Это адмирал, граф Архибальд фон Кейзерлинг, первый командующий Латвийским военно-морским флотом. Остейзский немец родом из Гробини, очень лояльный своей стране, патриот, создатель военно-морского флота. И очень приятно, что все эти традиции сохранили его потомки. Несколько лет назад, когда Морские силы Латвии праздновали столетие, праправнук Кейзерлинга подарил Латвии все награды предка. И что еще очень приятно — потомок говорил на латышском языке, а женат он на латышке из эмигрантов», — с восторгом вспомнил Юрис.

Есть отдельный стенд, посвященный жизни офицерских жен. У полковых дам были свои занятия — они занимались в разных кружках, например, по вязанию и плетению модных тогда ажурных салфеток, устраивали поэтические вечера. Были курсы по приготовлению пищи. Ведь происхождение жен военных было разным, нередко это были сельские девушки, не умевшие вести «городское» хозяйство, а об этикете и вовсе не слышавшие. Старшие дамы учили молодых всем премудростям. И еще один момент — некоторым дамам особым приказом командира полка предоставлялось разрешение носить нагрудный знак полка в миниатюре. И дамы гордились этим полковым знаком больше, чем бриллиантовыми украшениями.

Юрис особо подчеркивает — в Латвийской армии были представители всех живших в стране наций. И речь не только об обязательной службе. Главным было чувство принадлежности к государству. Так, все главные гарнизонные врачи были евреями. А Курземским артиллерийским полком некоторое время командовал полковник Конради-Кондрашов, русский по происхождению.

На нескольких фотоснимках — наши офицеры запечатлены с японскими военными.

«Это вообще интересная история. Японцы узнали, что есть маленькая Латвия, где при маленьком бюджете есть хорошо мотивированная и хорошо обученная маленькая армия. И японцы приехали к нам перенимать опыт! Это 1930 год», — рассказывает Юрис.

Нынешний облик второй батареи такой, каким он был во времена первой советской оккупации. В 1939 году Каросту сдали в аренду Советскому Союзу. Латвийские вооруженные силы были вынуждены в течение трех дней оставить свою базу.

«На территории 2-й батареи размещается батарея 180-мм дальнобойных орудий на железнодорожных платформах. Некоторые помещения перестраиваются. Используются в качестве штаба, хранилищ и прочего. По неизвестной причине как раз накануне 22 июня 1941 года дальнобойные орудия, способные стрелять на 25-30 км, из Лиепаи убрали, основная часть советских войск покинула город. В 1945-м сюда вернулась та же часть, что была здесь в 41-м. В конце 1940-х всё это было признано устаревшим, орудия распилили на металлолом. А помещения стали использовать как хранилища боеприпасов. В 1992-м советские войска оставляют Каросту, батарею перенимает Латвийская армия, которая тоже использует ее как хранилище боеприпасов», — завершает рассказ Юрис Ракис.

Время работы новой исторической экспозиции Латвийского военного музея, посвященной Лиепайской береговой артиллерийской батарее №2, найдете здесь.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить