Глава Латвийского Исламского Культурного Центра: Charlie заслужили наказание, но меньшее

После террористического акта в Париже латвийская община мусульман не чувствует никакого особо негативного отношения со стороны общественности, заявил в интервью Латвийскому Телевидению председатель Исламского культурного центра Латвии Имран Олег Петров. Тем не менее, он считает, что редакция Charlie Hebdo заслужила наказание, хотя и меньшее — например, некоторым журналистам следовало бы сломать пальцы.

Коран запрещает суд Линча, запрещает убивать без официального приговора — так глава Исламского культурного центра Латвии поясняет, почему он осуждает терроризм.

«Ислам запрещает — и это я вам говорю, как человек, закончивший исламский университет — убийство мирных жителей как таковое.

Это категорически запрещено, и в Коране сказано: убить одного человека — это то же самое, что убить жителей всей планеты. Без причины, без достаточной причины для убийства человека. Но сразу нужно сказать — «но». Когда нас спрашивают об убийстве мирных жителей, у нас сразу же возникает контрвопрос: почему Европа или Западные страны не признают свои двойные стандарты в этом? За последние 13 лет были убиты два миллиона мусульман, это сделали армии Америки, НАТО и союзников в Ираке, и Афганистане, и в других местах», — говорит Петров.

В качестве примера Имран назвал август прошлого года, когда вооруженные силы Израиля, поддерживаемые США, бомбили сектор Газа. Погибли около двух тысяч человек, в том числе много мирных жителей. Он считает, что терроризма станет меньше, если западный мир изменит отношение: «По крайней мере, то, что можно услышать от людей, которые это делают, — их цель в том, чтобы Западный мир прекратил свои нападения на мусульманские страны. Это их риторика, и так и есть».

Французских журналистов убили, потому что они позволили себе карикатуру на мусульманского бога Аллаха. Имран говорит — свобода слова существует лишь в теории: «93 статья Латвийского уголовного закона, например, предусматривает лишение свободы до 3 лет за надругательство над флагом или символами Латвии. Если кто-то смеется над такими вещами, как флаг или герб, за это человека могут посадить в тюрьму. А эта редакция открыто глумилась над священными ценностями всех верующих, не только мусульман».

По мнению главы Исламского культурного центра Латвии, редакция Charlie Hebdo заслуживала наказания, но гораздо меньшего: «Им можно было как-то навредить, не знаю, пальцы сломать. Возможно, этого было бы достаточно».

Он допускает, что физическое наказание предпочтительнее: «Иногда суть наказания не в том, чтобы наказать конкретного человека, а чтобы остановить других людей от совершения чего-либо подобного. Например, в исламе за открытое воровство, если человек ворует не потому, что ему нечего есть, а потому, что не хочет работать, ему отсекают руку. На первый взгляд, это очень жестоко. Но, если посмотреть, какой эффект это дает — в исламских странах, где используется такое наказание, все остальные воры в городе моментально перестают воровать. И уровень преступности падает с 90 до 99%».

Имран Олег Петров противоречия в своих словах не усматривает и считает эту религию мирной: «Одно из толкований слова «ислам» — это «мир». По сути своей они миролюбивы. Но если происходит что-то, что наказуемо, то в исламе есть некоторые инструменты, которыми это можно подавить, да, такое есть».

Специалист по азиатской культуре, ассоциированный профессор Янис Приеде считает — религию саму по себе нельзя назвать мирной или насильнической. Все зависит от интерпретации религиозных текстов.

Приеде объясняет, что религиозные тексты иногда воспринимается слишком буквально и упрощенно: «На самом деле, это вопрос не о ядре религии, а об оболочке, создаваемой всем обществом, у которого есть своего рода понимание и, к тому же, очень разное понимание ядра религии. Даже если ядро миролюбивое, оболочка — общество — может быть очень агрессивной».

Радикализации ислама в большой степени способствовали войны, бушующие во многих мусульманских странах. А в Европе ее поощряет неудачная политика мультикультурализма, считает Приеде. Большая проблема Европы — потеря своей самобытности во имя политкорректности, что создает прекрасную почву для радикально настроенных мусульман.

Что же касается свободы слова, Приеде говорит — это ценность Европы, но в то же время она накладывает и большую ответственность, которую не все до конца понимают: «Любое общество требует баланса как свободы слова, так и общественной безопасности. События в Париже показали, что баланс не был идеальным. Общественная безопасность находится под угрозой».

Между тем, оценивая латвийскую общину мусульман, глава Латвийского Исламского Культурного Центра утверждает — среди них экстремистов и защитников террористических идей нет.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить