Пандемия Covid-19 в России привела к борьбе за власть — британский аналитик

Владимир Путин не стал брать на себя роль «главнокомандующего на войне с коронавирусом» — и между двумя высокопоставленными российскими чиновниками развернулась конкуренция за право занять эту «вакансию». Однако президент России ее пресек — чтобы не связывать руки себе.

По данным портала Our World in Data число умерших от Covid-19 в России с начала пандемии до конца января 2022 превысило 320 тысяч. (Избыточная же смертность за два года пандемии, по подсчетам издания Moscow Times, составила 929 тысяч.) В стране быстро распространяется омикрон-вариант коронавируса, и дискуссии по поводу способности российских властей справляться с пандемией разгорелись с новой силой, замечает Эмили Феррис, научный сотрудник британского Королевского института оборонных исследований (британский RUSI, Royal United Services Institute — старейший в мире «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в 1831 году).

Кремля «отодвинулся» от непопулярных мер

«Реакцию России на пандемию можно охарактеризовать как своего рода “федерализацию наоборот” — Владимир Путин переложил большую часть ответственности за наиболее болезненные ограничения на региональных губернаторов, а сам большую часть времени проводит в своей резиденции в подмосковном Ново-Огарево. В отсутствие на авансцене Путина высшие политические управленцы начали выхватывать друг у друга рычаги контроля над антиэпидемическими мерами, и в какой-то момент это соперничество грозило перерасти во что-то более серьезное. Но Путин, по всей видимости, решительно пресек эти поползновения, чтобы предотвратить любые фундаментальные политические изменения», — пишет Феррис в комментарии, опубликованном на портале RUSI.

Она напоминает, что в начале пандемии в 2020 году российские губернаторы могли достаточно свободно принимать решения по карантинным ограничениям в своих регионах. В октябре 2021 года в связи с ростом заболеваемости и в ответ на запросы губернаторов Путин издал указ о нерабочей неделе в начале ноября. Но региональным администрациям было оставлено право самостоятельно решать, как будут работать их культурные и медицинские учреждения. Это означало, что им пришлось принять на себя и реакцию общественности на эти меры.

Кремль не вводил общенациональный локдаун, и, хотя некоторые новые федеральные законы, которые могли бы усложнить жизнь непривитым, обсуждались, в итоге от них отказались. Такое невмешательство, безусловно, позволило Путину дистанцироваться от непопулярных мер. Но это нежелание Путина публично возглавить борьбу с пандемией создало вакуум руководства, который попытались заполнить сразу две «тяжелые» политических фигуры, отмечает Феррис.

Борьба за власть Советов

Официально руководство ответными мерами на пандемию в России было возложено на премьер-министра Михаила Мишустина и его заместителя Татьяну Голикову. Но в реальности координацию взял на себя мэр Москвы Сергей Собянин — именно он внедрял такие потенциально непопулярные меры, как обязательная удаленная работа и обязательная вакцинация работников сферы обслуживания, и именно на его действия и решения главным образом ориентируются региональные губернаторы.

В марте 2020 года в России был создан Координационный совет по борьбе с коронавирусом. Мишустин был назначен его главой, а Собянин — заместителем. Но уже на следующий день Путин под эгидой Госсовета сформировал рабочую группу по противодействию распространению коронавирусной инфекции — во главе с Собяниным. В эту группу вошли высокопоставленные деятели, в частности, вице-премьер Андрей Белоусов, министр здравоохранения Михаил Мурашко, министр торговли Денис Мантуров, министр транспорта Евгений Дитрих и другие. Затем пресс-секретарь Кремля Дмитрию Пескову публично разъяснил субординацию, подчеркнув, что группа Мишустина имеет приоритет, а группа Собянина находится в подчинении. Сама необходимость такого разъяснения указывает, что полномочия были недостаточно ясно очерчены, отмечает аналитик RUSI.

Два начальника, злой и еще злее

Усиление соперничества между Мишустиным и Собяниным проявилось и в их подходах к управлению кризисом. В поисках методов борьбы с пандемией, Собянин (в прошлом — губернатор Тюменской области), казалось, больше ориентировался на Китай, а не на Европу. Он встречался с китайскими медицинскими специалистами и обсуждал с ними сдерживание коронавируса и кризис-менеджмент. Правда, он признавал, что принятые в Китае строгие карантинные меры, вероятно, не будут хорошо работать в России. Однако уже 5 марта — раньше всех других российских регионов — он ввел режим повышенной готовности в Москве, включая самоизоляцию на дому для людей с респираторными симптомами.

Некоторые методы Собянина вызывали неоднозначную реакцию. Внедренное в Москве в 2020 году мобильное приложение «Социальный мониторинг» для отслеживания перемещений лиц с подтвержденным диагнозом Covid-19 критики сочли нарушающим право на частную жизнь. Сбои в работе приложения приводили к некорректным штрафам пользователям — на общую сумму более 200 млн рублей (2,3 млн евро). Сам проект обошелся в 180 млн рублей (2,07 млн евро), и в конце концов одного из менеджеров, курировавших проект, уволили.

Мишустин (и Путин) избрали более умеренный подход к борьбе с пандемией. Уже в 2020 году Мишустин начал критиковать ограничительные меры Собянина, утверждая, что они негативно сказываются на экономике. Москва остается финансовым центром России, и даже кратковременные распоряжения о самоизоляции имели экономические последствия. ВВП России сократился в 2020 году на 3%.

В июне 2021 года Собянин издал распоряжение о вакцинации всех работников сферы обслуживания. Путин же отверг идею обязательных прививок для всех, продвигая вакцинацию посредством «поощрения, а не принуждения», даже несмотря на то, что охват прививками населения России остается низким. Хотя Путин предупредил о возможном росте заражений омикрон-вариантом после празднования православного Рождества, он также осознает, что нынешний президентский срок может стать для него последним, и поэтому опасается предлагать какие-либо дальнейшие ограничения, полагает аналитик RUSI.

Три звоночка Собянину

В конце концов, продолжает Феррис, Путину, по всей видимости, соперничество Мишустина и Собянина надоело — и он решил его прекратить. Об этом свидетельствуют три знаковых события.

Во-первых, в июне 2020 года на заседании Координационного совета Мишустин заявил, что теперь «его» Совет будет контролировать указы мэрии Собянина. Это был четкий сигнал о субординации. Затем полномочия Мишустина были официально опубликованы на сайте правительства России.

Во-вторых, в сентябре 2021 года прошли выборы в Государственную Думу. «Единая Россия» сохранила комфортное большинство, и это стало гарантией того, что у власти останутся те же фигуры.

В-третьих, что наиболее важно, через несколько дней после выборов Совет Федерации внес новый законопроект, снимающий ограничения на число сроков полномочий региональных лидеров. Это касается и Собянина, срок которого истекает в 2023 году. Снятие лимита позволяет Собянину оставаться на посту, и Путину не нужно искать ему другую (обычно более высокую, если только не отправлять в отставку с позором) должность.

Этот закон в сочетании с результатами выборов означает, что

Путину не придется заниматься кадровыми изменениями в то время, когда его собственный президентский срок начинает приближается к концу. Это также означает, что какое-либо продвижение Собянина вряд ли состоится. И он, скорее всего, может попрощаться с любыми политическими амбициями, которые у него могли быть как у политического лидера или даже как у потенциального преемника Путина, считает эксперт британского аналитического центра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное