Фотохудожник Константин Жуков: «Моя выставка посвящена мужской гомосексуальной культуре»

На дверях галереи международной школы фотоискусства ISSP (в рижском квартале Berga bazārs, что на улице Чака, 13), написано заманчивое: «Вход лицам старше 16 лет». Смело открываем дверь - и попадаем на выставку фотохудожника родом из Риги, но живущего теперь в Лондоне Константина Жукова «Черная гвоздика, часть 2».  

- Константин, о чем эта выставка?

- Я рассматриваю мужскую гомосексуальную субкультуру, людей, принадлежащих движению ЛГБТ, историю этих людей в Латвии, начиная с ХХ века. Начинаем с того, что окна галереи закрыты полотнами, на которых спроецированы страницы книги Яниса Залитиса «Во имя любви», через эту книгу мы видим, как смотрела на эту субкультуру, в частности, медицина. 

КОНТЕКСТ

Выставка Константина Жукова «Черная гвоздика часть 2» предлагает взглянуть на субкультуру, в ДНК которой исторически заложен инстинкт выживания — быть незаметным, невидимым. Законы и кодексы этой субкультуры передавались из уст в уста, а история испаряется вместе с людьми. Замалчиваемая, она не была задокументирована, потому что представители этой субкультуры переговаривались шепотом, как полевица на нудистском пляже.

Выставка в галерее ISSP — вторая часть запланированного художником цикла работ, который посвящен истории ЛГБТ+ в Латвии. Название цикла «Черная гвоздика» является отсылкой к обозначению гомосексуальных мужчин в межвоенной Латвии. Первая часть цикла экспонировалась весной 2021 года в выставочном пространстве «Пилот», и в ее фокусе были современные «черные гвоздики».

Целью Жукова является не воспроизведение исторических событий, а их анализ и интерпретация с современной точки зрения. Фотографии, инсталляции и тексты на выставке подталкивают воображение зрителей к раскрытию семиотического кода, созданного художником.

Константин Жуков (1990) живет и работает между Ригой и Лондоном. В своей творческой практике художник часто черпает вдохновение в исторических и литературных источниках — от гомоэротической поэзии Золотого века ислама до любовных писем Оскара Уайльда и работ Мишеля Фуко о сексуальности. Основанные на литературных источниках в качестве отправной точки для раскрытия личных историй, его работы исследуют различные формы любви, привязанности и сексуальности.

Константин Жуков продолжил обучение в Центральном колледже искусства и дизайна имени Святого Мартина (Central Saint Martins) и Лондонском колледже коммуникаций (London College of Communication). Участвовал в выставках и ярмарках художественной книги Flecha Art Fair в Мадриде, Paris Ass Book Fair в Palais de Tokyo, Strange Perfume в South London Gallery, Queer Frontiers в рамках London Pride, в Рижской фотобиеннале: NEXT 2021 и Рижском фотомесяце.

- А вот стенды с корягами, пластмассовыми пустыми бутылками - это что означает?

- Это «вещественные доказательства», как я их называю. Именно поэтому тут маркеры в углу, присущие обычно криминальной хронике. Это отсылка к тому, как к этому делу относились властные структуры прежних времен. И как все равно эта субкультура находила возможность находить друг друга, общаться. Все эти деревяшки и бутылки обычно можно встретить на пляжах, где бывают представители субкультуры, там я их и собрал. Сейчас мы это называем местами «крузинга», там, где гомосексуальные мужчины знакомятся друг с другом.

А все эти обгоревшие деревяшечки и бутылочки - это уже исчезающая традиция, как по хорошим, так и плохим причинам. Сейчас все в интернете знакомятся. Но эти деревяшечки сперва меня заинтересовали формально, они обгоревшие, почерневшие и тут есть отсылка к «черной гвоздике».  Мне нравится, что это кусок природы, к которому человек приложил свою руку и мы можем понять, что здесь происходило какое-то действие. 

И дальше я начал какие-то символические вещи собирать с этих пляжей... Конечно, они абсурдные, эти «вещественные доказательства», особенно с точки зрения сегодняшнего дня. Они уже ничего не доказывают. Но мы помним прежние времена, мы помним законы, касающиеся этой темы, начиная с XVIII века - они абсурдны сами по себе, что многие представители субкультуры и пытались доказать. 

- Да-да, помню, как в туалетах писали на стенах, вот и у вас какие-то надписи на кафеле...

- Это стихи из сборника Карлиса Вердиньша «Готовые стихи» и этот текст вдохновлен историей аппликаций знакомств.

- Для меня подобные надписи казались чем-то абсурдным, когда я, будучи ребенком, видел какие-то надписи подобные на стенках туалета. Мне казалось это занятие бессмысленным. Кто, почему, кому это пишет?  Но многое понятно, читая книгу Риты Рудуши «Подпольная инакость. Гомосексуалы в советской Латвии», в которой автор собрала много разговоров с представителями ЛГБТ-сообщества и их опыте в советской Латвии.  И там один респондент говорил о том, насколько на него повлияли такие надписи в туалетах. Когда он вдруг увидел это, то понял, что такие люди существуют где-то рядом. Люди, похожие на него. 

То есть, нет номера телефона, нет прямой связи, но это как знак, что мы - есть, что тут мы можем встретиться. И в этой выставке совмещается отсылка к форме связи в ХХ веке и форма общения сегодня, которые нам часто встречаются в интернете, через онлайн-аппликации знакомств.  

- Тут еще и около десятка фотографий обнаженных явно мужчин...

- Это такое посвящение «черным гвоздикам» вчерашнего и сегодняшнего. Это парни и мужчины, которые согласились на фотосессии, с которыми мы проходили через разные исторические сценарии, используя различные источники.  Не переживали, не проживали, а инсценировали. «Инсценировали» тоже не очень хорошее слово, но во всяком случае мы видим, что если в других экспонатах есть отсылка к более старым фотографиям, то тут уже у одного обнаженного героя современные кроссовки.

- Ну а что, эротично...

- Тут, как говорится, природа входит в студию. И да, это эротично. И в то же время никаких лиц не видно, все анонимно.

- Это у нас в Латвии снималось?

- Да! Латыши!

- А теперь давайте с вами знакомится. Вам сколько лет?

- Ой, а сколько мне лет? 31 год! Я родом из Риги.

- Как давно живете в Лондоне?

- Около десяти лет. Я русский, но уже редко приходится на русском говорить, поэтому иногда приходится искать слова. Я поехал туда учиться. В Риге учился в школе дизайна и искусств и по обмену студентов поехал сперва на два месяца в Чехию. И там я понял, что хочу учиться за границей. Это был мой первый шаг и это... затянуло.

- И жить вам лично лучше в Лондоне, чем в Риге?

- Вопрос, я чувствую, такой... В общем, я не буду говорить за всех наших в Лондоне, потому что Лондон - это не Великобритания. И за всю Великобританию говорить не буду. Но я лично в Лондоне чувствую себя, конечно, намного более свободным, чем в Риге. И намного более открытым. Но тем не менее, даже за эти десять лет видно, что здесь поведение людей, взгляды людей, их разговоры на эту тему, связанные с ЛГБТ-сообществом, с разными формами семьи и отношений - они становятся более видимыми. Видно, что изо дня в день мы меняемся, говорим об этом.

- До какого числа открыта выставка?

- До 26 марта. Заходите.

- Ну, встретимся. А вы в Риге сейчас как надолго?

- Тоже до 26 марта (смеется). На самом деле у меня долгое время было желание сделать что-то на родине, в Риге. Все же этой мой дом. Но пандемия откладывала планы. Тем не менее, я сейчас все больше и больше живу между Лондоном и Ригой. И рад, что все эти работы полностью сделаны в латвийской столице. Фотографий у меня тысячи, но я рад, что вот эти отсылки, касающиеся в Латвии, они как раз из Латвии - и люди, и предметы.

Правда, я давно хотел сделать что-то такое белое-белое, светлое, но так вышло, что вот помещение, заклеенное текстом на окнах, полутемно. Зашел - и выключил свет! (смеется). 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить