Людмила Метельская: Путешествие по возможностям стекла

Эрнест Витиньш — «стеклянный скульптор», человек молодой и мудрый. Что позволяет ему не зацикливаться на собственном авторском «я» и извлекать максимум из возможностей материала. Демонстрировать его звонкость и глубину, способность вбирать в себя чужие цвета и отзеркаливать зайчики. 

ПЕРСОНА

Эрнест Витиньш (1984) окончил Латвийскую Академию художеств в 2011 году. Автор 22-тонной скульптуры «Природа», размещенной в фойе Центра естественных наук Латвийского университета, и грандиозной вертикальной стены в недавно построенном университетском Доме науки.

«В стеклянном лабиринте» Рижского художественного пространства все устроено так, чтобы скульптуры Эрнеста Витиньша, освещенные точечно, впитывали свет и сияли радугами на срезах.

Чтобы выглядели прозрачными, если смотреть на них сбоку, и становились массивными при взгляде сверху.

Чтобы меняли оттенки в зависимости от угла обзора, были многоцветными или монохромными и казались воздушными при том, что могут весить тонны.

По сути, одинокое листовое стекло — то самое сырье, которое использует Эрнест Витиньш, исходник в его неприрученном, доскульптурном виде. «Сырье» развешено по пространству и чуть раскачивается от пола к потолку. Расположенные параллельно или перпендикулярно одна к другой, поверхности лабиринта сбивают вас с толку, демонстрируя миражи. И приглашают в путешествие по возможностям стекла.

Автор позволил развернуться каждому из «талантов» любимого материала, и тот явил нам способность преломлять изображения на свой вкус, отражать, но по-своему, приглушая краски и размывая силуэты. В лабиринте выставки работы Эрнеста повторяют себя то на той плоскости, то на этой, манят вас и обманывают. Разгородив пространство простыми листами стекла, автор «оформил» их отражениями своих скульптур. Оставаясь прозрачными, эти стены словно бы развесили по своим поверхностям плоскостные копии объемных объектов.

Что может литое стекло? Пропускать свет, искривлять пространство. Стекло многослойное может все то же самое, только вот слои здесь выступают слаженным хором. Концентрат этот настолько хорош, что скульптурой в классическом понимании можно (и нужно!) не заниматься, ограничившись абстракциями. Нам достаточно того, как обыгрывается многоступенчатость напластований, как «этаж» одной хрустальной башни перекидывается и врастает в другую, а ряды образуют уступы, вытягиваются в спирали, складываются в решетки и перетекают из волны в волну.

Объемные формы, имеющие столь хрупкий и визуально изменчивый «исходник», зрелищны и смотрятся как памятник чуду. Казалось бы, идея наложить прозрачные листы друг на друга и после работать уже с массивом должна была посетить каждого. Однако поймал ее Эрнест Витиньш и стал в Латвии человеком, которого называют открывателем техники стеклянной кладки. Одна из его работ — именно об этом: по изумрудной основе протянулись буквы «стеклянный скульптор». А теперь попробуйте доказать, что эта сияющая глыба — не автопортрет!

  • Открыто до 17 марта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно