ТЧК

ТЧК. Война в Украине. 100 дней

ТЧК

ТЧК. Мама, мы все тяжело больны?

ТЧК. Консерватизм vs либерализм: место битвы – семья

Нельзя притворяться, будто таких семей нет — юрист об однополых союзах и их регистрации

Будет ли в Латвии правовое регулирование отношений для пар, не состоящих в браке, в том числе пар однополых — уже даже не вопрос, а скорее вопрос времени, заявил в дискуссионно-аналитической передаче «ТЧК» юрист Лаурис Лиепа. После двух решений Суда Сатверсме и нескольких решений Верховного суда и Административного понятно, что в Латвии юридически необходимо, и законодатель обязан увидеть, как это написано в решении Суда Сатверсме, семьи, в которых живут вместе однополые партнеры, поясняет он.

Наличие однополых союзов в обществе, по словам Лиепы —  «факт социологический», который всегда был, но долгое время его пытались не замечать, и законодатель его по инерции продолжает не видеть:

«Я понимаю, что в XIX столетии, в начале ХХ этого можно было «не видеть», потому что это было даже уголовно наказуемо. Но сейчас это — социальная реальность! И в современном государстве притворяться, будто таких семей нет, можно лишь очень краткий срок. Это близоруко.

Закон необходим, и он должен был быть принят до 1 июня — чего, к сожалению, наш законодатель не сделал. В какой-то мере это конституционный кризис, и все очень хорошо это понимают и сейчас думают, как двигаться дальше.

Почему это вопрос уже решенный? Важно, что это — не вопрос политический. В первую очередь это вопрос правовой! Если есть люди, которые живут вместе и действительно являются семьей, как это уже указано в конкретных решениях Административного суда в отношении конкретных пар — то понятно, что эти семьи должны иметь те же социальные и экономические гарантии, те же права, что и другие семьи».

По словам юриста, есть два пути. Первая стратегия — прямой путь.

«Решение Суда Сатверсме относится не только к 155-й статье Трудового закона (об отпусках для второго родителя новорожденного), а к регистрации партнерских отношений в целом, чтобы упорядочить, чтобы не было каких-то спонтанных случаев: вот двое пришли и сказали — мы вместе сейчас! И бедный бюрократ посмотрит на них и возразит: а как я могу знать, что вы вместе — и будете вместе завтра? А вот никак! Нужна система регистрации, чтобы было понятно, как мы этих людей побуждаем к ответственности, чтобы это не было таким спонтанным — сегодня с одним, завтра с другим...

Но это, конечно, не брак. Гражданский союз далек от брака, потому что брак имеет под собой вековые традиции и смыслы, религиозные и так далее. Это намного насыщеннее, а гражданский союз — просто формальная регистрация двух лиц. Мы их поставим вместе и скажем: они тоже имеют такие же права, как те, кто в браке.

И вторая стратегия была такая: давайте посмотрим на все те правовые нормы, которые сейчас не предусматривают такого же подхода [как к состоящим в браке парам].

И кстати, вот о коррупции: живут вместе двое, постоянно, как семья, но они не зарегистрировали брак. Как мы будем узнавать насчет конфликта интересов? Как предотвратить конфликт интересов между людьми, которые формально не зарегистрированы? Детектива нанимать?

Можно, конечно, от людей [на какой-то должности] потребовать документального подтверждения об их партнерах... Сейчас такие пары могут сказать — а нам такой возможности зарегистрироваться закон не дает.

Проблема со второй стратегией в том, что она потребовала бы 73 нормы законов поменять. А это уже намного больше и труднее. Поэтому

нужен какой-то термин, и по-моему, тогда закон дает этот термин — гражданский союз, — который нейтрален. В нем нет такого сакрального смысла, как в слове «брак». Это нейтральный современный термин, который не ставит никакие глубокие референции, у него один прямой, не традиционный смысл. (..) К сожалению, это стало политическим вопросом — и это неправильно! Это правовой вопрос».

Бывший председатель Конституционного суда Гунар Кутрис заявил, что Латвии какое-то решение для таких союзов постепенно придется принять:

«Примет ли его парламент сейчас или позже — другой вопрос. Потому что на практике получаются такие дела, где... Я сам знаю: где-то 10 лет назад была ситуация, когда в Литве умер дипломат, у него был партнер. И как быть с наследством? У них брак был заключен за рубежом. Значит, они жили в браке! А

по закону наследство супруг автоматически имеет право получить. То же и в Латвии: сейчас у нас есть семьи, которые заключили брак за рубежом. Свидетельство есть, и мы, наверное, будем признавать эти свидетельства из других европейских государств. То есть решить вопрос таких союзов как-то надо — только надо смотреть, в каких законах что нужно менять.

Я не сторонник того, чтобы обязательно вносить новую форму регистрации брака: тот же брак, только в упрощенной форме, сделаем еще проще, в компьютере можно зарегистрироваться, и все последствия в силе... Но как стоит сделать? Посмотреть в тех законах, где имеются проблемы.

Я свою тему, уголовные процессы, хорошо знаю. И знаю, что в уголовном процессе это оговорено. Уголовный процесс признаёт, что если два человека жили вместе, то tuvinieks, близкий человек, имеет право не давать показания против другого, он может получать материальную компенсацию за ущерб... Уголовный процесс не оперирует понятием брака».

Как писал Rus.LSM.lv, Сейм на прошлой неделе сорвал кворум при голосовании по закону о гражданских союзах, который предусматривал бы возможность регистрации супружеских отношений в том числе для однополых пар. 

Как уже заявили представители объединения ЛГБТ и их друзей «Мозаика», если законопроект принят не будет, вопросы о констатации факта семьи будут решаться в международных судах. Административный районный суд на той неделе вынес первое решение, удовлетворяющее заявление однополой пары и устанавливающее наличие публичных правовых отношений, то есть признающее наличие семейных отношений в толковании 110-й статьи Конституции. В судах находятся уже десятки других аналогичных исков.

Как сообщал Rus.LSM.lv, в ноябре 2020 года Суд Сатверсме постановил, что однополая семья тоже имеет право рассчитывать на отпуск по уходу за ребенком, положенный супругу матери новорожденного. Одновременно он признал, что государство обязано защищать и поддерживать все семьи, в том числе однополые. Законодателю дано время до середины 2022 года, чтобы реализовать это. 

Поиск решений для обеспечения такой защиты вела специальная парламентская рабочая группа.

Весной 2021 года Конституционный суд принял еще один благоприятный для однополых пар вердикт, признав не соответствующей основному закону страны норму о размере госпошлины за наследуемую недвижимость, когда пошлину платит партнер покойного за закрепление прав собственности в Земельной книге. 

В принятой Европарламентом 8 июля 2021 года резолюции выражено «самое жесткое осуждение» принятого Венгрией закона, ограничивающего информирование о гомо- и транссексуальности. В числе негативных примеров в резолюции была названа и Латвия. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить